Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Публикации

ПОНОМАРЕВ ПАВЕЛ АКИМОВИЧ

 

Многие, наверное, помнят старую почтовую марку, где гигантский черный ледокол сокрушает арктические льды. Атомный ледокол «Ленин», спущенный на воду в 1957 году, первое в мире надводное судно с атомным двигателем - яркий символ советской эпохи. Через три десятилетия он в последний раз причалил к Мурманску, где и был поставлен на вечную стоянку. Теперь атомоход - одна из главных достопримечательностей нашего города. Но не все знают, что первым капитаном этого мощного корабельного организма был выдающийся мореход-полярник, чьим трудом в историю города и Мурманского морского пароходства вписаны ярчайшие страницы - Пономарев Павел Акимович (1896-1973).

За свою удивительно яркую жизнь он с честью прошел непростой путь как флагманский корабль: всегда первый, ведущий, ответственный за выполнение самых сложных задач, высоко несущий флаг.

Родился Павел Акимович 12 июня 1896 года в поморском селе Нименьга Онежского района Архангельской области в крестьянской семье. С 16 лет ходил в море юнгой на шхуне «Святой Михаил», принадлежавшей архангельскому купцу. В 1913 году поступил в Кемскую мореходную школу и в 1915 году, окончив ее, получил диплом штурмана малого плавания. Далее была учеба в Архангельском мореходном училище и служба на Военно-морском флоте Балтики. Позже, выполнив плавательный ценз, Пономарев получил диплом капитана. С 1922 года ходил штурманом на ледоколах "Ленин" и "Ермак" в Балтийском море, участвовал в проводке судов Карских товарообменных экспедиций.

1928 год приносит Павлу Пономареву назначение на должность старшего помощника капитана ледокола «Красин» и участие в одном очень знаменательном событии. В Государственном архиве Мурманской области есть личное дело Пономарева Павла Акимовича, где в автобиографии его рукой вписана лишь одна неприметная строчка об этом: «...был переведен на л/к «Красин» на период экспедиции по спасению экипажа с дирижабля «Италия»». Вот так скромно оценил он свой труд в спасательной операции, за которой наблюдал весь мир. 16 июня ледокол отправился на помощь экспедиции Умберто Нобиле, потерпевшей крушение во льдах Арктики и ожидавшей спасения близ архипелага Шпицберген. Для оказания помощи были направлены 22 судна шести стран мира, но к ледовому лагерю экспедиции пробился только ледокол «Красин», сам получивший повреждения о тяжелые льды в районе поиска. Пономарев неоднократно облачался в водолазный костюм и опускался под воду для осмотра винта и рулевого устройства. Выживших членов экспедиции «Италии» судну удалось взять на борт, после чего оно последовало в Норвегию на ремонт. Но в это время пришла тревожная радиограмма с немецкого пассажирского лайнера «Монте Сервантес»: судно получило во льдах вблизи Шпицбергена большие пробоины. На борту лайнера было 1500 пассажиров и 318 членов экипажа. «Красин», несмотря на свое аварийное состояние, поспешил на помощь. Судовая команда под руководством старшего помощника капитана П. Пономарева и старшего механика М. Ершова наложила пластыри и откачала воду, а затем «Красин» сопроводил «Монте Сервантес» до Хаммерфеста. В Норвегии наших моряков встречали как героев. Не менее торжественно встретили «Красина» после возвращения из ремонта на родине. За мужество, проявленное в спасательных операциях в Арктике и при оказании помощи терпящему бедствие судну, Павел Пономарев был награжден Грамотой ЦИК СССР, орденом Трудового Красного Знамени, Грамотой ЦК Союза водного транспорта, золотыми часами ОСОАВИАХИМа и серебряным нагрудным знаком «За спасение на водах».

Ледокол «Красин» надолго стал родным для Павла Акимовича. В 1932 году Пономарев становится его капитаном и впервые в истории полярных плаваний выходит в Арктику в зимнее время. В 1934 году совершает переход из Ленинграда в Чукотское море через Панамский канал для оказания помощи экспедиции О. Ю. Шмидта. Челюскинцы были благополучно сняты с льдины полярной авиацией еще до прихода «Красина», а ледокол же совершил переход к острову Врангеля и принял на борт вынужденно зимовавших там пять лет полярников. За этот поход Павел Акимович был награжден орденом Красной Звезды.

Во время Великой Отечественной войны Пономарев командует ледоколом «И. Сталин», под бомбами гитлеровской авиации обеспечивает проводку конвоев в беломорских льдах. 15 января 1942 г. в результате налета фашистской авиации ледокол получил серьезные повреждения, а его командир был контужен. После лечения Павел Акимович вновь поднимается на мостик и возглавляет ледокольные операции в Балтийском море. В декабре 1945 г. Пономарева награждают орденом Отечественной войны 2 степени и орденом Ленина за успешное осуществление ледовых операций в Арктике и на Дальнем Востоке во время войны.

Ярчайшей вехой не только в жизни Павла Акимовича, но и в истории арктического плавания стал период, связанный с работой на первом в мире атомном ледоколе «Ленин». 24 августа 1956 г. в Ленинграде на судостроительном заводе им. А. Марти был заложен атомный ледокол «Ленин». Павел Пономарев принимал непосредственное участие в разработке рабочего проекта атомохода, с начала закладки он работал в группе наблюдения за строительством ледокола. Советы арктического капитана не однажды приходились кстати судостроителям. А с 1 марта 1957 г. Павел Акимович был назначен капитаном атомохода. Богатый опыт, накопленный за десятилетия плаваний, волевой характер, спокойствие и выдержка сыграли решающую роль в назначении П. А. Пономарева на должность капитана первенца будущего атомного флота страны. 12 сентября 1959 года уже с верфи Адмиралтейского завода «Ленин» отправился на ходовые испытания под командованием П. А. Пономарева. В фондах архива Мурманского морского пароходства мы видим приказ, изданный в мае 1960 г. «О премировании членов экипажа а/л «Ленин»»: «Мурманское морское арктическое пароходство начало проведение опытной эксплуатации первого в мире надводного судна с атомной установкой. Закончены проектирование, строительство и приемка ледокола. Большую работу по разработке проекта, приемке на заводах-поставщиках главных механизмов и испытаниях ледокола провела группа наблюдения ММАП под руководством Пономарева П. А. За активное участие и безаварийную работу членов экипажа в сдаточной команде Адмиралтейского завода в период швартовых и ходовых испытаний а/л «Ленин», на основании вышеизложенного приказываю: премировать работников группы наблюдения». За создание и строительство атомного ледокола «Ленин», 14 мая 1960 г. Павел Акимович награждается третьим орденом Ленина, а 29 мая он повел атомоход в первый экспериментальный испытательный рейс в Карское море. О результатах первой арктической навигации мы узнаем из архивных документов: «Арктическая навигация 1960 года завершена успешно. В арктические порты завезен весь предъявленный к перевозке груз. Все полярные станции, радиоцентры, экспедиции снабжены всем необходимым для их нормальной работы до будущего года. Высокое мастерство работы во льдах проявил экипаж ледокола «Ленин» при проводке речных судов через пролив Вилькицкого. Операция проводки совершенно неприспособленных к ледовому плаванию судов, была осуществлена впервые в истории арктического мореплавания в предельно поздние сроки, в условиях интенсивного ледообразования». К сожалению, в следующей арктической навигации Павлу Акимовичу участвовать не пришлось - медицинская комиссия не выпустила его в море. В 1962 году Пономареву пришлось расстаться с флотом.

Родина высоко оценила заслуги Павла Акимовича Пономарева. Он награжден тремя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «Знак Почета», Отечественной войны 2 степени, многими медалями и многочисленными наградами различных ведомств и общественных организаций. Пономарев был почетным полярником, почетным работником морского флота.

Умер Павел Акимович 9 августа 1973, похоронен в Санкт-Петербурге. А его имя осталось жить в названии транспортно-ледокольного судна «Павел Пономарев» Мурманского морского пароходства и улицы нашего города, названной в честь прославленного капитана 11 августа 1971 года.

 

Публикацию подготовила С. А. Мазина

 

 

ГАМО. Ф. Р-753. Оп. 2. Д. 65. Л. 399, 405.

ГАМО. Ф. Р-753. Оп. 2. Д. 66. Л. 475.

ГАМО. Ф. П-1. Оп. 19. Д. 4848.

«Улицы Мурманска». А. А. Киселев, М. А. Тулин. 1991 г. Мурманское книжное издательство.

«Родное Заполярье». Очерки истории Мурманской области. А. А. Киселев. 1974 г. Мурманское книжное издательство.

«Полярная правда». № 114 от 17.05.1972. С. 3. Статья «Всю жизнь с Арктикой».

 

Пономарев Павел Акимович.ГАМО. Ф. Р-947. Оп. 4. Д. 285.

 

Пономарев Павел Акимович.
(ГАМО. Ф. Р-947. Оп. 4. Д. 285.)


Ледокол «Красин». ГАМО. Ф. Р-1272. Оп. 4. Д. 105.

Ледокол «Красин».
(ГАМО. Ф. Р-1272. Оп. 4. Д. 105.)

 


Атомный ледокол «Ленин». ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 495.

Атомный ледокол «Ленин».
(ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 495.)


 

Бурков Константин Лаврентьевич

 

3 июня исполняется 110 лет со дня рождения Константина Лаврентьевича Буркова (1906-1964), орденоносного капитана Мурманского тралового флота, энергичного и отважного человека, чьим именем 18 декабря 1965 г. была названа одна из улиц нашего города.

Имя Константина Лаврентьевича упоминается во многих публикациях и книгах, есть воспоминания его коллег и сослуживцев, рассказы Марии Владимировны Бурковой - жены и верной подруги Константина Лаврентьевича. Он - удивительный человек, заслуживающий чтобы о его жизни, ратных и трудовых подвигах знали больше.

Константин Лаврентьевич Бурков родился в 1906 году в деревне Патракеевка Архангельской губернии, в поморской семье. С 14 лет начались его выходы в море: сначала коком на маленьком боте, затем матросом на парусном судне ходил он на Мурман за треской, был помощником тралмейстера, старшим клипфисником - прошел многие ступени рыбацкой науки.

Далее была учеба на вечернем отделении Архангельского морского техникума. Постигнув теорию судовождения, по окончании учебного заведения в 1933 году Константин Лаврентьевич становится штурманом. Но скоро его назначают капитаном первого «рыболовного комбайна» - судна, приспособленного для лова различными способами, спущенного на воду Архангельской судоверфью. Знание своего дела, хорошая морская подготовка, целеустремленность, невероятная работоспособность - вот что стало основой столь стремительного профессионального взлета вчерашнего выпускника.

В 1938 году в деятельности Константина Лаврентьевича происходят некоторые перемены, которые мы можем увидеть с помощью сохранившегося в Государственном архиве Мурманской области личного дела Буркова. В автобиографии мы видим написанную его рукой строчку: «В 1938 году был выдвинут заместителем начальника управления тралового флота в Архангельске и временно исполнял обязанности начальника».

Неизвестно, как бы продолжилась карьера Константина Лаврентьевича, если бы не начавшаяся в ноябре 1939 года советско-финская война. Буркова мобилизуют в войска Северного морского флота, где он служит командиром военного тральщика № 895. Выписка из характеристики К. Л. Буркова в его личном деле: «Товарищ Бурков участвовал в боях за взятие Петсамо (Печенги) и за успешное выполнение заданий командования награжден орденом Красного Знамени». Он первым ступил на причал освобожденной Печенги и разминировал его. Также, в числе других военных подразделений ему предстояло очистить фарватер к Линахамари от мин, чтобы вслед за тральщиками в порт могли безопасно пройти корабли с десантом.

После демобилизации в мае 1940 г. в жизни Константина Лаврентьевича были недолгие мирные вахты капитана РТ-412. И снова Родина в опасности! И снова мобилизация на Северный флот в качестве командира военного тральщика. Уже на четвертый день Великой Отечественной войны Бурков вновь поднимается на командирский мостик. Воевал Константин Лаврентьевич на ТЩ-38, бывшем рыболовном траулере «Киров», сменив прежнего командира Стрельбицкого Андрея Иосифовича. Сам Константин Лаврентьевич напишет о своем участии в военных операциях так: «...участвовал в боях с воздушными пиратами (имею на счету сбитый самолет) и подводной лодкой, конвоировали переход транспортных судов, несли дозор, выходили на боевые траления, уничтожали мины, перебрасывали десант на территорию, занятую противником». А «Полярная правда» 24 июля 1943 г. расскажет о тральщике Буркова: «В один из последних налетов на корабль напали семнадцать самолетов врага. Бомбы ложились у самого борта, и вода кругом бурлила как кипяток. Ни одна из брошенных бомб не угодила в корабль. Бурков умело маневрировал, не прекращая огня по машинам противника». При доставке боезапаса на полуостров Рыбачий под обстрелом противника из береговой артиллерии, Константин Лаврентьевич был тяжело ранен осколком. Много часов врачи боролись за жизнь командира, а потом - долгие месяцы в госпитале. Ему определили инвалидность, но он продолжал воевать, нести боевые вахты.

После войны в салоне траулера была установлена мемориальная доска: «В составе Северного флота активно участвовал в Великой Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков. В боях за нашу Родину экипаж корабля 200 суток провел в дозоре, конвойных операциях, уничтожил 20 мин, неоднократно отражал атаки вражеской авиации».

Но даже с победными залпами салюта, война для Константина Лаврентьевича и его боевого тральщика не закончилась. Еще больше года прочесывал он Баренцево море, вылавливая разбросанные фашистами мины. Хотел, чтобы его товарищи рыбачили в безопасных водах.

Только осенью 1946 года вернулся к мирному труду обретший прежнее название РТ-29 «Киров». Вступил он в строй промыслового флота, и повел его к мирным рекордам Бурков Константин Лаврентьевич. На груди ветерана к уже имеющемуся ордену Красного Знамени прибавились другие ордена и медали: орден Отечественной войны I степени, два ордена Красной Звезды, медаль «За отвагу», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией». Судно-рекордсмен, слава которого гремела еще со времен довоенных пятилеток, вновь показало себя. Следуя славным традициям, команда успешно завершила свой первый послевоенный рейс, доставив в порт 219,5 тонн рыбы. Вот что мы можем прочитать в архивном документе «Условия социалистического соревнования мастеров рыбной промышленности»: «Капитан РТ «Киров» тов. Бурков К.Л. и тралмейстер тов. Маслов В.Н., благодаря правильной расстановке людей и применения усовершенствованных приспособлений, способствовали в 1947 году вылову тральщиком 60 тыс. центнеров рыбы, что превышает довоенный уровень вылова...». И мало кто знал, подсчитывая уловы славного экипажа, что у капитана Буркова после фронтового ранения почти не действует левая рука.

Не менее известны успехи экипажа РТ «Семга», который в 1949 году принял Константин Лаврентьевич. Он вместе с основной частью команды перешел на отстающий в соц. соревновании траулер и сумел вывести его в передовые. Стахановский рекорд траулера «Киров» - 60 тысяч центнеров рыбы - был повторен промысловиками «Семги» в 1950 году. «Воля к победе» - так названа статья в «Полярной правде», рассказывающая о том периоде в истории коллектива траулера.

Этот год отмечен в жизни Константина Лаврентьевича еще одним знаменательным событием: в декабре 1950 года Правительство Советского Союза отметило его трудовые подвиги орденом Ленина и присвоении ему звания «Капитан флота рыбной промышленности I ранга».

Следующие восемь лет Бурков проведет в активной и плодотворной управленческой и общественной деятельности: он становится начальником промысловой разведки и заместителем начальника объединения «Мурманрыба», избирается членом ЦК профсоюза рабочих пищевой промышленности, членом Мурманского городского комитета партии, депутатом городского Совета трех созывов. Константин Лаврентьевич признавался: «Нет ничего более ценного в жизни, чем доверие народа. Я приложу все силы к тому, чтобы полностью оправдать Ваше доверие».

Но море зовет его... И в 1958 году Бурков возвращается в Мурманский траловый флот на капитанскую работу. Ежегодное прохождение обязательной медицинской комиссии перед выходом в море становится для него настоящим препятствием. Надзор врачей за здоровьем Константина Лаврентьевича осуществлялся строго: «Выход в море разрешен на 1 (один) рейс». Затем еще на один, и еще. Но вот в санитарной книжке появляется запись: «Может работать капитаном-наставником, как старослужащий». Это значит, что он должен быть на берегу, под присмотром медиков, и, как уступка врачей - редкие выходы в море.

Утром 3 декабря 1964 года капитан флота рыбной промышленности I ранга Константин Лаврентьевич Бурков умер на шестом причале, не дойдя несколько шагов до траулера. Похоронили его на Мурманском городском кладбище. Спустя год имя прославленного капитана ожило в названии мурманской улицы.

Публикацию подготовила С. А. Мазина

 

Ф. Р-542. Оп. 1. Д. 279. Л. 259.

Ф. Р-542. Оп. 1. Д. 134. Л. 114.

Ф. П-1. Оп. 19. Д. 829.

«Полярная правда» № 152 от 24.07.1943. С. 3. Статья «Командир вернется»

«Полярная правда» № 153 от 09.07.1950. С. 3. Статья «Воля к победе»

«Рыбный Мурман» № 7 от 15.02.1980. С. 8. и № 8 от 22.02.1980. С. 8. Документальный очерк «Лицом к морю»

«История Мурманского тралового флота. 1920-1970». А. А. Киселев, А. И. Краснобаев. Мурманское книжное издательство. 1973 г.

«Улицы Мурманска». А. А. Киселев, М. А. Тулин. Мурманское книжное издательство. 1974 г.

Бурков Константин Лаврентьевич. ГАМО. «Рыбный Мурман». № 8 от 22.02.1980.

 

Бурков Константин Лаврентьевич.
(ГАМО. «Рыбный Мурман». № 8 от 22.02.1980.)


Команда траулера РТ-29 «Киров». 1944 год. В центре – капитан Бурков К. Л. ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 10. Д. 10336 (н).

Команда траулера РТ-29 «Киров». 1944 год. В центре – капитан Бурков К. Л.
(ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 10. Д. 10336 (н).)

 


Выписка из приказа о присвоении персонального звания «Капитан флота рыбной промышленности I ранга» Буркову К. Л. ГАМО. Ф. Р-542. Оп. 1. Д. 279. Л. 259.

Выписка из приказа о присвоении персонального звания «Капитан флота рыбной промышленности I ранга» Буркову К. Л.
(ГАМО. Ф. Р-542. Оп. 1. Д. 279. Л. 259.)


 

К юбилею актрисы М. П. Скоромниковой

К юбилею актрисы М. П. Скоромниковой

 

 

26 мая отмечает юбилей ведущая актриса Мурманского областного драматического театра Марина Петровна Скоромникова.

Есть люди, встреча с которыми оставляет в нашей душе след на всю жизнь. Тот, кто побывал хотя бы на одном из спектаклей с участием Марины Петровны, несомненно, с этим согласится. Созданные ею образы запечатлены в памяти зрителей нескольких поколений - более сотни героинь, более сотни прожитых жизней. В чем тайна актерского обаяния актрисы Скоромниковой? Откуда этот дар владеть душой зрителя, пока на сцене идет действо, и даже еще какое-то время спустя?

В Государственном архиве Мурманской области, в фонде документов личного происхождения Скоромниковой Марины Петровны (Р-1183), имеются воспоминания актрисы, дающие ключ к постижению феномена ее дарования.

Театр в жизни Марины Скоромниковой был всегда - с первых мгновений жизни. Ведь родилась она в актерской семье. Семья Скоромниковых много ездила по стране («папе не сиделось на одном месте») и только перед самой Великой Отечественной войной осела в тихом городке Иваново. Здесь прошли отрочество и юность Марины. Отец с первых дней войны ушел на фронт и погиб в 1942 г. Мама, актриса филармонии, почти все время находилась вместе с другими актерами на выезде - поддерживали боевой дух бойцов. Дошкольницу Марину определили в круглосуточный детский сад.

В воспоминаниях о детских годах присутствует мир фантазий, в который маленькая Марина ныряла с головой и «из которого так не хотелось выныривать». Сказки рождались в ней сами по себе («Приходили откуда-то из таинственного космоса, который был внутри меня»). Первым воплощенным творческим опытом стала написанная по мотивам русской народной сказки пьеса «Колобок», в которой «сценарист» сама сыграла роль дедушки, т.к. мальчики в то время вместе с девочками в школе не учились. Потом были еще школьные пьески, тематические вечера, игра в театр с друзьями во дворе. «Даже в школе на переменке умудрялись под лестницей играть в театр. А сыщики-разбойники! О, это восторг. Я любила быть разбойником, гримировалась, одевалась в разные одежды, меняла походку, то старушку изображала, то мальчишку, чтобы пройти под носом у сыщиков и тебя не поймали».

Марина Петровна никогда не училась актерскому мастерству в институте. Театр жил в ней, был ее миром. Она прорастала в него душой. «...помню, я сидела на балконе, почему-то на ступеньках, в Малом театре в Москве, и смотрела «Снегурочку» Островского. И опять эта ужасная тоска, я вышла в вестибюль и плакала. Ко мне подошел какой-то мужчина, положил руку на голову и сказал: «Будешь актрисой, девочка».

В 1954 г. Марина Скоромникова окончила школу и поступила в педагогический институт на физико-математический факультет (мама, испытавшая на себе тяготы актерского ремесла, была категорически против театра). «Но тоска по чему-то другому, что я словами не могла определить, что требовало реализации, все росла и росла. У меня все время было ощущение, что я состою из большого количества людей, они запрятаны во мне и никак не могут выйти из своей темницы, а я не могу им помочь... И в конце концов мама взяла меня за руку и привела в народный театр, где режиссером был бывший мамин партнер по театру. Это был театр при фабрике Зиновьева... И началось счастье...Это был самый счастливый, чистый и бескорыстный период моей жизни».

Вскоре талантливую молодую актрису заметил режиссер профессионального театра. Ее пригласили во вспомогательный состав. Потом была роль Светланы в комедии по пьесе Н. Винникова «Когда цветет акация». Марина Петрова вспоминает: «Я ничего не умела делать технически, все - по-настоящему». С отсутствием актерской техники связаны забавные эпизоды, о которых актриса рассказывает теперь с юмором. «После пятого спектакля, помню, подошел ко мне рабочий сцены: «Послушай, теперь уж тебе, наверное, можно сказать. В последней сцене, в парке, не трогай деревья и электрические столбы. Они ведь не настоящие и падают за тобой».

Потом были победы и яркая творческая жизнь. 4 года в Ивановском областном драматическом театре, сезон - в театре комедии в Горьком. В 1961 г. получила приглашение от театра Краснознаменного Северного флота. И поехала в даль далекую. Годы службы в этом театре Марина Петровна вспоминает как время удивительное: потрясающий актерский состав, талантливый главный режиссер Исай Шойхет. «Я получила настоящую школу, четкое понимание, что такое театр и моя профессия». «Шойхет был действительно гениальный педагог. Он не только дал мне знания профессиональные. Он показал мне театр без прикрас». Это были годы тяжелого труда, ежедневного подчинения себя дисциплине. Каждый день выезды. «Отмены спектаклей не допускалось. Никакие болезни или несчастья не признавались». Первый успех в этом театре пришел с ролями Вики в спектакле «Чайки над морем» (он шел более 150 раз!), Лики («Мой бедный Марат»), Нюрки («В день свадьбы»), Надежды Миловановой («Верность»).

В 1969 г. М. П. Скоромникова перешла в Мурманский областной драматический театр. И вот уже 47 лет царит на его сцене. За это время сыграны десятки ярких, разноплановых ролей. «Оптимистическая трагедия», «Вдовий пароход», «Гроза», «Старомодная комедия», «Три сестры», «Пылкий влюбленный», «Синее небо, а в нем облака», «Медея», «24 часа из жизни женщины» - невозможно перечислить и малой доли полюбившихся зрителям спектаклей. По словам драматурга С. Коковкина, «ее женщины не всегда счастливы и удачливы, но всегда несдающиеся, верные своему чувству, своему выбору».

Поражает удивительная работоспособность Марины Петровны, ее энергия. Над каждой ролью актриса работает с полной самоотдачей: «Я вообще не могу брать прототипы своих ролей из жизни. Я должна сочинить каждый образ, придумать и прожить жизнь этого человека на сцене...». А награда за этот самоотверженный труд - «...такие волшебные минуты,... когда живешь единым дыханием с залом, на одной какой-то тоненькой, чуткой струне».

Марина Петровна проявила себя не только как талантливая актриса, но и как режиссер. Ею поставлены спектакли «Медея», «24 часа из жизни женщины».

За заслуги в области советского театрального искусства 20 ноября 1978 г. М. П. Скоромниковой было присвоено почетное звание «Заслуженный артист РСФСР», а 1 июля 1988 г. - «Народный артист РСФСР». Но, на наш взгляд, важнее всех званий для актрисы - это радость творчества, радость пребывания на сцене, восхищение и любовь зрителей, которые принадлежат Марине Петровне по праву.

 

 

 

Ф. Р-1183. Оп. 1. Д. 7. Л. 1-38. Д. 47. Л. 1. Д. 49. Л. 7.

Т. Бойкова. Актриса. - Комсомолец Заполярья. - 1978 - 2 декабря. - С. 3.

 

 

Публикацию подготовила Е. А. Волосникова


В роли Герарды («Хитроумная влюбленная», сезон 1964-1965 гг.). (Ф.Р-1183. Оп.1. Д.21. Л.5)

 

В роли Герарды («Хитроумная влюбленная», сезон 1964-1965 гг.)
(Ф.Р-1183. Оп.1. Д.21. Л.5)


В роли Инны Воронец («Полярная звезда», 1967 г.). (Ф.Р-1183. Оп.1. Д.23. Л.18.)

В роли Инны Воронец («Полярная звезда», 1967 г.)
(Ф.Р-1183. Оп.1. Д.23. Л.18.)

 


В роли Марии Ориэлли («Пробуждать спящих», сезон 1974-1975 гг.). (Ф.Р-1183. Оп.1. Д.27. Л.13)

В роли Марии Ориэлли («Пробуждать спящих», сезон 1974-1975 гг.)
(Ф.Р-1183. Оп.1. Д.27. Л.13)


В роли Лидии Васильевны («Старомодная комедия», сезон 1975-1976 г.). (Ф.Р-1183. Оп.1. Д.28. Л.20)

В роли Лидии Васильевны («Старомодная комедия», сезон 1975-1976 г.)
(Ф.Р-1183. Оп.1. Д.28. Л.20)


В роли Зои Ериной («Характеры», сезон 1976-1977 гг.) (Ф.Р-1183. Оп.1. Д.29. Л.10)

В роли Зои Ериной («Характеры», сезон 1976-1977 гг.)
(Ф.Р-1183. Оп.1. Д.29. Л.10)


В роли Комиссара («Оптимистическая трагедия», сезон 1979-1980 гг.). (Ф.Р-1183. Оп.1. Д.32. Л.12)

В роли Комиссара («Оптимистическая трагедия», сезон 1979-1980 гг.)
(Ф.Р-1183. Оп.1. Д.32. Л.12)


В роли Сонечки («Синее небо, а в нем облака», сезон 1985-1986 гг.). (Ф.Р-1183. Оп.1. Д.37. Л.5)

В роли Сонечки («Синее небо, а в нем облака», сезон 1985-1986 гг.)
(Ф.Р-1183. Оп.1. Д.37. Л.5)


 
1 И.Ф. Ушаков в день своего 75-летнего юбилея в актовом зале Мурманского государственного педагогического института , 1996 г.
(Ф. Р-1355. Оп. 3. Д. 103)

К юбилею И. Ф. Ушакова

2 марта - 95 лет со дня рождения Ивана Федоровича Ушакова (1921 - 2002), доктора исторических наук, профессора Мурманского государственного педагогического института (Мурманский арктический государственный университет), члена Российской академии педагогических и социальных наук, участника Великой Отечественной войны, почётного гражданина города-героя Мурманска, краеведа Кольского Заполярья.

Иван Федорович Ушаков родился в 1921 году в г. Верхнеуральске. В 1939 году он закончил с отличием Вичужское педагогическое училище по специальности «учитель начальных классов». 1 сентября 1939 года Иван Федорович поступил на исторический факультет Ивановского государственного педагогического института, но учебу пришлось приостановить - 29 сентября его призвали в ряды Красной армии.

Во время войны он участвовал в операциях по освобождению Украины, Венгрии Румынии, Югославии, Австрии. Был неоднократно ранен. По окончании Великой Отечественной войны Иван Федорович был отмечен военными наградами, в числе которых орден Отечественной войны I степени, медали «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», «За боевый заслуги», «За отвагу» и др.

Из воспоминаний И. Ф. Ушакова о начале военных действий в Украине, близ г. Каменец-Подольска в июне 1941 г.: «Отведенный нам участок обороны мы успели укрепить - отрыть окопы, траншеи, ячейки, щели, но боевые средства наши не усилились - правда, получили со склада патроны гранаты (помню, как я раздавал патроны от ППД[1]: вызывал к штабу командиров рот и заставлял расписываться за получение патронов, как будто была не война, а предстояли учебные стрельбы и нужен особый учет и ответственность за расход боезапасов). Из пополнений было дано взятых по мобилизации несколько сот бессарабских крестьян, которые почти все без исключения удрали по домам при первых столкновениях с врагом. Это были люди несоветские - ровно год назад они еще находились под румынами.

Остальная масса в большинстве своем готова была отдать жизнь, честно выполнить свой долг. Молодые лейтенанты рвались в бой. Помню: получили медальоны - «смертники» - патроны, в которые вкладывалась записка с именем и адресом на случай смерти для опознания - черные, пластмассовые, с завинчивающейся головкой - и люди писали: «погиб за мировую революцию - лейтенант Дуркин» и не более (этот был по национальности коми).

Комиссар части Гольдберг сидел и карандашом делал записи, вел дневник. Он, видимо, сознавал важность отражения боевой обстановки первых дней, и говорил мне, что надо сохранить его записи для будущего. Но они, конечно, погибли, сам Гольдберг погиб хорошо - в первом серьезном сражении под [...][2], осколок пробил ему голову и смерть была мгновенной»[3].

1 сентября 1946 года И. Ф. Ушаков поступил в Магнитогорский государственный педагогический институт. Во время учебы в нем он получал персональную стипендию имени И. В. Сталина, а по окончании был рекомендован в аспирантуру и в 1950 году стал аспирантом кафедры истории СССР Ленинградского государственного педагогического института. Там же Иван Федорович начал работать преподавателем и защитил кандидатскую диссертацию по теме «Белорецкое горнозаводское хозяйство дворян Пашковых в первой половине XIX века». С 1956 года Ушаков работал в Выборгском педагогическом институте  старшим преподавателем истории. Но так как в 1957 году институт был закрыт, Иван Федорович был назначен старшим преподавателем кафедры истории СССР в новообразованном Мурманском государственном педагогическом институте. Здесь и началось становление И. Ф. Ушакова не просто как талантливого педагога, но и маститого краеведа Заполярья.

Начав преподавать в Мурманске, Иван Федорович столкнулся с тем, что история Кольского Севера мало изучена, а во многом и не изучена вовсе, нет краеведческой литературы, в том числе и необходимой для педагогов, и он взялся восполнить эту брешь. Ушаков стал постоянным посетителем архивов и библиотек Мурманска, Архангельска, Санкт-Петербурга и Москвы. Ученый выявлял документы, собирал по крупицам информацию - формировал историю края. В процессе своих скрупулезных поисков Иван Федорович писал научные труды, издавал брошюры, учебные пособия, печатал свои публикации в местных газетах, участвовал в создании энциклопедии Кольского края, выступал на телевидении и радио.

Результатом научных исследований краеведа стала вышедшая в 1972 году под редакцией доктора исторических наук И. П. Шаскольского книга «Кольская земля: Очерки истории Мурманской области в дооктябрьский период». Материалы монографии в дальнейшем были положены в основу докторской диссертации Ушакова «История Кольского Севера с древнейших времен до 1917 года», которую он защитил в 1980 году в Ленинградском педагогическом институте имени А. И. Герцена.

Говоря о научной деятельности профессора, нельзя не сказать о его колоссальном труде - трехтомнике «Избранные произведения. Историко-краеведческие исследования». В эти книги вошли ценнейшие материалы по истории Кольского Севера, написанные, собранные, систематизированные и проанализированные Иваном Федоровичем. Это собрание представляет собой фундамент краеведения всей Мурманской области. Трехтомник вышел в конце 90-х годов, уже был переиздан с небольшими правками, но до сих пор является настольной книгой исследоваталей-краеведов Кольской земли.

В 2004 году на базе Мурманского государственного педагогического университета была организована научно-практическая конференция «Ушаковские чтения», которая впоследствии стала ежегодной. Проведение конференции - выполнение решения Ученого совета Мурманского государственного педагогического института об увековечивании памяти профессора И. Ф. Ушакову.

В Государственном архиве Мурманской области бережно хранится личный фонд Ивана Федоровича Ушакова (Ф. Р-1355). Он содержит в себе все собранные им за долгие годы материалы по истории Мурманска и области, все статьи, опубликованные в местной печати, вырезки из газет, фотоматериалы, рецензии, рукописные заметки и черновики. В фонде нашли свое место не только результаты научных исследований Ивана Федоровича, но и его личные документы, которые помогают исследователям всесторонне узнать личность ученого - характеристики, дневники, грамоты, дипломы, стихи и публикации, посвященные ему. В научно-справочной библиотеке архива хранится полное собрание опубликованных работ И. Ф. Ушакова, которое может помочь в исследованиях как учащемуся, так и опытному историку.

 

Сотрудник ГОКУ ГАМО

А. В. Алмазова


И.Ф. Ушаков за кафедрой в аудитории Мурманского государственного педагогического института, 1987 г.(Ф. Р-1355. Оп.3. Д. 91)

И.Ф. Ушаков за кафедрой в аудитории Мурманского государственного педагогического института, 1987 г.(Ф. Р-1355. Оп.3. Д. 91)

 

Фотопортрет И.Ф. Ушакова, 1947 г. (Ф. Р-1355. Оп. 3. Д. 55)

Фотопортрет И.Ф. Ушакова, 1947 г. (Ф. Р-1355. Оп. 3. Д. 55)

 

Фотопортрет И.Ф. Ушакова, 1981 г. (Ф. Р-1355. Оп. 3. Д. 81)

Фотопортрет И.Ф. Ушакова, 1981 г. (Ф. Р-1355. Оп. 3. Д. 81)

 

Шарж на и. Ф. Ушакова. Бумага, тушь.Автор, даты неизвестны.(Ф. Р-1355. Оп. 1. Д. 1159)

Шарж на И. Ф. Ушакова. Бумага, тушь. Автор, даты неизвестны.(Ф. Р-1355. Оп. 1. Д. 1159)



[1] Пистолет-пулемёт Дегтярёва, использовался на начальном этапе Великой Отечественной войны.

[2] Населенный пункт неразборчив.

[3]ГОКУ ГАМО. Ф. Р-1355. Оп. 1. Д. 376. Л. 25-32.

 

 

К Международному дню музыки

1310-5257bУрок в музыкальной школе г. Оленегорска. У доски - преподаватель школы Е. В. Степанова, выпускница Мурманского музыкального училища. ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 5. Д. 5256
Международный день музыки во всем мире отмечается 1 октября. И это праздник не только для профессионалов. Ведь музыка присутствует в жизни каждого человека с самого его рождения: мамины колыбельные, веселые детские песенки, уроки музыки в школе. С возрастом формируются музыкальные пристрастия. И, как правило, музыка юности, молодости остается любимой нами навсегда.

У каждого поколения - своя любимая музыка. В 1930-х на пике популярности были Изабелла Юрьева, Леонид Утесов, Вадим Козин, Клавдия Шульженко... В 1940-х - военные песни: «Синий платочек», «Темная ночь», «Смуглянка», «В землянке»... В 1950-е повсюду слышались голоса Эдит Утесовой, Майи Кристалинской, Марка Бернеса, Эдиты Пьехи, Георга Отса...

Сегодня мы предлагаем Вам вспомнить (а молодежи - узнать), какая музыка была популярна в далеком 1964 году. Обратимся к архивному документу. Это заявка одного из мурманских магазинов на получение грампластинок. В списке - хорошо знакомые людям старшего поколения песни: «А у нас во дворе», «И опять во дворе», «Люблю тебя», «Главное, ребята, сердцем не стареть», «Наманганские яблочки», «Девочка из Рима». Судя по количеству заказываемых пластинок, на пике популярности в 1964 году были песни «Я тебя подожду» (магазин готов продать 300 таких пластинок!), «Девчонки танцуют на палубе», «Пожар», «Оренбургский платок», песни в исполнении Робертино Лоретти, песенка шофера из кинофильма «Там, где кончается асфальт».

IMG IMG IMG IMG
ГАМО. Ф. Р-982. Оп. 1. Д. 134. Л. 170-173
Публикация подготовлена главным архивистом  Е. А. Волосниковой
 


Страница 3 из 7
100-let-arch
100let
baner
godkino