Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Публикации

Здесь был Сталин (к 80-летию визита Сталина на Мурман)

Минувшее

ЗДЕСЬ БЫЛ СТАЛИН

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ - сотрудник Государственного архива Мурманской области.

 

Когда-то это событие делило историю нашего края на «до» и «после». О нём говорили с восторгом. Его считали точкой отсчёта, изменившей историю Мурмана. Ему посвящали стихи:

«...Над бухтою гора стоит крутая,

За ней, в туманной дымке, острова,

Над нею чайки вольные летают,

На ней сверкают гордые слова:

- Здесь был создатель Северного флота

Великий Сталин...» (Александр Прокофьев)

«...Здесь Сталин был». И по его веленью

Пришли на Север наши корабли,

Чтоб стать на вахту здесь - в краю оленьем -

И защищать моря родной земли...» (В. Тихомиров)

«...И за сотнями миль, в промороженной мгле,

Как маяк, нам пути освещали

Золотые слова на гранитной скале,

На скале, на которой был Сталин...» (Николай Букин)

 

Подробнее...
 

«Первый Мурманский краевед»

alimov2 Алымов В.К 1933 г

4 апреля исполняется 130 лет со дня рождения известного краеведа, этнографа и автора многих статей о саамах Кольского полуострова Василия Кондратьевича Алымова. Многие историки, краеведы обращались к его личности, к работам. Так, например, профессор, доктор исторических наук А. А. Киселев считает Алымова «одним из зачинателей советского краеведения, одним из первых исследователей Кольского Севера»[1]. Труды первого мурманского краеведа не утратили актуальности и сегодня.

Василий Кондратьевич родился в 1883 году в деревне Ручьи Тосненского района, Санкт - Петербургской губернии. Приехав в Мурманск осенью 1922 года, Алымов стал работать следователем в губернском суде. В 1924 году, благодаря своей образованности, широте взглядов и любознательности Василий Кондратьевич был выдвинут на должность председателя плановой комиссии Мурманского губисполкома[2]. В течение пятнадцати лет проживания в нашем крае, Алымов занимал должности заведующего статистическим бюро окрисполкома[3], председателя Мурманского отделения Комитета содействия народностям северных окраин при ВЦИК, директора Краеведческого музея, был организатором и активным членом Общества изучения Мурманского края (Мурманского общества краеведения). Он участвовал в создании саамского букваря и «Атласа Мурманского округа».

Василий Кондратьевич был очень общительным, оптимистичным, дружелюбным и безотказным в помощи человеком. Несмотря на постоянную занятость, частые разъезды по Кольскому полуострову, большой объем работы, в квартире, где он жил с семьей, в доме на Красной улице всегда были гости, практически не умолкал телефон. Многие хотели посоветоваться, поговорить с авторитетным краеведом, выслушать его мнение по той или иной проблеме, просто пообщаться с интересным, интеллигентным человеком. Его домашний телефон стал своеобразным справочным бюро, часто звонили совсем незнакомые люди узнать интересующие их сведения, уточнить факты. Известный мурманский краевед, историк, член Союза писателей России В. В. Сорокажердьев отмечает: «Алымов был весьма популярной личностью в Мурманске и в области, как любитель истории, знаток жизни саамов.<...>. Алымов всегда был в центре внимания»[4].

Статьи Алымова об истории Мурмана, коренных жителях Кольского края печатались в газетах, журналах, альманахах. Стоит отметить, что его работы отличались неподдельной любовью к Северу. Василий Кондратьевич изучал язык, уклад жизни саамов, их обычаи, составлял сборники устного творчества. Он был очарован этим народом настолько, что занимался его познанием все годы жизни в Мурманске. Но именно эта неподдельная любовь к коренному населению Кольского Севера стала для него роковой.

alimov1
В.К Алымов с сыном 1928 г.

В 1938 году машина репрессий «докатилась» до отдаленных саамских поселений. По обвинениям в антисоветской деятельности арестовали более ста человек в Ловозере, было сфабриковано дело о так называемом «саамском заговоре», 34 человека обвинили сначала во вредительстве, затем в повстанческой деятельности, «подрыве советских устоев», шпионаже и стремлении присоединиться к Финляндии. Для «раскручивания» следственного дела был необходим кандидат на роль «руководителя повстанческой группы», главный обвиняемый - человек, которого знали, за которым в действительности могли бы пойти массы. Этим человеком стал Василий Кондратьевич Алымов. Он был осужден особой тройкой УНКВД по Ленинградской области 27 февраля 1938 года. Изначально Алымову было предъявлено обвинение в том, что он является участником «контрреволюционной финской националистической организации на Кольском полуострове», но от допроса к допросу обвинения увеличивались, его антисоветская деятельность расширяла масштабы. Василию Кондратьевичу инкриминировали «вербовку саамов для организации подрывных действий, подготовку вооруженного восстания, желание присоединиться к Финляндии и стать президентом Саамской республики». Сначала известный краевед отрицал все обвинения, но под гнетом пыток, избиений, непрекращающихся допросов ему пришлось «признаться» во всем, что ему диктовали. Помимо личных признаний сотрудники НКВД получили и свидетельские показания практически всех «участников саамского заговора», которые, не выдержав издевательств, изобличали друг друга[5].

22 октября 1938 года осужденного Василия Кондратьевича Алымова расстреляли в Левашевской пустоши под Ленинградом[6], а вместе с ним погибли еще 14 фигурантов «саамского заговора». Остальные получили по 10 лет исправительно-трудовых лагерей.

Уже в 40-х годах начался пересмотр дела Алымова из-за несоответствий в протоколах допросов обвиняемых. 4 июля 1957 года Военный трибунал Северного военного округа установил, что Алымов Василий Кондратьевич и другие осужденные по этому делу были арестованы незаконно, дело было сфальсифицировано. Сотрудники УНКВД, участвовавшие в этом, были осуждены и получили разные сроки, а невинно пострадавшие люди реабилитированы.

В Государственном Архиве Мурманской области хранятся фотографии

В. К. Алымова[7], личное дело периода работы в плановой комиссии Мурманского губисполкома, документы его трудовой деятельности в окрисполкоме. Публикации, вырезки из газет об Алымове находятся также в личных фондах профессора, доктора исторических наук А. А. Киселева и краеведа, историка, члена Союза писателей России В. В. Сорокажердьева.



[1] ГАМО, ф. Р - 996, оп.1, д. 578.

[2] Государственный архив Мурманской области (ГАМО), ф. Р-88, оп.2, д. 41.

[3] ГАМО, ф. Р -213, оп.1, д. 864.

[4] ГАМО, ф. Р - 1387, оп. 1, д.10.

[5] ГАМО, ф. Р - 1387, оп. 1, д. 16.

[6] Книга Памяти жертв политических репрессий (20е-50-е гг.).- Мурманск.- Север.- 1997.-С.19.

[7] ГАМО, ф. Р-996, оп. 996, оп.1, д. 1323.

 

Железнодорожный вокзал города Мурманска

vokzal90 лет назад, 27 марта 1923 года, в Мурманске состоялась торжественная церемония открытия нового, второго по счету, здания железнодорожного вокзала.

В Государственном Архиве Мурманской области хранится фотография железнодорожного вокзала, построенного  в 1923 году[1], личный фонд профессора, доктора исторических наук А.А. Киселева. В документах его фонда, связанных с историей Мурманска, имеются сведения и о Мурманском вокзале.

Первый городской вокзал был возведен в 1916 году во время строительства Мурманской железной дороги, обогревался он печами. 16 ноября 1922 года за два часа пожар уничтожил это здание, обшитое узкими досками.

Новый вокзал был построен из бревен за три месяца. В его правой части находилась служба движения. Над входом висела вывеска «Мурманск», над ней -  небольших размеров портрет В.И.Ленина, серп и молот со звездой и часы с круглым циферблатом.  Был на территории станции и колокол, и даже площадка со скамейками. Церемония открытия вокзала состоялась 27 марта 1923 года в 12.00. Мурманский вокзал стал не просто местом, где встречают и провожают поезда, но и центром общения городских жителей, где можно было узнать свежие новости, а заодно и массу другой интересной информации. Вокзал служил своеобразным клубом, живой газетой, источником сведений о жизни вне Кольского полуострова. А.А. Киселев писал: «Особенно много здесь собиралось народу, когда прибывал вагон-синематограф, где крутили американские фильмы. Приходил в Мурманск и специальный агропоезд, пропагандировавший огородничество и животноводство, раздающий семена для посевов и листовки на сельскохозяйственные темы».

Шло время. Постепенно увеличивался грузопоток, росло количество пассажирских перевозок на Мурманской, а с 1935 года - на Кировской железной дороге. С каждым годом становилось все очевидней, что Мурманску необходим новый вокзал, более вместительный, более современный, но мечты и планы не успели осуществиться. Началась Великая Отечественная война. Здание вокзала было уничтожено вражескими бомбами. После войны Мурманск быстро отстраивался, но мурманчанам довольно долго приходилось довольствоваться бараком с печным отоплением на месте вокзала.

Новое здание, каким мы знаем его сейчас, было построено сравнительно недавно, главный корпус его был открыт накануне 1 мая 1954 года, пятнадцатиметровый шпиль был установлен в 1959 году, а левое крыло с кассами и залом ожидания заработало только в 1961 году.



[1] ГАМО, ф. Р-1310, д.281

 

Общество содействия обороне страны

К 90-летию Общества друзей воздушного флота

 

Двадцатые годы стали годами рождения многих добровольных обществ, в том числе призванных содействовать обороне страны.

15 ноября 1920 г. при Академии Генерального Штаба было создано Военно-научное общество из преподавателей и слушателей Академии, красных командиров, пришедших с фронтов гражданской войны. В его организации и работе принимали участие М.В. Фрунзе, К.Е. Ворошилов, С.М. Буденный. Ячейки Военно-научного общества стали создаваться по всем гарнизонам Красной Армии. С расширением сети ячеек общество стало вести военную пропаганду среди командного состава запаса и учащейся молодежи. В 1925 г. оно было переименовано в Общество содействия обороне (ОСО).

С 1923 г. действовало Общество друзей воздушного флота (ОДВФ). В руководящий состав этого общества вошли видные советские работники, такие как  А.И. Рыков (председатель), С.С. Каменев (зам. председателя), Н.И. Подвойский (товарищ председателя). Основной целью, которую ставило перед собой общество, являлось содействие созданию в стране «могущественного как военного, так и гражданского воздушного флота». В задачи общества входило содействие в постройке на имеющихся заводах и закупке за границей новых самолетов, в строительстве авиазаводов, воспитании кадров летного состава, техническом усовершенствовании авиации, организации агитационной работы среди населения по привлечению средств на эти нужды. Средства общества состояли из членских взносов, пожертвований граждан и коллективов предприятий, доходов от полетов, лекций, выставок, экскурсий, концертов-митингов. На местах организовывались краевые, областные, губернские, уездные, волостные общества ОДВФ[1].

С 1924 г. работало Общество друзей химической обороны и химической промышленности («Доброхим»), которое пропагандировало химические знания среди населения, в том числе средства противохимической защиты на случай нападения врага. Учитывая общность интересов в деле укрепления обороноспособности страны, вскоре ОДВФ и «Доброхим» объединились и образовали добровольное общество «Авиахим».

23 января 1927 г. были объединены ОСО и «Авиахим», и новое добровольное общество получило название «Осоавиахим»[2]. В 1948 г. «Осоавиахим» был разделен на три самостоятельных оборонных общества: Добровольное общество содействия армии (ДОСАРМ), Добровольное общество содействия авиации (ДОСАВ), Добровольное общество содействия флоту (ДОСФЛОТ). Но уже в 1951 г. они вновь были объединены во Всесоюзное Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту (ДОСААФ).

После распада СССР в 1991 г. были объединены российские организации ДОСААФ в единую общероссийскую организацию, которая получила название Российская оборонная спортивно-техническая организация (РОСТО).

В фондах Государственного архива Мурманской области сохранились документы, освещающие деятельность оборонных обществ на территории нашего края с 1920-х годов.

Подробнее...
 

ПРАЗДНИЧНЫЙ ВЕК

new96Через несколько дней мурманчане в 96-й раз в истории города будут провожать старый год и приветствовать новый, а спустя еще неделю встретят Рождество. Новогодние праздники отмечают в заполярной столице с момента ее основания - уже почти век. Уходили в прошлое даты, эпохи, руководители страны и города, а любимые народом новогодние торжества оставались. Правда, в зависимости от исторических условий менялись и они. Судите сами.

Становление заполярной столицы пришлось на трудные годы революции и Гражданской войны, однако, несмотря на острый жилищный голод и общую неустроенность о праздниках не забывали. На стыке 1918 и 1919-го их, помимо горожан, встречали расквартированные в краевом центре части союзных войск держав Антанты. Год спустя, праздновали уже без союзников. Для детей тогда устроили новогодний утренник и рождественскую елку. Отмечали, конечно, и взрослые. Вот характерное объявление из газеты «Мурманский вестник» от 6 января 1920 года: «К празднику Рождества Христова продаю пятинедельных поросят. Справиться: Порт, внизу фанерный барак № 420, квартира Попова». Новогодние торжества были омрачены тем, что из-за нехватки дров мурманская электростанция с 1 января отключила от электричества некоторые районы города. И все-таки - праздновали. Последнее «белое» новогодье в Мурманске описал в своих мемуарах лейтенант Дмитрий Астафьев. «Встречу Нового года, повествовал он, - решено было устроить втроем: я, Державин и Павловский. Державин помещался в доме рядом с Управлением порта; вечером, часов около 10 собрались мы в его комнате, украсили ее флагами, наладили освещение - вообще придали вид, соответствующий торжественному случаю. Мишка (вестовой Астафьева - Д.Е.) принес из Собрания посуду, рябчиков, закуску, заказанный там специально сладкий пирог, расставил все это на столе и ½ 12 доложил:

- Кушать готово...

В 12 часов, крепко расцеловавшись друг с другом, пожав руки с искренними пожеланиями добра и счастья, уже веселые и радостные, начали мы 1920-й год». Не прошло и двух месяцев, как белые были вынуждены покинуть Кольский полуостров и бежать за рубеж, а Державин, у которого происходило описанное выше новогоднее торжество, погиб во время антибелогвардейского переворота в Мурманске.

После установления на Кольском полуострове советской власти Рождество и Новый год были объявлены «старорежимными» праздниками. В пику православию, комсомольцы устраивали антирелигиозное «красное рождество», а строчки из стихотворения А. Введенского «Не позволим» «только тот, кто друг попов елку праздновать готов» получили тогда широкое распространение. «Знаете ли вы, - информировал читателей в начале 1924 года журнал «Вестник Мурмана», - что надо было проделать и что миллионами делалось между первым и двенадцатым ударами часов? А вот что: на маленьком, заранее заготовленном клочке бумаги писалось самое большое, самое пламенное желание, торопливо сжигалась бумажка в огне свечи, и проглатывался пепел, но обязательно до конца боя часов и так, чтобы ни одна из начертанных и сожженных букв не прилипла ни к языку, ни к гортани. Операция - не из легких... Так бывало когда-то. Но - сорваны завесы со сверхъестественного, сорваны маски и плащи пришельцев, сбиты венцы с чудесного и бессильны давно магические круги и заклинанья. На опыте прошлых дней, побед и поражений строим будущее свое сами, становимся сами кузнецами своего счастья и задорно и весело смеемся порой в лицо пришельца - нового года».

Так продолжалось до середины 30-х. На исходе 1935 года «Правда» неожиданно напечатала заметку «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку». Реабилитация праздника произошла как раз тогда, когда Сталин произнес памятную фразу «Жить стало лучше, жить стало веселее». Новогодние торжества служили теперь укреплению советского строя, являясь одной из иллюстраций к знаменитой формуле «За детство счастливое наше спасибо родная страна». Комсомольцам и пионерработникам давалась директива в срочном порядке  устроить под Новый год коллективные елки для детей. В Мурманском округе Ленинградской области отреагировали на нее с годовым опозданием - уж слишком неожиданным оказался очередной поворот «генеральной линии». Спектакль для детей в кукольном театре по рассказу Чехова «Хирургия», вечера в ресторанах и столовых для взрослых, - вот и все, чем запомнилось тогда северянам новогодье. Зато уже в 1936-м елки устраивали повсюду - в школах, клубах, доме культуры. А в 37-м уже даже не елки - настоящие балы с играми, песнями, танцами, конфетти, серпантином, костюмами и духовым оркестром. На площади по проспекту Сталина построили в конце декабря две ледяные, шестиметровой высоты, горки для катания детей с желобом для спуска длиной 60 метров. Наконец, тогда же в «Полярке» появилось первое изображение Деда Мороза. Ну а Рождество так и не получило официального признания вплоть до начала 90-х.

Великая Отечественная, казалось, отодвинула на задний план все мирные дела и заботы. До праздников ли, когда вокруг столько горя? Но факты свидетельствуют - Новый год отмечали и тогда. К примеру, 1944-й мурманские портовики встретили ударным трудом, сумев, за последние 44 часа уходящего года поставить своеобразный рекорд - выгрузить на рейде с 6 пароходов 19 торпедных катеров. Работу они закончили около полуночи 31 декабря. Не забывали и о детях. Для них устраивали елки в главном мурманском бомбоубежище - с хороводами, подарками и просмотром «союзной» английской комедии «Джордж из Динки-джаза».

В первые послевоенные годы, когда культ личности Сталина достиг апогея, новогодние поздравления по всей стране, в том числе и в Мурманской области сопровождались обязательными славословиями в адрес вождя. В мурманской прессе того времени можно собрать богатую коллекцию «сталинских тостов». Вот лишь несколько примеров:

«Так прославим того, кто возглавил победы народа,

Кто зажег над страною сиянье рубиновых звезд.

Мы ему посвящаем на празднике Нового года

Нашу первую песню и первый торжественный тост».

 

«... До краев наполним чашу

И поднимем выше всех,

За того, кто в мыслях наших

И на сердце кто у всех.

Кто стоит всегда на страже

Словно кормчий у руля.

В Новый год страна вся наша

Выпьет, Сталин, за тебя».

 

«С новогодней заздравною чашей

За большим и за дружным столом

Мы о верности Родине нашей,

Мы о Сталине песню поем».

В 50-е - 80-е годы минувшего века Новый год уже был устоявшейся традицией. Хотя первая фотография елки на главной городской площади появилась в «Полярной правде» только в январе 1957 года - уже после ХХ съезда партии. В дальнейшем жители Мурманской области вместе со всем Советским Союзом, встречая праздник, досрочно выполняли и перевыполняли планы, подводили итоги социалистического соревнования, а так же смотрели «Карнавальную ночь», «Иронию судьбы...» «Голубой огонек», собираясь за праздничным столом, ждали боя курантов и слушали поздравления партийных лидеров. Впрочем, сформировались и свои, специфические, северные традиции. Например, морякам порой приходилось встречать Новый год в море, в рейсе, а спортсменам нравилось дожидаться двенадцатого удара часов на лыжне или - как моржам - в проруби. Мурманчане, отметив праздник дома, спешили на площадь Пять углов, «под елочку» - проветриться, пообщаться с народом, других посмотреть, себя показать.

В канун 1986-го в центре Мурманска появились прекрасно выполненные из дерева и фанеры Дед Мороз и Снегурочка. Они были настоящими великанами - рукавица Деда Мороза достигала полуметра в длину, а сам он возвышался до пятиметровой высоты. Рядом стояла Снегурочка - ему под стать. Годом позже 31 декабря в областном центре состоялось красочное карнавальное шествие с музыкой и танцами. В конце 1989-го мурманские коммунальщики соорудили в центре города сказочный замок с башнями и ледяной горкой, увенчанной фигурой крылатого коня. Кроме того, в тот год вместо живой ели на площади Советской Конституции впервые собрали искусственную конструкцию высотой 20 метров и диаметром у основания - 10. Подходящий проект отыскали в Новосибирске, а все остальное сделали в Мурманске. Для «озеленения» этого чуда техники потребовалось 7 тысяч веток лапника. Их добыли на лесозаготовках - из отходов.

Послесоветские праздники тоже имели свои, особые приметы. Из политической нестабильности и продовольственной скудости начала 90-х, когда хозяйкам приходилось прикладывать невероятные усилия для того, чтобы накрыть - иногда используя для этого продукты из «гуманитарной помощи» - приличный праздничный стол, Россия шагнула в сытые 2000-е. Сегодня новогодние торжества знаменуются скидками и распродажами в супер и гипермаркетах, обилием корпоративов, праздничными шоу на телеканалах, десятидневными каникулами. Вернулось и быстро обрело былое признание в народе Рождество. Ныне стала уже привычной картина, которую прежде нельзя было представить - руководители города, региона, государства на торжественном богослужении в православном храме.

Что впереди? Приближается столетие Мурманска и хочется верить - новогодние праздники, преодолевшие вместе с нашей страной, с нашим краем и с самым большим заполярным городом мира длинный, непростой путь, останутся с нами и впредь.

 


Страница 5 из 7
100-let-arch
100let
baner
godkino