Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Яичная экспедиция 1942 года

Яичная экспедиция 1942 года

7 сентября 2012 г. Кандалакшский государственный заповедник отметил свое 80-летие. За эти годы проведено огромное количество научно-исследовательских работ, экспедиций, написаны сотни научных трудов. Об одной уникальной экспедиции на Новую Землю для заготовки яиц, мяса и пуха морских птиц, организованной летом 1942 г., расскажут архивные документы. В архивном фонде Управления Мурманского тралового флота сохранились приказы об организации экспедиции, списки участников, отчеты о ходе работ, документы о награждении отличившихся работников, в том числе учеников Мурманской школы № 1. Особый интерес представляет отчет начальника экспедиции Белопольского Л.О. о проведении экспедиции.

 

Из отчета начальника экспедиции особого дивизиона

Мурманской базы военизированного флота Главсеврыбпрома

Белопольского Л.О. о проведении экспедиции на Новую Землю для заготовки яиц, мяса и пуха морских птиц летом 1942 г.

г. Мурманск                                                                                                                         9 сентября 1942 г.

 

Введение

 

Птичьи базары Новой Земли - грандиозные гнездовья морских птиц - издавна привлекали к себе человека. Яйцо кайры как пищевой продукт пользуется заслуженным вниманием жителей Севера. Испорченные яйца - лучшая привада для песцов. Сами кайры заготовлялись в корм собакам, а при случае служили питанием и самим промышленникам. Еще с середины 19 века яйца кайр и  «соленые гагарки» вывозились в Архангельск. Известны случаи хищнической эксплуатации  базаров Новой Земли норвежцами, которые, в частности, били яйца  в бочки «на мыло».

Более широкое использование новоземельских базаров начинается с 1930 г., когда по инициативе проф. Н. Смирнова Морзверпром организовал первую яичную экспедицию. Экспедиция Морзверпрома, а позднее Островного хозяйства  Главсевморпути организовывались ежегодно вплоть до 1936 г. Работали они главным образом на базарах Южного острова в М. Кармакулах, Пуховом заливе, Безымянной и Грибовой губах, а на Северном острове в Архангельской губе и в заливе Вилькицкого.

 

Низкие сдаточные цены в Архангельске и большая потеря яиц при перевозке (яйца перевозились незатаренными в трюмах  и давали до 30 % боя) сделали эти экспедиции малорентабельными. Одной из причин, повлиявших на прекращение яичных экспедиций, было также большое количество несчастных случаев, сопровождавших каждую экспедицию. Экспедиции доставляли в Архангельск по 250-350 тысяч яиц.

В последующие годы товарные яйца собирались на базарах артелями новоземельских промышленников и сдавались на фактории торговой конторы  «Новая Земля». Вывоз яиц в Архангельск составлял 200-250 тысяч штук...

Зимой 1941-1942 г. дирекция Госзаповедника «Семь островов» - единственного научного учреждения, занимавшегося до войны изучением  биологии, экологии морских полярных птиц, а также вопросами их промыслового использования, обратилась  в Мурманский обком ВКП(б) с предложением  использовать летом 1942 г. птичьи базары Мурмана и Новой Земли как источник продовольствия для фронта и области.

При установлении плана заготовки яиц 600 тысяч и кайры 57 тысяч мы руководствовались имеющимися у нас  вышеуказанными цифровыми данными мощности промысловой базы. Исходя из этого плана, устанавливалось и число участников экспедиции.

Кроме Мурманской экспедиции на Новой Земле летом 1942 г. предполагались работы промысловых артелей и экспедиций торговой конторы «Новая Земля» с планом 1 млн. 200 тыс. яиц и экспедиции Архангельской базы военизированного флота Главсеврыбпрома с планом 800 тыс. яиц.

 

 

Глава 1. Подготовка экспедиции

Своим решением от 17.04.1942 г. Мурманский обком ВКП(б) обязал Северное бассейновое управление  военизированного флота Главсеврыбпрома  НКРП СССР организовать экспедицию по использованию природных ресурсов Новой Земли, а именно произвести на птичьих базарах сбор яиц и заготовку кайры.

Для выполнения этого решения в начале мая при Мурманской базе военизированного флота был создан особый дивизион, которому были приданы 2 судна: з/с «Исследователь» и РС «Осетр», а также одно вспомогательное транспортное судно РТ-28 «Камбала». С этого момента (8 мая 1942 г.) фактически началась подготовка к экспедиции, а уже 9 июня 1942 г. экспедиция вышла в плавание. Этот срок подготовки был, конечно, очень мал. Нужно было провести ремонт судов («Исследователь» и «Камбала» прошли слипование), подготовить и погрузить тару, снаряжение, обмундирование и продовольствие, подобрать кадры, оформить выход и проделать ряд подготовительных работ. В мирное время, когда много проще было достать все необходимое, на подготовку подобной экспедиции потребовалось бы, как минимум, 2-3 месяца. Сейчас это было значительно сложнее. Не хватало снаряжения, продовольствия, людей. Интенсивные налеты вражеской авиации тормозили ход подготовки...

Что касается личного состава экспедиции, то военное время не дало нам возможности подбирать людей более тщательно. Пришлось привлечь к работе учеников первой мурманской школы в возрасте от 15 до 18 лет. Их было в экспедиции 30 человек. Остальные  рабочие были сняты с ремонтирующихся судов и состояли из засольщиков, пом. тралмейстеров и матросов...

Штаб экспедиции состоял из командира дивизиона Белопольского Льва Осиповича, работавшего ранее директором Госзаповедника «Семь островов», комиссара дивизиона политрука Глущенко В.С., зам. командира лейтенанта Успенского В.С., бывшего научного сотрудника заповедника «Семь островов» пом. командира Дьячкова А.М. и врача дивизиона Чипижко П.Т., только что окончившей 4-й Московский мединститут...

 

Глава 2. Календарный ход работ

Календарный ход работ экспедиции таков: «Исследователь» с командованием дивизиона и частью  личного состава экспедиции (35 чел.) вышел из Мурманска 9 июня 1942 г. «Осетр» задержался под погрузкой. Рандеву было назначено у острова Харлов.

Задержавшись в Кильдинской салме из-за шторма и поломки машины «Исследователь» достиг острова Харлов лишь 13 июня 1942 г.

На следующий день утром к нему присоединился «Осетр», вышедший накануне с оставшейся частью  береговой партии (20 чел.) На «Осетре» находился зам. командира дивизиона лейтенант Успенский.

Лишь 16 июня получили «добро». Ночью суда зашли в Иоканьгу, где было получено разрешение следовать далее без конвоя по маршруту: Канин Нос - Колгуев  - губа Безымянная. 17 июня, пройдя Канин, встретили битый лед. 18 июня утром достигли северной оконечности острова Колгуев. Восточнее снова встретили битый лед, а затем и ледяные поля. Попытки пробраться  на восток не увенчались успехом. Не доходя 70 миль до побережья Новой Земли, пришлось повернуть  обратно на запад. А затем идти на Север в битом льду.

Лишь во второй половине 23 июня, уже имея на горизонте Гусиную Землю, нам удалось выйти на чистую воду. 24 июня  в 4 часа утра суда вошли в открытую губу Безымянную, где находится крупнейший базар Новой земли.

Промышленники артели «Матшар» из становища Лагерного находились уже в своей промизбушке. По их словам, первые яйца на базарах появились в этом году 14 июня, а сбор яиц начался 22 июня.

Артель занимает наиболее удобные и плотно населенные участки базаров Южного берега, где и промышляет из года в год. Нам пришлось использовать оставшиеся участки Южного берега (общая протяженность базара около 8 км), а затем и базаров Северного берега. Базу экспедиции организовали рядом с избушкой промышленников, где имеется единственное здесь место, пригодное для выгрузки. Крайние участки базара, где работали наши сборщики, находились  от базы на расстоянии 5 км.

24 и 25 июня происходила выгрузка имущества берегового отряда и организация лагеря. Вечером 25 июня береговые бригады получили свои участки и приступили к работе. Команда «Осетра» работала также в губе Безымянной на незанятых береговой партией участках Южного берега и на Северном берегу. Команда «Исследователя» работала в Грибовой губе.

Отсутствие печеного хлеба и малая пропускная способность русской печи промизбушки в Безымянной губе побудили нас отправить «Осетр» в малые Кармакулы для выпечки хлеба в количестве, достаточном для обеспечения экспедиции. «Осетр» ушел 30 июня и вернулся лишь 4 июля, к этому времени выяснилось, что береговая партия в состоянии обслужить как Северный, так и Южный берег Безымянной губы, и базары Грибовой губы. При наличии там группы промышленников артели «Матшар», эксплуатирующих лучшие участки, едва ли в состоянии оправдать работу даже одного «Исследователя».

Поэтому командование дивизиона решило направить оба судна значительно дальше на Север, в Архангельскую губу, где можно было предполагать более позднюю кладку. Более ранняя посылка судов на Север была, разумеется, по причине ледовитости года, связана с риском (можно было ожидать льда в районе полуострова Адмиралтейства). В ночь с 4 на 5 июля суда вышли на Север. Начальником судовой партии был назначен лейтенант Успенский.

За период работы, предшествующий отправке судов на Север, береговой отряд и судовые партии собрали уже свыше 70  тыс. яиц кайры. Темпы сборов в эти дни и ожидаемая вторая кладка позволяли надеяться на успешное выполнение плана.  Это в связи с уходом судов и потерей радиосвязи побудило командование дивизиона просить о высылке «Камбалы».

Утром 5 июля суда зашли на мыс Столбовой договориться с полярной рацией о связи. 6 июля вечером  достигли губы Архангельской (75 градусов 52 минуты северной широты). Кладка у кайр на базаре губы Архангельской в общем совпадала с кладкой Безымянной. Местные промышленники уже собрали потребное для себя количество яиц и предоставили свои участки экспедиции.

7 июля судовые команды приступили к работе на базарах. Нужно было торопиться собрать как можно больше яиц, чтобы скорее вызвать вторую кладку. Большая трудность работ на огромных обрывах базара позволила закончить сбор яиц лишь к 16 июля. Однако вторая кладка была здесь очень незначительна.

С 17 июля команды приступили к заготовке кайр и продолжали ее до того момента, когда был исчерпан весь запас соли на судах.

За время работы судовой партии в губе Архангельской произошел единственный несчастный случай. 15 июля во время работы на базаре упал и разбился насмерть матрос «Осетра» тов. Спиров. Обстоятельства его гибели изложены в прилагаемых документах: акте, рапорте командира «Осетра» и в отчете лейтенанта Успенского. Причиной смерти Спирова, очевидно, явилась собственная неосторожность.

В этот же день «Исследователь», направившийся за питьевой водой в пролив Пахтусова, при подходе к ручью на острове Берха сел на банку и был снят с нее лишь 16 июля «Осетром».

Работы в Архангельской губе были закончены 29 июля. 30-31 июля суда отстаивались в укрытых местах от шторма. 1 августа набирали пресную воду и эвакуировали снаряжение с базаров. В ночь на 2 августа вышли на Юг. Однако вскоре по выходу в открытое море на машине «Исследователя» была расплавлена часть мотылевого подшипника. Судно, отбуксированное в Архангельскую губу, ремонтировалось до утра 4 августа. После этого суда снова вышли на Юг. Зайдя вечером 5 августа в становище Лагерное для выяснения возможности получения у торгконторы «Новая Земля» соли, суда утром 6 августа прибыли в Безымянную губу.

Несмотря на то, что береговая партия охватила своей работой после отхода судов на север большую часть птичьих базаров Безымянной губы, число собираемых на базарах яиц ежедневно падало. Были дни, когда бригада собирала в день 50-100 яиц на том участке, где в первые дни собиралось до 2 тысяч и более штук.

12 июля, наконец, началась вторая кладка у кайр, и сбор яиц резко повысился. Однако, вторая кладка не дала ожидаемых результатов. Если количество яиц первой кладки, собранных  береговой бригадой, равнялось 60 тыс. яиц, то вторая кладка дала только 17,5 тыс. яиц. Т.е. всего лишь 26,5 % по отношению к первой кладке. К 18 июля сбор яиц снова резко сократился, и с 19 июля все бригады приступили к заготовке кайр. Некоторое количество яиц собиралось до 22 июля, после чего сбор совсем прекратился.

20 июля пал сильный шторм. Западный ветер доходил до 10-11 баллов. В этот день у нас сорвало с якоря и разнесло моторную дору, с большим трудом удалось спасти вельбот, получивший также значительное повреждение.

30 июля пришла «Камбала». Сильный накат препятствовал погрузочно-разгрузочным работам, их удалось начать лишь 4 августа, поставив на эти работы почти весь личный состав береговой партии, а затем и команду «Осетра».

7 августа «Камбала» была погружена и, взяв на борт 20 человек из состава береговой партии (2 взрослых и 18 учеников), вышла в Мурманск.

С возвращением из Архангельской губы судов выяснилось, что запасы соли экспедиции исчерпаны. На «Осетре», где находилась соль, ее оказалось значительно меньше, чем это значилось в приемном акте. Отсутствие соли препятствовало выполнению плана по дичи.

Командование экспедиции решило достать соль у какой-либо новоземельских организаций и продолжить промысел на базарах южной части острова.

К 10 августа лагерь был свернут, люди и снаряжение погружены на суда, и суда вышли из Безымянной.

На «Исследователе» находился штаб экспедиции во главе с командиром и комиссаром и большая часть рабочих. Всего (не считая команды) 27 человек. На «Осетре» находился зам. командира лейтенант Успенский и 7 рабочих.

«Исследователь» зашел в губу Грибовую, так как здесь на «Авангарде» находился  нач. экспедиции Архангельской базы Главсеврыбпрома т. Грозников. У него мы рассчитывали получить немного соли. Однако, вследствие аварии парусника «Азимут», запасы соли Архангельской экспедиции погибли.

Тем временем «Осетр» прошел в М. Кармакулы, где брал воду. Утром 11 августа оба судна встретились и, достав на фактории М. Кармакулы взаимообразно  2 тонны соли, вечером вышли на Юг. Решено было промышлять на сравнительно не крупных базарах Черной губы, где ежегодно благодаря тяжелой ледовой обстановке кладка у кайр начинается значительно позднее, чем на Севере.

Кроме того, Черная губа лежала на нашем пути к материку.

12 августа мы зашли в губу Белушью, где рассчитывали произвести выпечку хлеба для всей экспедиции. Это сделать из-за отсутствия свободных печей не удалось. Здесь простояли около 10 часов, т.к. при подходе к становищу «Осетр» уклонился немного от фарватера, сел на мель и только вечером на полной воде был снят «Исследователем».

Днем 13 августа суда пришли в губу Черную и встали на якорь в бухте Домашней против становища Красино. Ознакомившись путем опросов с местными условиями, через 2-3 часа «Осетр» под начальством лейтенанта Успенского вышел с заданием начать бой кайры на базарах мыса Олонкина, знака Базарного и в заливе Синельникова.

«Исследователь», оставшись в губе Черной, организовал в Красино выпечку хлеба и на другой день начал бой кайры на базарах в районе знака Большой Кушной.

На «Осетре» работала одна бригада из состава берегового отряда 7 человек. И судовая команда. На «Исследователе» 2 береговых бригады (18 человек) и судовая команда.

«Осетр» проработав два дня на базарах мыса Олонкина и знака Базарного, 15 августа вышел в залив Синельникова, но встретив у мыса Саханиха плотный лед, вынужден был повернуть на Запад в губу Селезнева. Здесь «Осетр» проработал еще один день и 17 августа вернулся в губу Черную.

Группа «Исследователя» начала работать 14 августа, причем судно встало на якорь в Черной губе против лагуны. Отсюда всех людей на шлюпке вывозили на берег, и они пешком пересекая полуостров, попадали на базары. Бой кайры продолжался  до 18 августа.

16 августа в губу стало заносить лед. В 6 часов утра 17 августа большая льдина начала дрейфовать [на] cтоявший на якоре «Исследователь», и прежде, чем была пущена в ход машина, высадила его кормой на банку.

Пришлось срочно вызывать «Осетр». Только после того, как перегрузили часть груза и балласта на нос судна, сделав этим дифферент, «Исследователю» удалось с помощью «Осетра» сойти на глубокую воду. В последующие дни суда стояли под чистым ото льдов Восточным берегом или в бухте Домашней, а заготовленная на базаре кайра доставлялась на судно пешком и на шлюпках.

«Осетр» последние дни работал на базаре у знака Базарного.

22 августа «Исследователь» принял на борт всю заготовленную кайру. К этому времени починили его ледовую обшивку и закончили выпечку хлеба. В 17 часов судно вышло из Черной губы. Ночью встретились с «Осетром» у знака Базарного и в 1 час ночи 23 августа вышли в обратный путь. Пройдя на Юг около 10 миль, мы встретили плотный паковый лед, который пришлось обходить, уклоняясь на Запад. Только на меридиане восточной оконечности острова Междушарского мы пересекли язык разреженного льда и пошли к южной оконечности острова Колгуев.

24 августа миновали остров Колгуев, оставив его на Севере. Здесь мы некоторое время шли следовавшим с Востока караваном, потеряв его ночью.

Утром 25 августа подошли к мысу Канин Нос, где до вечера ждали конвой. Ловили на поддев треску («Исследователь» взял  на 3 поддева 200 кг, «Осетр» на три поддева 500 кг).

Утром 26 августа под конвоем минного тральщика прибыли в Иоканьгу, где простояв около суток в ожидании конвоя, 27 августа в караване вышли в Мурманск, куда и прибыли в 17 часов 28 августа 1942 г.

...

Глава 4. Методика работ

Согласно положению, все рабочие береговой партии были разбиты на 7 бригад.

Типовая бригада состояла из бригадира, непосредственно руководившего сбором яиц, трех сборщиков, помощника бригадира, руководившего всеми подсобными работами (обработка и транспортировка продукции) и двух подсобников.

Бригадиры и помощники бригадира  во всех бригадах были взрослые. Инструктаж и повседневное руководство всеми работами осуществлялись: у береговой партии командиром дивизиона  тов. Белопольским, а в судовой партии зам. командира лейтенантом Успенским.

На практике людей в бригаде было по 5-6 человек, так как несколько человек ежедневно приходилось использовать на общеэкспедиционных работах.

В сборке яиц зачастую принимали участие и пом. бригадира и подсобники.

На судах работами руководили капитаны, сами расставляли людей в зависимости от их способностей.

Разумеется, сбор яиц на отвесных скалах базаров требует от человека определенных физических и моральн6ых качеств. Поэтому лиц, страдающих головокружением или физически слабых, мы к работе не допускали.

Сборщик спускается вниз по шторм-трапу, тросу или просто с уступа на уступ, лишь охраняясь веревкой. Он собирает яйца и складывает их в ведерко, сумку или за пазуху особой, сшитой из мешка рубахи.

Наибольшее количество времени отнимает тут подъем яиц на верх базара или спуск их к подножию. Поднять яйца наверх в ведре или корзине не всегда представляется возможным, очень часто сборщик сам должен подниматься с яйцами наверх или складывать их для дальнейшего подъема на каком-либо широком уступе.

В Безымянной губе все яйца поднимались наверх, где и обрабатывались. В Архангельской губе яйца нужно было спускать вниз, что было очень затруднено наличием осыпи под базарами...

 

Глава 5. Характеристика условий работы

Как уже явствует из вышеизложенного, работа на птичьих базарах, при том работа в арктических экспедиционных условиях, связана с рядом трудностей.

Труд сборщика яиц физически тяжел и требует хороших нервов. Окружающая природа еще во много раз утяжеляет этот труд.

Постоянные дожди, туманы, ветра, низкие температуры (особенно на Северном острове), малое количество солнечных дней - все это вместе взятое характеризует климат Новой Земли. Болотистая и вместе с тем  каменистая почва и пересеченный рельеф затрудняют передвижение по берегу. Постоянные камнепады, снег, лед в расселинах, скользкие от птичьего помета и воды уступы - характеризуют здешние базары.

Естественно, что экспедиция должна быть хорошо снабжена теплой и непромокаемой одеждой, прочной обувью, палатками с печами и другим снаряжением.

Обмундирование, снаряжение, которое получила наша экспедиция, ни в коей мере не могли удовлетворить всех этих требований. На 55 человек берегового отряда имелось только 30 проолифленных непромокаемых костюмов, в которых работать на базарах порой было совершенно невозможно, так как эти костюмы очень связывают движения.

Основное обмундирование - ватировка - была настолько непрочная, что к концу работы на базарах превратилась в рубище и была насквозь пропитана птичьим пометом.

Бригада, возвращаясь со своего участка базара после 12-13 часов работы к себе в палатку, особенно после дождя, не только не могла обогреться или переодеться в сухое, но и часто находила свою постель совершенно мокрой. Люди ложились во всем мокром, просушивая одежду на себе, так как не имели запасного сухого платья (так было в палатках на северном берегу губы Безымянной, а иногда в палатке учеников в лагере).

Судовые бригады, ночевавшие ежедневно в теплых сухих каютах, были, разумеется, в лучших условиях.

Обувь, которой мы были снабжены, уже через полторы-две недели работы на базарах, пришла в негодность. К счастью, удалось достать кожи на починку. Некоторым сборщикам  за период экспедиции пришлось три-четыре раза сменить новые подошвы...

Для того, чтобы выжать из природы все, что представлялось возможным, нам приходилось в этих условиях максимально уплотнять и увеличивать рабочий день бригад. У нас был следующий распорядок дня:

В 7 часов подъем; в 7 час. 15 мин.  - поверка (для учеников); в 7 час. 30 мин. - завтрак; в 8 час. - выход на работу; днем на час-полтора - перерыв для приготовления себе на месте работы второго завтрака; в 22 час. 30 мин. - возвращение с работы, в 23 часа - обед; в 23 час. 50 мин. - поверка (для учеников); в 24 часа - отход ко сну.

Таким образом, рабочий день равнялся 13-ти часам. Работали все очень напряженно. Без выходных дней. Отдых был только в дни шторма и при переходах на судах.

 

Глава 6. Итоги работ

Как видно из приведенного выше, состав экспедиции, несмотря на тяжелые условия, работал в общем очень напряженно. Были дни, когда установленные положением высокие нормы по сбору яиц и бою кайры перекрывались как отдельными бригадами, так и некоторыми сборщиками. Так, бригада № 6 берегового отряда с бригадиром т. Суворовым собрала 27 июня 3 тыс. штук, 8 июля - 2 тыс. 800 штук яиц при суточной норме 2 тыс. 250 штук. Та же бригада 20 и 21 июля  добывала по 900 штук кайр в день, а бригада № 5 (бригадир тов. Нивин) 1 августа добыла около 1000 штук кайр при дневной норме 439 штук. Командир «Осетра» тов. Нохрин сам лично поставил рекорд  по добыче кайр, заколов шиханом в день 850 штук и тем самым перекрыл рекорды лучших промышленников новой Земли.

В общем по сбору яиц лучше всего работали бригады № 5 (бригадир тов. Нивин), № 7 (бригадир тов. Чухчн), № 1 (бригадир тов. Попов). Хорошо также работала команда «Осетра». Команда «Исследователя» работала много хуже.

Неплохо работали ученики, особенно товарищи: Мейя, Козлов, Картузков, Овчинников и  Воробьев, а также рабочие Саид-Гараев и Зобов.

 

...Вся экспедиция заготовила:

яиц свежих (товарных)   - 66396

яиц запаренных              -  91600

всего яиц                         - 157996

кайры битой соленой     -  35542

«Осетр» собрал и засолил кроме того 2250 шт. кайровых шкурок. Вся эта продукция  после реализации должна дать приблизительно 180 тысяч рублей...

 

Заключение

Несмотря на то, что экспедиция особого дивизиона не выполнила своего планового задания (как по сбору яиц, так и по добыче кайры) и расходы (они еще не подсчитаны), затраченные на нее, не окупились теми доходами, которые будут получены от реализации всей добытой продукции (примерно 180 тыс. руб.), мы глубоко уверены, что наши труды и затраченные средства не пропали даром.

Прежде всего, нашу экспедицию, безусловно, надо считать первой опытной промысловой  разведкой (каковой она по существу и явилась для мурманских организаций), отправленную с заданием использовать продовольственные ресурсы Новой Земли. Опыт, приобретенный нашей экспедицией, поможет в дальнейшем  сделать рентабельной посылку подобной экспедиции...

 

Командир особого дивизиона                                                                                      Белопольский

 

Основание: ГАМО, ф. Р-542, оп.1, д. 94а, л. 86-101.

 

 

 

 


 
100let
godkino
baner