Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

ФАНТАСТИКА И ПРИКЛЮЧЕНИЯ

- Тот мужик подходит и кэ-эк даст ему по кумполу?

- Ну! А он?

- А он с копыт!

- А тот?

- А тот говорит: «Рассказывай всё!»

- Ух ты! А он?

- А он: «Я изобрёл сверхмощное оружие...» А потом как пошла пальба - закачаешься.

 

Примерно таким образом делились мы в детстве друг с другом впечатлениями от увиденных в кинотеатрах боевиков или картин жанра «сайенс фикшн». И что удивительно - содержание фильмов забылось напрочь, начисто стёрлось из памяти, а мальчишеский восторг от соприкосновения с пусть придуманным, пусть киношным, но всё же настоящим мужским, как нам тогда казалось, миром - остался до сих пор. В основном, конечно, то были зарубежные ленты. Однако фильмы фантастического и приключенческого жанров создавали и в нашей стране. И даже в нашем крае.

В начале мая 1973 года неподалёку от дороги, ведущей на плато Рассвумчорр, появилась временная съёмочная площадка. Картина называлась «Открытие». Делали её по сценарию Эдуарда Тополя, в послеперестроечные годы, ставшего автором популярных детективных романов, а тогда - внештатного корреспондента «Комсомолки» и «Литгазеты», начинающего драматурга. Об этом сценарии, написанном в разгар хрущёвской оттепели, он рассказал в книге «Игра в кино: Роман моей киножизни», увидевшей свет в 1997 году. «Меня, - повествует Тополь, - в ту пору интересовала история Сибири и Заполярья, куда я постоянно летал в командировки то к первооткрывателю тюменской нефти Фарману Салманову, то на алмазные прииски Якутии, то в Хибины... И вот, роясь в «Сибирских вестниках», «Отчётах Географического общества Его Императорского Величества...» и прочих пожелтевших узкоакадемических изданиях, я наткнулся на фантастическую по занимательности историю открытия Норильского месторождения редких металлов».

Теперь она известна всем. Молодой геолог Николай Урванцев и его жена, преодолевшая вместе с ним все мыслимые и немыслимые трудности, и в том числе перезимовавшая на Таймыре в самых что ни на есть полевых условиях, сперва открыли крупнейшее месторождение никеля и меди, а потом основали город Норильск. Они начали работу ещё при Колчаке, а завершили уже при советской власти. Открытие обернулось для них сначала громкой славой, а позже, в 30-е, арестом и ссылкой туда же, в норильские рудники. В общем, жизнь вполне достойная того, чтобы быть увековеченной на киноплёнке.

Изучив, возможно более тщательно, судьбу семьи Урванцевых, Тополь принялся за дело и, по его же собственным словам, «за пару недель написал первый вариант сценария, который, наверное, уже давно сгнил где-то в архивах Свердловской киностудии. Но мне не жаль его - это был, я думаю, лишь поверхностный набросок. Впрочем, студия забраковала его тогда вовсе не из-за художественных недостатков. А потому, что к тому времени, к 1972 году, уже закончилась хрущёвская оттепель, наступила пора нового закручивания гаек, и сценарий о бывших зеках, даже если они первооткрыватели заполярных месторождений, первопроходцы Новой Земли и герои других арктических эпопей, был уже, как тогда говорили, «непроходим».

Отказываться от дорогого ему замысла Тополь не хотел. Началась работа над вторым вариантом сценария и как раз в это время, для того, чтобы исключить все нежелательные для цензуры моменты, он решил прибегнуть к помощи фантастики. И впрямь, если речь идёт о реальных событиях - это одно, а если сюжет оторван от действительности и связан с несуществующим химическим элементом анселием - совсем другое. О том, что, в результате, получилось, мы сегодня можем судить только со слов самого автора. «Юный и ярый коммунист-учёный Сергей Юрышев, - пересказывает Тополь канву собственного давнего произведения, - открывший в двадцатые годы заполярное месторождение цветных металлов, делает в тридцатые годы открытие, которое может стать основой создания абсолютного оружия, чем-то вроде не то атомной, не то водородной бомбы. Но... будучи уже членом правящей элиты и видя, во что выродился большевистский режим, он скрывает это открытие от Сталина, от советской власти и вообще от всего человечества. Скрывает, чтобы не дать «вождю народов» оружия для завоевания всего мира. Однако проходит время, вырастает и становится учёным его сын, и - уже в шестидесятые годы - этот сын находит старые тетради отца и с напором юного Урванцева прёт к созданию тяжёлого анселия... Иными словами, в 20-е годы Сергей Юрышев подарил коммунистам медь, молибден, серебро и уголь Заполярья, а в 60-е его сын рвётся подарить им абсолютное оружие, но отец, старый сыч и академик, пытается помешать этому».

Впрочем, вторая попытка тоже вряд ли могла оказаться удачной из-за высокой социальной остроты и явной антисоветской направленности тополевской фантастики. Сценарий снова не прошёл. Но директор Свердловской киностудии предоставил автору третий шанс и даже прислал аванс - тысячу рублей. Именно третий вариант, с полностью ампутированной «антисоветчиной», и был - после косметических правок - принят Госкино СССР и запущен в производство на Свердловской студии. Для нас же с вами наиболее важно то, что в нём присутствовал северный город Хантальск, прототипом которого являлся Норильск, но снимать который решили на Кольском полуострове - в Хибинах. «В Кировске, - сообщала 26 апреля 1973 года газета «Полярная правда», - будут отсняты одни из центральных эпизодов кинокартины, связанные с событиями двадцатых годов и северным городом Хантальском, история которого типична для многих заполярных городов и во многом сходна с биографией Кировска».

Режиссёру ленты Барасу Халзанову удалось собрать замечательный творческий коллектив. «В фильме подобран хороший актёрский ансамбль, - рассказывала «Полярка». - Михаила Кононова, создающего образ молодого Юрышева, кинозрители знают по фильму «Начальник Чукотки». Широко известный в нашей стране литовский актёр Донатас Банионис играет роль Юрышева-академика. В роли отца и сына Каточкиных - актёр Малого театра Виталий Соломин, известный по фильму «Даурия». На роль академика Чанеева приглашён народный артист РСФСР Армен Джигарханян. В фильме так же снимаются Жанна Прохоренко, Тамара Сёмина, Владимир Ивашов и другие известные актёры». В Мурманской области киногруппа пробыла до середины мая. Картина «Открытие», с подзаголовком «Рукопись академика Юрышева» вышла на экраны в конце 1973 года. К сожалению, каких-то подробностей проходивших на плато Рассвумчорр съёмок мне узнать не удалось. Зато в фондах областного архива отыскались рекламные снимки к той ленте, на одном из которых - Жанна Прохоренко, запечатлённая в заполярном, «кировском» Хантальске.

Прошло два года. И если бы мы с вами побывали в апреле 1975-го в окрестностях всё того же Кировска, то вновь увидели бы много интересного. Ну, только представьте себе: машина идёт по снежному туннелю, и из неё видны лишь небо да вершины гор, окруживших долину Малого Вудъявра. Крутой поворот дороги, а за поворотом... А за поворотом - город. Вывески: «Почтовая контора», «Магазин Аляскинской коммерческой компании», «Отель», «Ресторан «Тиволи», «Полиция», «Бар: вино-виски»... Это Доусон на Аляске - место действия многих произведений Джека Лондона, столица золотоискателей, центр эпидемии «золотой лихорадки», собравшей в долину Юкона тысячи искателей богатства или приключений.

Секрет «Клондайка» на Малом Вудьявре открывался очень просто. Его создала группа Литовской киностудии, снимавшая по заказу Центрального телевидения трёхсерийный фильм «Смок и Малыш» по классическим лондоновским рассказам.

- Трудностей со съёмками у нас немало, - пояснял корреспонденту «Кировского рабочего» режиссёр Раймондас Вабалас. - Сроки жёсткие - фильм должен выйти на экраны к 100-летию со дня рождения Джека Лондона, условия для съёмки непривычные. Во многом помогли и помогают нам ваши земляки - наши будущие зрители... И если, как мы надеемся, фильм получится интересный, в этом будет и некоторая заслуга кировчан.

«Вот они вдвоём выходят из дверей салуна «Олений рог», - описывала происходившее на съёмках мурманская пресса, - Смок - интеллигент в своей прошлой «городской» жизни, и Джек Малыш, который «за всю жизнь не прочёл ни единой книги и не мог бы отличить визга шарманки от оперной арии». Этих разных людей подружили риск и опасности, которые на каждом шагу поджидали золотоискателей, мужественные и благородные сердца, а ещё - убеждение, что «в игре важнее всего сама удача, а не выигрыш». Интересное совпадение: «Олений рог», а точнее его кинодекорация, размещался тогда у подножия горы Поачвумчорр, что по-саамски означает «гора у Оленьей долины». Там, в Оленьей долине, и происходили киноприключения Смока и Малыша, которых играли, соответственно, Венамин Смехов, получивший широкое зрительское признание чуть позже - после исполнения роли Атоса в «Трёх мушкетёрах» и Гедеминас Гирдвайнис - актёр Вильнюсского ТЮЗа. Что касается кировчан - они участвовали в массовых сценах, перевоплощаясь на время в жителей Доусона, и оказывали съёмочной группе всю возможную помощь, включая проживание и горячее питание, доставлявшееся на мурманскую «Аляску» автобусом с турбазы «Хибины». За действиями актёров во все глаза наблюдали мальчишки и девчёнки, пешком и на лыжах приходившие из посёлка Кукисвумчорр. Дети гладили мохнатых чукотских лаек, невозмутимо дремавших у дощатой стенки в ожидании своего «выхода» и вовсю обсуждали будущий фильм. На страницах местной газеты был зафиксирован для истории следующий ребячий диалог:

- А драться будут?

- Ковбои не дрались. Они сразу кольт выхватывают и - бах, бах!

Как ни странно, в главном юные знатоки обычаев и нравов «Дикого Запада» не ошибались. Погоня за наживой ожесточала людей. Приступы «золотой лихорадки» уносили немало жизней. И не многим удавалось сохранить в себе благородство души, верность дружбе и любви, способность к самопожертвованию, как удалось это главным героям снимавшейся в Кировске картины.

Трёхсерийный телефильм «Смок и Малыш» появился на голубых экранах точь в точь к вековому юбилею Джека Лондона, отмечавшемуся 12 января 1976 года и был тепло принят как зрителями, так и критикой. Свою долю похвал получили и сцены, сделанные на Кольском полуострове. К примеру, киновед Марианна Мальцене писала, что величественный северный (то есть хибинский) пейзаж отснят оператором Йонасом Томашевичюсом «с тонким ошущением поэзии необъятных снежных просторов, раздолья быстротечных рек, причудливого узора снежных вершин». Утверждалось так же, что декорации Доусона, хотя и весьма условные, прекрасно вписались в зимнюю натуру ленты, а игра актёров набрала силу во второй - «Сны» и третьей - «Золото» сериях картины, эпизоды для которых как раз и снимались у нас в Мурманской области. В целом, критики тогда оценили «Смока и Малыша» как «озорной и добрый фильм, неназойливо декларирующий древние, но не стареющие истины: самое ценное на земле - верность и дружба, душевная щедрость и чувство собственного достоинства». Пожалуй, тоже самое мы можем повторить о нём и теперь.

Если литовскую киноленту называли просто приключенческой, то жанр художественной, цветной, широкоформатной картины снимавшейся на Малом Вудъявре ещё четыре года спустя, уже откровенно определяли как «советский вестерн». Не знаю насколько такое наименование точно, но то, что действие её разворачивается в динамичном темпе и в ней много сцен с погонями и перестрелками - это факт. Впрочем, при всех неизбежных различиях, связанных со стилистикой, интонацией, неповторимым «почерком» режиссёров и артистов, у фильма «Последняя охота» - а он назывался именно так - много общего со «Смоком и Малышом». Их сходство, сам того не зная, засвидетельствовал 11 мая 1979 года в интервью «Кировскому рабочему» замечательный актёр Юрий Богатырёв, сыгравший в «Охоте» одну из главных ролей. Судите сами.

- Сюжет, который мы снимаем сейчас, - пояснял он, - чем-то напоминает рассказы Джека Лондона. Для актёра в сценарии есть притягательная и я бы сказал, любопытная фактура.

...20-е годы. Отдалённое поселение Иглулик. Царской власти на этом уголке земли уже нет, не добралась пока сюда и советская. Есть стойбище у моря, есть фактория, оставшаяся от прежних времён. Местные жители по привычке сдают сюда меха и золото. Однажды к берегу подходит шхуна. На её борту иностранные авантюристы, желающие по дешёвке скупить пушнину. Узнав, что за годы безвластия на складе фактории скопились огромные богатства, они решают присвоить бесхозные, по их мнению, ценности. Вот тут и сталкиваются два противоборствующих героя: учитель Сергей - Богатырёв и капитан судна Джон Хорсфилд - Олег Борисов.

- Место и время в картине чётко не вырисовывается, - сообщал журналисту Анне Куликовой режиссёр «Ленфильма»  Игорь Шешуков. - События, о которых мы хотим рассказать зрителям могли происходить на Крайнем Севере или Дальнем Востоке нашей страны. И развёртываются они на фоне первозданной природы. Не случайно местом для съёмок избран ваш край. У вас в Хибинах природа удивительная!

В течение нескольких недель под Кировском шла работа над эпизодами, связанными с засадой, смертью Шатохина - старого чиновника, искренне радеющего за государственные интересы, в которого перевоплотился актёр Николай Гринько, праздником в стойбище - гонками на собаках, соревнованиями по стрельбе - и многими другими. Кстати, собаки, сани, яранги, оружие и прочий реквизит  специально доставили на Кольский полуостров из Нарьян-Мара. Случались и организационные сложности. Например, некоторые сцены нужно было снимать на фоне горящих костров. А у нас, на Севере, как известно, на учёте каждое дерево. Поэтому дрова пришлось экономить. Недаром директор картины Е. Волков отмечал, что она трудна в постановочном плане. Об иных трудностях - творческих - рассуждал Юрий Богатырёв:

- В «Последней охоте» существует контакт между людьми полярными по характеру, что, казалось бы, невозможно. Это превращает приключенческий фильм в психологическую драму. Мой новый герой - человек удивительной чистоты, доброты, порядочности. Он считает, что все люди на земле должны жить в мире. На экране с ним будут происходить различные метаморфозы. Сергею очень симпатичен умный, волевой капитан шхуны Джон Хорсфилд. Но когда он видит, что по вине капитана происходят несчастья с людьми более слабыми, то убивает его. А в нём - самого себя, ибо убийство не является нормой морали... Хочется самому дойти до сути характера, попытаться понять почему он такой, что движет им... «Влезть в его шкуру», сказать зрителю больше, чем это кажется на первый взгляд, считаю своей задачей.

Помимо уже названных Богатырёва, Борисова и Гринько в фильме были заняты и другие известные актёры: Иван Бортник, Алексей Жарков, Николай Рыбников. Поскольку действие картины происходило на далёкой окраине страны, в стойбище - понадобились люди с характерной внешностью: Болот Бейшеналиев, Будда Вампилов, Олег Ли. Не обошлось и без тувинской звезды - Максима Мунзука, исполнившего немногим ранее главную роль в фильме великого японца Акиро Куросавы «Дерсу Узала», получившем множество престижнейших наград, в том числе и премию американской Киноакадемии «Оскар». Отсняв всё необходимое, киногруппа уехала, чтобы затем продолжить работу в Ленинграде, Керчи и на Командорских островах. В конце 1979 года лента появилась в прокате и прочно встала в один ряд с другими наиболее кассовыми советскими остросюжетными картинами. Тогда её смотрели с удовольствием, принимали на ура, но прошло время и сегодня «Последнюю охоту» уже мало кто помнит. Так же как «Смока и Малыша» или «Открытие». А жаль, потому что многие современные приключенческие фильмы, отечественные и зарубежные, откровенно слабы, сработаны по шаблону, не дают ничего ни уму, ни сердцу. И они заметно уступают тем, пусть не снискавшим особых лавров, но всё же крепко сделанным, снятым на общем довольно высоком уровне картинам, о которых я написал. Картинам, которые мы с полным правом можем считать своими, мурманскими.

 


 
100let
godkino
baner