Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

ВЗЛЁТНАЯ ПОЛОСА

Две стихии - море и небо, два океана - водный и воздушный. Здесь, на Кольском Севере они соединены, слиты. В том числе и в кино, где «мурманские» фильмы о флоте соседствуют с картинами об авиаторах, так же отснятыми в нашем крае. О них сегодня и вспомним...

В прошлом году областной центр посетил с гастролями замечательный актёр Сергей Никоненко. Когда журналисты спросили, доводилось ли ему приезжать сюда прежде, он ответил так:

- Первый раз я был в Мурманске 41 год тому назад. Режиссёр Егор Щукин снимал ленту о лётчиках Заполярья «Места тут тихие», я играл в ней одну из главных ролей. И всё лето 66-го года, с середины июня по конец августа, мы бороздили и Баренцево море, и Белое, и на Кильдин ходили, и в Мирный. Так что кое-что повидали. Трески поели. Мы её сами и ловили.

Если бы, читатель, мы могли перенестись в то давнее время, когда на Северном флоте снимался первый для нашего края «авиационный» фильм, то увидели бы в Североморске живописную группу военных, одетых в непонятную смесь из меховых курток, бушлатов, гимнастёрок, кожанок и даже сшитых вполне по моде пиджаков. Среди этого весёлого и дотошного народа выделялся невысокого роста моряк в мешковатой, явно с чужого плеча, форме. Он бродил по городу, то и дело забывая приветствовать старших по званию, и вполне закономерно попался на глаза патрульной службе.

- Товарищ матрос!

- Есть! Я! - Моряк подбежал к нахмурившемуся капитану и неловко козырнул.

- Почему не отдаёте честь? Почему так к форме относитесь?

Матрос нисколько не смутился - наоборот, он засмеялся, громко, весело, чуть ли не подмигивая офицеру. И сидеть бы нескладному морячку суток десять на гауптвахте, но... это был Сергей Никоненко, вживавшийся в образ. Так что ситуация разрешилась к общему удовольствию - улыбками, автографами и полным взаимопониманием сторон.

Ленту ставили по сценарию писателя Григория Свирского, в годы войны служившего на Кольском полуострове техником в гвардейском авиационном полку, готовившего к полётам самолёты Сыромятникова, Сафонова и других прославленных асов. Однако фильм, повествующий о ратном подвиге лётчиков-североморцев, не документален. Ни один из его персонажей не имеет определённого прототипа. Более того, в картине фактически нет главного героя. И это не случайно. Её создатели хотели  показать кинопортрет боевого коллектива и намеренно не делали акцента на той или иной роли. Работала съёмочная группа дружно и вскоре местные жители к ней привыкли. И уже не удивлялись тому, что идёт по улице Михаил Глузский, игравший штурмана Братнова, что в сторонке беседуют с лётчиками Николай Гриценко - перевоплотившийся в полковника Фисюка и Павел Шпрингфельд, ставший старшиной Цибулько, что удивляется июньскому снегу Анхель Гутьеррес - «неунывака» Санчес - испанец сыгравший испанца.

Картина вышла в прокат в 1967 году и, в целом, была признана удачной. Но - не обошлось и без замечаний. Пожалуй, самыми придирчивыми её критиками стали именно северяне. Некоторые отмеченные ими «недостатки» сегодня способны вызвать улыбку. К примеру, капитан 2 ранга И. Колкер в статье «Против отдельных трактовок», опубликованной 15 июня 1967 года в газете «На страже Заполярья» писал, что «кажется всё же неправомерным, чтобы важнейшая часть смысловой нагрузки фильма ложилась... на разжалованного штурмана... Ни к чему так же было называть комсоргом девушку, которая появляется в фильме лишь для того, чтобы угостить лётчиков спиртом из медицинских запасов. В третьих, вызывает обиду за высокообразованных советских командиров нарочитая грубость обращения, заданная авторами сценария отдельным действующим лицам».

Мурманскую взлётную полосу отечественного кинематографа продолжила, появившаяся в 1971 году, лента «Случай с Полыниным, которой, в рамках нашего цикла, посвящён отдельный материал. Ещё два года спустя на Кольский полуостров приехала съёмочная группа киностудии «Беларусьфильм» во главе с режиссёром Игорем Добролюбовым - лауреатом премии Ленинского комсомола Белоруссии. В Мончегорске гости из союзной республики работали над эпизодами цветной, широкоформатной картины «Потому что люблю», посвящённой нелёгкой службе на севере молодых лётчиков-истребителей, преемственности поколений, крепкой мужской дружбе, любви и верности. В числе авторов сценария этого фильма был Борис Трунин - сценарист «Белорусского вокзала», а главные роли исполняли популярнейший Николай Рыбников и Валентина Теличкина - в ту пору одна из самых востребованных артисток страны. Впрочем, хоть сколько-нибудь шумного успеха картина не имела, и ныне её помнят разве что знатоки истории отечественного кино.

Чего никак нельзя сказать о фильме «Торпедоносцы», ставшем общепризнанной классикой и завоевавшим не только признание критиков, но и, что гораздо важнее, зрительскую любовь. Между прочим, подзаголовок «Торпедоносцы» был ещё у фильма «Места тут тихие». Но «осталась» под этим именем только лента, снятая режиссёром Семёном Арановичем в нашем заполярном крае.

« - Кадр двести двадцать четыре, дубль первый!

Всё приходит в движение, «полуторка» своим ходом пошла вдоль рельсов, по которым плавно катится камера с оператором. В кузове, свесив ноги, сидят два лётчика. Один из них, командир звена Александр Белобров, главный герой фильма, роль которого исполняет заслуженный артист РСФСР Родион Нахапетов», - так описывался в «Полярке» съёмочный процесс. Сам Нахапетов об этой своей работе отзывался так:

- Я исполняю роль старшего лейтенанта  Александра Белоброва, лётчика-североморца... Роль трагическая, я бы сказал, даже лирико-трагическая. Это мироощущение мне очень близко как художнику.

Мало кто знает, что у Нахапетова был весьма своеобразный «конкурент». «Главным артистом» картины Аранович называл самолёт Ил-4 - настоящую фронтовую машину, которую кинематографисты «взяли в аренду» у музея ВВС Северного флота. И хотя «ильюшин» не летал и пришлось дополнительно использовать два авиамакета, подлинный торпедоносец оставался незаменимым.  Будущего «героя» фильма обнаружили в тундре в 1979 году, в пятидесяти километрах юго-восточнее посёлка Гремиха. Отдельные части Ил-4 подняли из болота с помощью вертолёта, затем вывезли, восстановили. В найденном самолёте обнаружили останки неизвестного лётчика. Одного из тех, чьей памяти и посвящён фильм, в котором удивительно сочетается документальное и художественное, героика и быт.

Хмурое северное утро застаёт двух авиаторов - друзей, соседей - под домашним кровом: один блаженно просыпается в постели рядом с молодой женой, другой делает зарядку, старательно «выжимая» чугунный утюг. В столовой их командир - подполковник Фоменко заинтересованно спрашивает: «А варенье какое?» И удовлетворённый тем, что оно абрикосовое, отдаёт команду на вылет. Потом начинается «работа»: среди рвущихся снарядов, взметнувшихся ввысь водяных столбов, самолёт рвётся к цели - кораблю противника. С пробитым баком, горящим мотором...

В титрах «Торпедоносцев» значится, что автор сценария Светлана Кармалита создавала его по фрагментам военной прозы Юрия Германа. Однако у писателя нет ни повести, ни рассказа сюжетно похожего на то, что происходит в картине. «Фрагменты прозы» - это дневники и записные книжки. Кармалита соединила воедино записи Германа о морских лётчиках, совместила людей и события.

Снимали картину осенью 1982 года в Мурманске, Североморске, посёлке Сафоново. В то время кое-где в гарнизонах ещё оставались бараки военных лет, деревянные «трапы» и тротуары. Поэтому почти никаких декораций создавать не пришлось. Торпедные атаки снимали натурально, в воздухе с помощью офицеров-авиаторов Ю. Баринова и В. Сакевича. Работа над эпизодом, где горящий самолёт покидает стрелок-радист, шла с участием мурманских спортсменов-парашютистов. «Удивительное мастерство и смелость проявил при этом прапорщик П. Шемякин, - отмечал 9 октября 1982 года в газете «На страже Заполярья» полковник В.Бондаренко. - Вот как это было. В воздухе из вертолёта выбрасывается манекен с парашютом и устройством для его поджога. Сразу же за ним вертолёт покидает Шемякин с кинокамерой в руках. В процессе снижения он снимал горящего «парашютиста». И так дважды». В течение двух месяцев кинематографисты отсняли весь необходимый материал. Помимо «штатных» Родиона Нахапетова, Веры Глаголевой, Станислава Садальского, Алексея Жаркова к работе над фильмом активно привлекались моряки и авиаторы Северного флота, а так же члены их семей. Аранович любил снимать непрофессиональных артистов. Таков был его принцип.

- Зачем мне приглашать актёров из Ленинграда или из Москвы, - пояснял он, - если я и здесь могу найти, скажем, санитарку, которая гораздо грамотнее перевяжет раны.

Те съёмки не забыты их участниками до сих пор. Вот лишь некоторые воспоминания, собранные журналистом Ольгой Чернышёвой и опубликованные в мурманской прессе.

«Отлично помню, как снимали фильм «Торпедоносцы». Дело происходило в авиагородке. Была такая сцена, когда Нахапетов спускается по трапу с сопки, вроде как зимой. Весь в коже и мехе, а вокруг северные снега. А на самом деле эти кадры снимали летом (возле памятника авиаторам Великой Отечественной войны). Подогнали «пожарку» и всю сопку залили пеной - получилась зима».

«Множество дублей было снято на аэродроме в Североморске-2. Народу запомнился Садальский-болтун. А больше всего в память врезалось, как одного из наших сослуживцев загримировали под фрица, замёрзшего в самолёте. Посадили в кабину и мукой обсыпали. Вроде как иней на лице. Потом эту «маску» было весело смывать».

«Ещё один смешной эпизод. Манекен нарядили в лётное меховое оборудование и на окраине аэродрома сбросили с парашютом. Он упал в сугроб. «Стоп! Снято! Манекен везите сюда». Когда добрались до «парашютиста», то он оказался без унтов. Их долго искали, но, естественно, ничего не нашли. Никто не верил, что по таким сугробам  можно было подкрасться и «стырить» унты. Зря не верили... Как потом перед нашей «щедрой базой» отчитывались, уму непостижимо!»

«В эпизодических и массовых сценах обычно был задействован личный состав ближайших авиачастей. Многие до сих пор вспоминают, что молодёжь на съёмках расхватала все погоны старших чинов, а старшим офицерам пришлось довольствоваться тем, что осталось».

На прощанье североморцы подарили всем членам съёмочной группы тельняшки. Кинематографисты уехали. Разумеется, не весь наработанный на севере материал вошёл в итоговый вариант картины. При монтаже были исключены некоторые массовые сцены, например, прощание лётчиков с погибшими товарищами. Но главное и самое важное - сохранилось. Сохранилось и название картины, несмотря на то, что авторы хотели его поменять на «Если свидеться нам не придётся...». Так начиналось простенькое четверостишие, написанное на обороте фотокарточки, подаренной одним из лётчиков своей любимой. Но эпизод с карточкой тоже пришлось убрать. Поэтому черновое название - «Торпедоносцы» стало официальным.

Лента вышла в следующем - 1983 году. Когда её впервые показали в Мурманской области - признание было единодушным. Помню, как мы - ещё школьники - с упоением пересказывали друг другу отдельные, наиболее запомнившиеся сцены фильма. А в 1986-м картина получила Государственную премию СССР - одну из высших тогда наград. В этом году «Торпедоносцы» отметили четвертьвековой юбилей. С тех пор появились и другие картины о лётчиках, снятые на Кольском полуострове, но роднее и дороже по-прежнему - нет.

 
100let
godkino
baner