Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Цикл статей "Точка на карте"

БОРИСОГЛЕБСК. СЛЕДЫ ПРОШЛОГО

По склонам окрестных сопок, по берегу реки, по опустевшим теперь, некогда обжитым местам, тенью бродит здесь прошлое. Хочется шагать осторожно, разговаривать тихо - чтобы не спугнуть эту лёгкую, печальную тень. Только раз в год, 6 августа, в день памяти святых Бориса и Глеба всё кругом оживает. Звон колоколов, множество паломников, праздничная служба, торжественный крестный ход. А потом опять: шум ветра, плеск воды и никого вокруг, кроме пограничников. Хотя... В октябре минувшего года на самый север Мурманской области, на границу с Норвегией, отправились монахи Трифоно-Печенского монастыря. Нужно было перед долгой полярной зимой подлатать протекавшую кое-где крышу старинной церкви. Взяли с собой и меня.

- Стоп!!! Стоп!!! Стоп!!! - кричали сзади. Но было поздно - я подошёл вплотную к солнечно жёлтому норвежскому пограничному столбу и коснулся рукой его холодной гладкой поверхности. Вдали виднелся, казавшийся из страны фьордов воздушным, невесомым Борисоглебский храм. Подбежал запыхавшийся сопровождающий и принялся запоздало предупреждать, что не следует из любопытства пересекать разграничительную линию даже на несколько сантиметров и уж тем более не стоит пытаться добраться до русского пограничного столба, хотя и находится он в двух шагах от норвежского. А я всё смотрел и думал, что вот теперь увидел этот уголок мурманской земли из-за рубежа. И он отсюда, из сопредельной страны, кажется ещё роднее, ещё дороже. Само собой разумеется, становиться нарушителем мне не хотелось. На ум тут же пришло с детства памятное: «В эту ночь решили самураи перейти границу у реки». За представителя, как говорили раньше, японской военщины принять меня было трудно, а вот река - действительно текла рядом. Река Паз, что в переводе с саамского означает «святая»...

Подробнее...
 

ЖЕМЧУЖИНА ВАРЗУГИ

Варзуга - сокровище Кольского Севера. Сокрытая, как в сказке, «за горами, за долами» - от чужих глаз, от лихих людей, переданная предками древняя драгоценность. Здесь всё чудесно, начиная от увенчанного маковкой Успенской церкви, сразу, с самого начала берущего за душу вида села по берегам реки, до последнего камешка на её песчаном дне, проступающего сквозь тёмноватую, чистую, струящуюся меж пальцев воду. И даже мужики в фуфайках, выпивающие за банькой на припёке, кажутся необходимой деталью местного волшебного пейзажа. Течёт река и будто не воду несёт, а время, спрессованное в тугие, прохладные струи. Умывшись, чувствуешь себя моложе и невольно веришь, что вот-вот отражённые в потоке избы помолодеют, изменятся и прошлое станет настоящим.

История села - настоящий клад для исследователя. Чего только не происходило здесь: от набегов норвежцев - «мурман», «повоевавших» в 1419 году Корельский погост на Варзуге и жестокого «правежа», учинённого в 1568-м опричником Басаргой Леонтьевым, именем которого матери пугали непослушных детей ещё столетия спустя, до самого что ни на есть мирного упоминания в писцовой книге о том, что «на острову серед реке Варзуге полянка Гришенская Ондреева, оброку с нея алтын на год, на Николской стороне онбар Никитки Кислякова, оброку десять денег на год». Кстати, о кладах. В нашем крае найдено их раз-два и обчёлся. И все - именно в Варзуге. Причём первый - в давнем 1888 году, когда женщины обнаружили в осыпи холма  завёрнутые в бересту серебряные шейные гривны конца Х - начала XIII века. Задумаешься и поразишься: с каких давних пор жили в этих местах люди. Вскапывали нехитрые огородики, косили траву на лугах, а главное - промышляли на уловистых местах - тонях «крастную» рыбу сёмгу. 80 тоней насчитывалось когда-то в реке и на прилегающем к ней морском берегу. Среди их названий нет-нет да и блеснут крупицами полновесного языкового золота «Великие Юрики», «Рундокота», «Киноварская» и даже «Гологузки». Столетия протекли - ничего не изменилось. Вот растёт у дома на грядках непременная картошка. Вот стадо коров плывёт за сочной травой на остров посреди реки. О сёмге и говорить нечего: на рыбалку приезжают сюда из дальнего далека. Потоки времени соединяются, причудливо переплетаясь между собой. Глянешь, как бегут облака по неяркому, словно выцветшему небу над храмом Успения и забудешь на минуту, какой теперь век, и почудится - так было всегда.

Подробнее...
 

ДРЕВНЯЯ, ОСОБЕННАЯ КОЛА

Лет десять назад довелось мне беседовать с покойным ныне  Кольским «головой» Анатолием Осиповым. Речь шла об открытии в городе мемориальной доски первому воеводе - Аверкию Палицыну. Разговор за чашкой чая тёк несуетно, спокойно, как вдруг, уже перед расставанием, Анатолий Кириллович сказал:

- А вы знаете, что Мурманск у Колы землю отнял. Ведь до самой нынешней улицы Беринга всё было наше. - И неподдельная обида зазвучала в его голосе. Потом, слегка оттаяв, Осипов  махнул рукой: - Ну, не судиться же теперь с ними.

Вернувшись домой, открыв справочник по административно-территориальному делению я выяснил, что в 1953 году из ведения Кольского района в подчинение Мурманскому горсовету действительно передали территорию рабочего посёлка Нагорновский, включавшую в себя современную южную часть областного центра. И понял, что воспоминание о той давней истории живо у колян до сих пор. И осознал, что для многих жителей славного древнего города он остаётся подлинной, незаслуженно забытой, столицей нашего края.

Подробнее...
 

МЕЛОДИЯ ПОЛЯРНОГО

Я видел это в каком-то фильме. На экране возникает карта. Камера движется над ней будто с высоты птичьего полёта.  Внизу плывут коричневые башни горных хребтов, голубые нити рек. Затем, в определённой точке изображение внезапно начинает быстро увеличиваться, расти, приближаться. И вот появляется город - во всей красе. Со всеми своими домами и улицами, пешеходами и автомобилями, пыльными деревьями по обочинам, и бабушками на лавочках у подъездов. То же самое мне хочется сделать и в новой рубрике, посвящённой юбилею области: только не в географическом, а в историческом плане. Чтобы судьба: города ли, села ли, на первый взгляд сухая и скучная, вдруг предстала перед нами выпукло и ярко, заиграв всеми красками, чтобы вместо точки на карте мы увидели жизнь - сложную, подчас трагичную, но неизменно прекрасную.

Города - как песни: у каждого своя мелодия, свой мотив. В мелодию Полярного явственно вплетается голос моря. Первые ноты его истории связаны с возникшим в конце 80-х годов XIX века проектом создания на Мурмане военного порта и посещением нашего края в 1894 году министром финансов Российской империи Сергеем Витте. Екатерининская гавань в Кольском заливе произвела на него неизгладимое впечатление. «Такой грандиозной гавани, - отмечал Витте, - я никогда в своей жизни не видел». Она «никогда не замерзает, весьма обширна, легко может быть защищаема» и «оттуда наш флот будет иметь прямой доступ в океан».

Подробнее...
 


100let
godkino
baner