Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Кандалакшский государственный природный заповедник: по документам ГАМО

«Кандалакшский государственный природный заповедник: по материалам Государственного архива Мурманской области» - доклад Мазиной С.А., архивиста первой категории отдела научного использования и публикации архивных документов ГОКУ ГАМО, подготовлен для участия в научно-практической конференции «Природное и культурное наследие арктических регионов», приуроченной к Году особо охраняемых природных территорий в России. Выступление состоялось 19 сентября в Мурманском областном краеведческом музее.

В Год экологии в России особое внимание уделяется вопросам охраны окружающей среды, в частности, особо охраняемым природным территориям. В этой связи хотелось бы представить довольно-таки объемную, многоплановую и интересную коллекцию материалов государственного архива Мурманской области о Кандалакшском заповеднике, который 7 сентября отметил свое 85-летие. Архивные документы рассказывают о людях, стоявших у истоков создания заповедника, о работе ученых по сохранению природного разнообразия и уникальных ландшафтов охраняемой территории, об их научных исследованиях.

История создания и развития Кандалакшского природного заповедника неразрывно связана с задачами охраны гаги обыкновенной - крупной северной морской утки, образующей большие колонии и дающей непревзойденный по своим качествам гагачий пух, которым она утепляет свое гнездо. Пух гаги был известен давно, он привлекал внимание населения приморских районов, которое собирало пух и использовало на различные постельные принадлежности и вязаные вещи. (ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 18. Л. 7 Отчет по научно-исследовательской теме: «Экология гаги Кандалакшского залива»).

В течение нескольких веков Россия в большом количестве экспортировала гагачий пух за границу. Но в связи с хищнической организацией промысла уже к середине XVIII века гага почти исчезла из окрестностей Колы, начали заметно сокращаться ее запасы по всему Мурману и на Белом море. В XIX веке промышленный сбор пуха в этих районах практически прекратился. Заготовки продолжались, главным образом, на Новой Земле и Шпицбергене. Но и здесь в конце XIX-начале XX веков началось быстрое падение численности гаги. Первые попытки установить частичную охрану гагачьих гнездовий на Белом море относятся к середине XIX века. Однако они не увенчались успехом.

В 1930 году были утверждены новые правила охоты, которыми с 1931 г. на всей территории страны запрещалось добывание гаг и разорение их гнезд. Совет Народных Комиссаров Карельской АССР принял Постановление от 10 апреля 1931 г. об организации рационального гагачьего хозяйства и охране гаг на Белом море в пределах Карелии. Постановлением Кандалакшского райисполкома от 29 мая 1932 г. группа островов в вершине Кандалакшского залива была объявлена заказником.

Постановлением ЦИК Карельской АССР от 7 сентября 1932 г. заказник был преобразован в Кандалакшский охотничий заповедник. Первоначально заповедник подчинялся Карельскому паевому товариществу «Карпушнина», а 20 апреля 1934 г. был передан Карельскому научно-исследовательскому институту и получил наименование Кандалакшского гагачьего заповедника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 мая 1938 г. была образована Мурманская область, и в ее состав из Карелии был передан Кандалакшский район. По ходатайству Оргкомитета Президиума Верховного Совета РСФСР по Мурманской области СНК РСФСР своим распоряжением от 5 мая 1939 г. разрешил Комитету по заповедникам принять Кандалакшский гагачий заповедник в свою систему.

25 июля 1939 г. Совет Народных Комиссаров РСФСР Постановлением № 386 принял решение «Об образовании Кандалакшского государственного заповедника» с передачей его в непосредственное подчинение Главному управлению по заповедникам при СНК РСФСР.

Таким образом, заповедник получил более высокий статус «полного государственного заповедника», обладающего собственной территорией, охраняемой в течение круглого года от всех форм хозяйственной эксплуатации. Основные задачи его были определены как «сохранение и увеличение численности ценных видов водоплавающих птиц и промыслового морского зверя».

В государственном архиве Мурманской области имеется несколько фондов, в которых отложились документы по истории Кандалакшского государственного природного заповедника - документы постоянного хранения и научно-исследовательская документация Кандалакшского заповедника с 1939 по 2010 гг. Документы государственного заповедника «Семь островов», большая часть территории которого в 1951 г. передана Кандалакшскому заповеднику. И фонды документов личного происхождения научных сотрудников заповедника: доктора биологических наук Бианки Виталия Витальевича, кандидата биологических наук Татаринковой Иветты Пантелеймоновны и документы доктора биологических наук Корякина Александра Сергеевича.

Наряду с типовыми документами советского периода: должностными инструкциями, приказами и распоряжениями, планами и отчетами, протоколами собраний и заседаний местного комитета, перепиской с городским и областным исполкомами в фонде Кандалакшского заповедника имеются специфические, характерные для данной отрасли документы по научно-исследовательской работе: отчеты по научным темам, разработанным сотрудниками заповедника, а также сторонними институтами, учебными заведениями и организациями; рукописи статей, докладов, работ, выполненных по результатам наблюдений на территории заповедника; дипломные и курсовые работы студентов кафедры зоологии Московского государственного университета.

Особого внимания заслуживает «Летопись природы» - основополагающая научная работа в заповеднике; программа, преследующая цель систематического сбора данных по динамике природных явлений и процессов в пределах заповедника и на сопредельных территориях. Как правило, в планах научно-исследовательских работ она идет под номером один. Собирают материал для Летописи все, кто постоянно или временно работает на его территории - научные сотрудники, лаборанты, лесники-наблюдатели, егеря самого заповедника, сотрудники других организаций, аспиранты, студенты. В книгу включается весь спектр наблюдений за изменениями в природе заповедника. В ней кратко и понятно приводятся фактические материалы, в основном, в виде таблиц, дополненных краткими комментариями, картосхемами и графиками.

В фонде хранятся Летописи с 1939 года. До 1958 года они сформированы в тома за несколько лет, с 1959 года составляются ежегодно, а с 1968 года - каждая книга состоит из 2-х томов.

А сейчас я предлагаю Вам прикоснуться к некоторым значимым страницам и фактам истории заповедника с помощью архивных документов фонда.

Летом 1931 г. сектором биологии и промысловой охоты Ленинградского лесопромышленного НИИ была организована экспедиция, в которой участвовал охотовед-биолог А. Н. Дубровский. Экспедиция обследовала острова в вершине Кандалакшского залива и дала предварительную оценку численности обитающих здесь гаг и других морских птиц. На основе своих исследований в 1932 г. Дубровский написал программу-инструкцию по изучению гаги и гагачьего промысла в Белом и Баренцевом морях, которую в июле 1934 г. передал в Карельский научно-исследовательский институт. В ней он писал: «Составляя программу, мы особенно хотели обратить внимание исследователей на всестороннее, по возможности углубленное, изучение местообитания гаги. На изучение той обстановки, среди которой гага живет и которая ее окружает». Копия этого документа сохранилась в фонде ГАМО.

О первоначальном периоде существования Кандалакшского заповедника известно мало. Из краткого отчета о работе Кандалакшского гагачьего заповедника за летний период 1935 г., который хранится в областном архиве (ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 2. Л. 1-8.) нам становится известно, что заведующий заповедником Алексей Андреевич Романов приложил значительные усилия для улучшения состояния охраны территорий и условий быта работников заповедника на островах. Составлена инструкция по охране заповедника, организован сбор гагачьего пуха. Романовым были проведены и первые научные наблюдения по биологии гаги в течение всего навигационного периода.

В декабре 1939 г. директором заповедника стал Александр Викентьевич Грибас. Благодаря «Справке о создании и деятельности Кандалакшского государственного заповедника» (ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 1. Д. 57. Л. 43.) узнаем, что в этот период в г. Кандалакше было построено первое здание, в котором разместились контора заповедника и жилая квартира. Был приобретен еще один одноквартирный дом, отремонтированы и приспособлены для постоянного жилья еще три рыбацкие избушки.

В мае 1941 г. был назначен первый заведующий научной частью в заповеднике - Владимир Михайлович Модестов. Под руководством Модестова весной 1941 г. были начаты работы по опытному инкубированию яиц гаги, которые остались неоконченными.

Своим «Отчетом по теме: «Флора и растительность острова Великий и близлежащих территорий» (ГОКУ ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 12. Л. 2.) Модестов ходатайствовал перед СНК о сохранении массива типичной северокарельской тайги и промыслово-охотничей фауны. Постановлением СНК РСФСР № 689 от 4 сентября 1940 года «...как исключительно ценный своими реликтами объект для заповедности общегосударственного значения...» ранее упомянутый остров Великий вместе с полукилометровой охранной полосой по берегу был присоединен к Кандалакшскому заповеднику, таким образом, увеличив площадь заповедника в 6 раз. (ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 2. Д. 1. Л. 15-17. Документы по созданию Кандалакшского государственного заповедника.).

Владимир Михайлович Модестов в первые дни Великой Отечественной войны ушел на фронт и в августе 1941 г. погиб. В военные годы деятельность Кандалакшского заповедника сократилась, но научная работа и охрана территории по-прежнему велись, несмотря на близость фронта. Наблюдатели ежегодно проводили сбор гагачьего пуха и учет гнезд гаги.

После войны (1946-1948 гг.) директором был назначен Вячеслав Михайлович Элеш. Кандалакшскому заповеднику, как и всей стране, требовалось восстановление. Заповедник приобрел новые лодки, были переоборудованы старые дома, построены кордоны. И уже с 1946 г. возобновились регулярные научные исследования. Вначале они осуществлялись силами сторонних специалистов по договорам, а к концу 1947 г. сформировался штат постоянных научных сотрудников.

В эти годы в Кандалакшском заповеднике проводил исследования Константин Николаевич Благосклонов - выдающийся российский орнитолог. Свою работу под названием «Птицы, млекопитающие, амфибии и рептилии Кандалакшского заповедника» он посвятил памяти Владимира Михайловича Модестова.

Вместе с Константином Николаевичем, в сборе материалов и наблюдениях принимали участие группы студентов биологического факультета МГУ.

С осени 1948 г. по май 1954 г. директором заповедника работал Владимир Кондратьевич Бахарев. В этот период заповедник окреп материально: появились первые моторные лодки, патрульный катер «Дозорный», были построены новые дома. В эти годы была организована регулярная студенческая практика, увеличился штат научных сотрудников, подготовлены первые книги по летописи природы заповедника.

В отчете по научно-исследовательское теме «Экология гаги Кандалакшского залива» сотрудник заповедника с 1948 г. - орнитолог Зинаида Михайловна Баранова рассказывает о том, что в 1949-1950 гг. в конце июня-начале июля студентами-практикантами и учащимися сельской школы производился сбор пуха. Обследовался каждый остров, записывалось количество и расположение гнезд, подсчитывалось количество выведенных птенцов, брошенные и разоренные гнезда. Пух с каждого острова запаковывался в отдельный мешок и после очищения от мусора, поступал на Ленинградскую пухоочистительную фабрику, где проходил дальнейшую обработку (Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 18. Л. 45.).

Кандалакшский заповедник на протяжении многих лет регулярно принимал на практику студентов, школьников, юннатов. Результатом их деятельности стали научно-исследовательские работы различной направленности с использованием данных наблюдений на территории заповедника. Эти работы также представлены в областном архиве.

Особо надо сказать о музее природы Кандалакшского заповедника. «Начало его организации - сообщают документы (ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 1. Д. 57. Л. 34) - относится к 1956-1957 годам. Музей создан силами сотрудников заповедника Флерова А.И. и Коханова В.Д. В первые годы в двух комнатах было оформлено четыре биогруппы, выставлено 134 чучела птиц и млекопитающих, а также висели карты, схемы и другие материалы. Спустя 10 лет в трех комнатах находилось 39 биогрупп, в которых выставлено большинство представителей зверей и птиц Мурманской области и главнейшие представители морских беспозвоночных Белого моря». С того времени экспозиция музея выросла, его посещают туристы из разных городов, проводятся экскурсии.

Подавляющее число исследований, в соответствии с научным профилем заповедника, до сих пор посвящены изучению экологии птиц, в первую очередь водоплавающих и колониальных. Но набольшее внимание уделяется ведущему объекту охраны - обыкновенной гаге.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 11 сентября 1951 г. № 1085 было образовано Главное управление по заповедникам при Совете Министров РСФСР. Этим же постановлением были упразднены как не имеющие научного значения и излишние заповедники «Семь островов» и Лапландский. В состав Кандалакшского заповедника были включены земли упраздненного заповедника «Семь островов», а из Лапландского - переданы научное оборудование и библиотечный фонд. Леса, земли и имущество Лапландского заповедника отошли Мурманскому областному управлению лесного хозяйства. В 1958 году Лапландский заповедник был вновь открыт и до ноября 1965 г. входил в состав Кандалакшского заповедника в качестве филиала, после чего был восстановлен почти в прежних границах.

Об истории создания и деятельности заповедника «Семь островов» рассказывают архивные документы фонда.

Заповедник «Семь островов» был организован постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 мая 1938 г. в качестве самостоятельного государственного заповедника для охраны гаги и птичьих базаров. Основными задачами его задачами было сохранение и увеличение численности ценных по видовому составу и разнообразию промысловых птиц. На всей территории заповедника были запрещены охота, сбор пуха, яиц и пастьба оленей. Кстати, название заповедника «Семь островов» появилось чуть позже, а по постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 20.05.1938 г. он официально назывался: «Заповедник по гаге и птичьим базарам на островах Харлово».

Основными задачами заповедника довоенного периода являлись охрана, изучение и увеличение численности гаги и других водоплавающих птиц, морского зверя, а на островах Мурмана - «птичьих базаров» - колоний морских птиц на обрывистых берегах.

Именно в этом заповеднике был впервые установлен инкубаторий для искусственного выведения птенцов из гагачих яиц. (ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 1. Д. 4а. Л. 4. Публикации в средствах массовой информации по истории заповедника «Семь островов».).

В государственном архиве Мурманской области на сегодняшний день находятся документы заповедника «Семь островов» за 1933 - 1952 гг. в количестве 87 дел. Это и дела постоянного хранения: книги приказов Управления заповедника, штатные расписания, лицевые счета и личные дела сотрудников, годовые отчеты; и научно-исследовательская документация: рукописи статей, отчеты о научной работе, диссертации сотрудников заповедника.

Вся история организации и развития заповедника, и особенно восстановления его деятельности после Великой отечественной войны тесно связана с именем доктора биологических наук Льва Осиповича Белопольского. (ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 1. Д. 57. Справка о создании и деятельности Кандалакшского государственного заповедника.).

Пользователи архивной информации имеют возможность познакомиться с научными работами, написанными по материалам исследований на территории заповедника «Семь островов» - диссертацией на соискание ученой степени кандидата биологических наук Л. О. Белопольского, а также диссертацией Нины Петровны Демме-Рябцовой - биолога, кандидата биологических наук, первой в мире женщины-полярницы. Обе диссертации снабжены авторскими фотографиями и рисунками.

С началом войны заповедник оказался в полосе боевых действий военно-морских сил. В 1941-1942 гг. заповедник еще функционировал, хотя, конечно, объем работ был значительно сокращен. Состояние охраны в это время ухудшилось, но полностью она не прекратилась. Учет численности птиц и сбор гагачьего пуха продолжались. И лишь в 1943 году заповедник был законсервирован, и деятельность его прекратилась до 1946 г., когда он был восстановлен. А зимой 1942 г. дирекция заповедника «Семь островов» обратилась в Мурманский обком ВКП (б) с предложением использовать летом 1942 г. птичьи базары Мурмана и Новой Земли как источник продовольствия для фронта и области. Архивные документы рассказывают об экспедиции 1942 г. на Новую Землю для заготовки яиц, мяса и пуха морских птиц. В фонде Управления тралового флота хранится отчет начальника экспедиции Л. О. Белопольского о ее проведении. Как писал в своем отчете Белопольский, данную экспедицию «безусловно, надо считать первой опытной промысловой разведкой, отправленной с заданием использовать продовольственные ресурсы Новой земли» (ГАМО. Ф. Р-542. Оп. 1. Д. 94а. Л. 86-101. Документы о проведении птицебойной экспедиции на Новую Землю (план, отчет, списки и др.) Работа кандидата биологических наук Л.О. Белопольского «Источники продовольственных ресурсов Новой Земли и их рациональное использование»).

Государственный архив Мурманской области хранит также документы личного происхождения ярких представителей науки, внесших значимый вклад в работу Кандалакшского заповедника. Один из них - Виталий Витальевич Бианки. В его фонде содержится более 60 единиц хранения: статьи, рефераты и доклады для научных конференций, переписка со студентами ВУЗов и научными сотрудниками заповедников, документы наблюдений за природой. Отдельным делом в фонде вынесены фотографии Виталия Витальевича.

В фонде документов личного происхождения Корякина Александра Сергеевича отложились рукописи его научных работ, материалы служебной и общественной деятельности, переписка со специалистами из Норвегии, Дании, Голландии и Англии, Канады, Америки и многих других стран, а также материалы членов семьи.

Есть в ГАМО и фонд документов личного происхождения Татаринковой Иветты Пантелеймоновны - старшего научного сотрудника Кандалакшского государственного заповедника, орнитолога, которая на протяжении многих лет была ответственным исполнителем «Летописи природы». В нем хранятся статьи Татаринковой в периодической и научной литературе по материалам проведенных ею исследований и информация о государственных наградах Иветты Пантелеймоновны за вклад в природоохранную работу.

Таким образом, по документам государственного архива Мурманской области можно проследить историю Кандалакшского государственного природного заповедника. Благодаря тесному сотрудничеству, фонды архива будут пополняться новой информацией о заповеднике.

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Т. 1. Д. 58. Л. 356. Кладка яиц в гнезде обыкновенной гаги. Фото В.С. Успенского

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Т. 1. Д. 58. Л. 356.

Кладка яиц в гнезде обыкновенной гаги. Фото В.С. Успенского.

ГАМО. Р-1361. Оп. 1. Д. 32. Летопись природы. 1961 г

ГАМО. Р-1361. Оп. 1. Д. 32. Летопись природы. 1961 г

ГАМО. Р-1361. Оп. 1. Д. 37. Летопись природы 1962 г.

ГАМО. Р-1361. Оп. 1. Д. 37. Летопись природы 1962 г.

ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 1. Программа и инструкция по изучению гаги и гагачьего промысла. Дубровский А.Н. 1932 г.

ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 1. Программа и инструкция по изучению гаги и гагачьего промысла. Дубровский А.Н. 1932 г.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 4942. Кандалакшский государственный природный заповедник. Вид на Чунозеро.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 4942. Кандалакшский государственный природный заповедник. Вид на Чунозеро.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 5022. Кандалакшский государственный природный заповедник.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 5022. Кандалакшский государственный природный заповедник.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 5023. Кандалакшский государственный природный заповедник.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 5023. Кандалакшский государственный природный заповедник.

ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 12. Научная работа К. Н. Благосклонова, посвященная В.М. Модестову. 5 ноября 1949 г.

ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 12. Научная работа К. Н. Благосклонова, посвященная В.М. Модестову. 5 ноября 1949 г.

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Д. 58. Л. 42. Взрослая особь серебристой чайки. Фото В.С. Успенского

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Д. 58. Л. 42. Взрослая особь серебристой чайки. Фото В.С. Успенского

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Д. 58. Л. 48. Взрослая особь сизой чайки. Фото В.С. Успенского.

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Д. 58. Л. 48. Взрослая особь сизой чайки. Фото В.С. Успенского.

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Т. 2. Д. 59.  Л. 176. Птенцы сизой чайки.

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Т. 2. Д. 59. Л. 176. Птенцы сизой чайки.

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Т. 2. Д. 59.  Л. 178. Взрослая особь Хохлатого баклана и птенец в гнезде. Фото Белопольского Л.О.

ГАМО. Ф. Р-517. Оп. 2. Т. 2. Д. 59. Л. 178. Взрослая особь Хохлатого баклана и птенец в гнезде. Фото Белопольского Л.О.

ГАМО. Ф. Р-937. Оп. 2. Д. 91. Лабораторный корпус Кандалакшского заповедника. Семейство сов в Музее природы. Июль 1988 г.

ГАМО. Ф. Р-937. Оп. 2. Д. 91. Лабораторный корпус Кандалакшского заповедника. Семейство сов в Музее природы. Июль 1988 г.

ГАМО. Ф. Р-937. Оп. 2. Д. 110. Старший научный сотрудник Кандалакшского заповедника В.В. Бианки. 1989 г.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 5025. Сотрудники Кандалакшского заповедника занимаются кольцеванием птиц. 1972 г.

ГАМО. Ф. Р-937. Оп. 2. Д. 110. Старший научный сотрудник Кандалакшского заповедника В.В. Бианки. 1989 г.

ГАМО. Ф. Р-937. Оп. 2. Д. 110. Старший научный сотрудник Кандалакшского заповедника В.В. Бианки. 1989 г.

ГАМО. Р-1361. Оп. 1. Д. 37. Летопись природы за 1962 г., написанная Бианки В.В.

ГАМО. Р-1361. Оп. 1. Д. 37. Летопись природы за 1962 г., написанная Бианки В.В.

ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 127. Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Карякина А.С. 1986 г.

ГАМО. Ф. Р-1361. Оп. 3. Д. 127. Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Корякина А.С. 1986 г.


 
100-let-arch
baner
godkino