Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

К 90-летию со дня рождения В.Ф. Зайца

Сегодня исполнилось бы 90 лет руководителю архивной службы Мурманской области Владимиру Филипповичу Зайцу.

В.Ф. Заяц родился 30 мая 1929 г. в селе Красном, Черниговской области Украинской ССР. Детство провел в г. Конотопе (Сумская область, Украина), в 1940 г. семья Владимира Филипповича переехала в г. Калугу, где их застала Великая Отечественная война. Во время войны вместе с матерью, братом и сестрой находился в эвакуации на Урале. После войны Владимир Филиппович вернулся на Украину и устроился работать помощником машиниста. В 1946 г. выехал в Калужскую область, где работал инспектором отдела культурно-просветительской работы при Райисполкоме г. Жиздра. В 1952 г. стал курсантом 2-го Военно-морского политического училища в г. Киеве, которое окончил в 1955 г. и был направлен на Северный флот, служил в должности политработника. В связи с сокращением вооружённых сил СССР в 1961 г. В.Ф. Заяц был демобилизован и работал на гражданских должностях. В 1968 г. получил диплом по специальности «историк» в Петрозаводском государственном университете. С 1973 по 1981 гг. был заместителем начальника управления культуры Мурманского облисполкома, после чего, с 1981 г.  до 1996 г., возглавлял архивный отдел Мурманского облисполкома, впоследствии архивный отдел администрации Мурманской области.

Владимир Филиппович возглавлял архивную отрасль в очень сложный, динамичный, как для архивов, так и для всей страны период. Сначала это была перестройки, с ее попытками реформировать советскую систему, а потом переход к рыночной экономике уже в новой стране - Российской Федерации. Несмотря на все трудности Владимиру Филипповичу и его коллегам архивистам удалось добиться значительного улучшения состояния архивного дела в нашем регионе. Можно смело сказать, что немалая часть сегодняшней архивной инфраструктуры Мурманской области создана при его непосредственном участии.

К началу 1980-х годов крупнейшее архивное учреждение - госархив Мурманской области не имел собственного здания, находился в нескольких неприспособленных помещениях по всему Мурманску. Такое состояние осложняло работу как архивистов, так и исследователей, работавших с документами, ведь оборудованного читального зала не было, а пользователи размещались в одном помещении с сотрудниками архива.[1] Еще большую тревогу вызывала невозможность принять на государственное хранение документы многих учреждений, так как не было места для их размещения. Находясь на временном хранении в организациях, последние допускали утрату, уничтожение архивных дел (такие случаи были, увы, не единичными, несмотря на планомерную борьбу архивного отдела с небрежным хранением документов), поэтому единственной гарантией сохранности документов была их передача в госархив.

Сразу после назначения на должность начальника архивного отдела В.Ф. Заяц наметил план основных действий, определив в качестве главной задачи строительство здания для размещения госархива. Разумеется, решение этого вопроса требовало значительных затрат и усилий, а значит и времени, поэтому первостепенной задачей было добиться немедленного выделения новых помещений.

В 1984 г. для ГАМО были выделены помещения на ул. Маклакова, благодаря чему в начале 1986 г. удалось создать лабораторию реставрации и переплета, работа которой была положительно оценена комиссией Главархива СССР.[2]

Участок для нового здания госархива на ул. Карла Либкнехта был отведен еще в конце 1970 г., однако проектно-сметная документация  утверждена только в 1986 г.[3] Предполагалось реализовать типовой проект здания архива на 500 000 ед. хранения, уже построенные по данному проекту архивохранилища существовали в целом ряде советских городов.

Строительно-монтажные работы начались в декабре 1988 г. После начала строительства возникали многочисленные проблемы с нехваткой средств, строительных материалов и были все шансы превратить возведение архивного здания в «долгострой». Сказывались особенности эпохи: набирающий обороты экономический кризис, а также разрушительное землетрясение в армянском городе Спитаке, на восстановление которого направлялись основные строительные ресурсы государства.

Как вспоминают современники событий, Владимир Филиппович, в определенном смысле, возглавил строительство. Его рабочий день начинался с выезда на стройку, разговора с прорабом, выяснения хода работы и текущих проблем. Немало способствовал быстрому решению всех возникающих вопросов большой опыт В.Ф. Зайца, который еще будучи заместителем начальника управления культуры занимался строительством культурных учреждений, хорошо знал строительную отрасль области, был лично знаком со всеми ее руководителями. Случалось, что строители обращались лично к В.Ф. Зайцу, минуя строительную организацию (строительство велось силами треста «Мурманжилстрой»), потому что знали, что так вопрос будет решен куда оперативнее.

Строительство закончились в декабре 1990 г., заселение здания началось в январе 1991 г.[4] Четырехэтажное кирпичное здание с техническим (цокольным) этажом, рассчитанное на размещение всех необходимых служб государственного архива, вмещающее полмиллиона единиц хранения стало настоящим подарком для архивистов.

Как вспоминают коллеги, переезд в новое здание, несмотря на тяжелый труд по перемещению фондов, проходил в приподнятой, можно сказать, праздничной атмосфере. Впервые у архива было собственное здание, не нужно было больше ездить между архивохранилищами, разбросанными по всему городу, ютиться в крохотных кабинетах.

В новом здании был предусмотрен и читальный зал, способный принимать до 15 исследователей одновременно, осуществлять копирование, просмотр микрофильмированных документов, что в значительной мере упростило доступ к изучению документального наследия региона.

Строительство нового здания госархива не снимало всех проблем отрасли, так как документальный фонд региона не сводился лишь к ГАМО, на ведомственном хранении все еще находилось значительное число документов, прежде всего, по личному составу.

С целью сохранения документов по личному составу (эта категория документов хотя и не представляет большой исторической ценности, связана с обеспечением социально-экономических прав граждан: начислением пенсий, пособий и т.п.) архивный отдел вел планомерную деятельность по созданию сети муниципальных архивов.

В данном вопросе также стоит отдать должное настойчивости Владимира Филипповича: в документах конца 1980-х - первой половины 1990-х можно обнаружить многочисленную переписку архивного отдела с городскими и районными исполкомами, позднее с главами муниципалитетов Мурманской области по вопросам скорейшего создания и обеспечения всем необходимым местных архивов.

В 1985-1989 гг. были созданы городские государственные архивы гг. Североморска и Кандалакши.[5]

В 1992-1993 гг. созданы Кольский районный государственный архив, государственный районный архив пос. Умба, государственный архив в Полярном.[6]

В 1993 г. был создан мурманский городской государственный архив документов по личному составу (сегодня - архивный отдел мурманского муниципального бюджетного учреждения «Управление по обеспечению деятельности органов местного самоуправления города Мурманска»)

Итогом планомерной работы и настойчивого доведения нужд архивной отрасли до первых лиц администрации Мурманской области стало Постановление АМО от 21.11.1994 №478 «О механизме реализации Закона «Об архивном фонде и архивах на территории Мурманской области и мерах ответственности по фактам его нарушения»,[7] которое предписывало создать районный государственный архив в Печенгском районе, рассмотреть вопрос о создании межгородского архива  в городах Апатиты, Оленегорск, Мончегорск, Полярные Зори, завершить создание материально-технической базы архивов Кольского, Терского, Ковдорского, Лавозерского районов и гг. Кандалакши, Снежногорска.

Значительным событием стала национализация (огосударствление) партийных документов. Необходимо отметить, что партийные архивы в СССР были обособлены от государственного архивного фонда, отличались большой закрытостью и практически полной недоступностью для исследователей (для работы в партархиве необходимо было членство в КПСС и согласование партийных органов).

В 1991 г. после неудачной попытки осуществления государственного переворота (события, связанные с созданием ГКЧП) последовали указы первого Президента РФ Б.Н. Ельцина «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР» от 23.08.1991[8], «О партийных архивах» от 24.08.1991[9] запрещающие деятельность Компартии и объявляющие ее архивы государственной собственностью.

Скорость принимаемых решений была также вызвана зафиксированными случаями уничтожения партийных документов членами партии. 26.08.1991 в архивный отдел Мурманской области приходит правительственная телеграмма от главы Роскомархива Р.Г. Пихоя о необходимости включения партийных архивов Мурманской области в состав областных госархивов на правах архивохранилищ.[10] Начинается сложная и масштабная работа по интеграции партийных архивов в состав архивного фонда региона.

В соответствии с Актом приема-передачи документов, оборудования, мебели партийного архива Мурманского обкома КП РСФРС от 07.09.1991 г.[11] в партархиве числилось 924 фонда объемом 243 145 дел. Для понимания масштабов напомним, что архивохранилища основного здания ГАМО были рассчитаны на 500 000 ед. хранения, к тому же партийные архивы не исчерпывались только областным комитетом, в них входили архивы первичных партийных комитетов организаций, районые и городские комитеты Компартии. От местных комитетов документы поступали, зачастую в неразобранном и несистематизированном виде, без описей,[12] что еще больше усложняло работу с ними. Да и документы Обкома вызывали вопросы, так в Протоколе заседания дирекции ГАМО от 24.09.1992[13] отмечается, что в бывшем партархиве 15 лет не проводилась проверка наличия дел, имеются разночтения в учетных записях, а фонды не прошли категорирование.

Несмотря на все сложности, документы партийных архивов Мурманской области вошли в состав архивного фонда региона, впоследствии мурманскими архивистами был составлен путеводитель по документам новейшей политической истории ГАМО.[14] Сейчас бывшие партийные фонды представлены 267 тысячами ед. хранения и являются ценнейшим источником информации по новейшей истории нашего региона.

На рубеже 1980-х-1990-х гг. серьезно возросла справочная работа архивных учреждений. Так, В.Ф. Заяц докладывал в Главархив РСФСР, что в связи с подготовкой и проведением реформы пенсионного обеспечения в Госархиве выдача справок в период 1988-1989 выросла в два раза, по сравнению с предшествующими годами, в связи с чем Владимир Филиппович просит выделить дополнительные средства на оплату труда работников.[15]

Еще больший масштаб справочная деятельность приобрела в 1990-е годы, что было связано как с дальнейшим реформированием пенсионной системы, так и с процессами приватизации, возрождения института частной собственности. В апреле 1993 г. архивный отдел обращается к Главе администрации Мурманской области Е.Б. Комарову с просьбой о расширении штата ГАМО и его филиала в г. Кировске в связи с троекратно возросшим потоком социально-правовых и тематических запросов.[16]

В различных обоснованиях о выделении средств, расширении штатов архивных учреждений области Владимир Федеорович не раз будет обращаться к статистике возросшего числа запросов. Отметим, что и сегодня исполнение социально-правовых запросов остается одной из приоритетных задач архивных учреждений, хранящих документы по личному составу, а спрос на подобные запросы из года в год стабильно высок.

Нельзя не сказать и об еще одной серьезной проблеме с которой столкнулась архивная отрасль в ту эпоху. Уже в конце 1980-х экономика Советского Союза вошла в стадию глубокого кризиса, несмотря на заверения руководителей партии и государства, все их попытки улучшить материальное положение граждан заканчивались безрезультатно. Особенно заметно это стало в конце 1980-х, когда с прилавков магазинов стали регулярно исчезать продукты.

Наиболее тяжелое положение сложилось в первой половине 1990-х гг. Социально-экономическая ситуация во время перехода к рыночной экономике была повсеместно сложной, особенно у работников бюджетной сферы, однако даже на ее фоне, материальное положение архивистов было незавидным. Так в 1995 г. средняя заработная плата архивных работников составила 321 тысячу рублей (после проведения деноминации рубля в 1998 г. 1 тысяча рублей стала равна 1 рублю), тогда как средняя зарплата по области - 761 тысячу.[17] Из-за этого начался отток квалифицированных кадров в другие сферы, только за 1 полугодие 1995 г. из госархива уволилось 13 человек.

Владимир Филиппович Заяц предпринимал значительные усилия по улучшению материального положения работников госархива, увы, до поры они были безрезультатны.

В 1993 г. в России был принят первый в постсоветской истории закон об архивном деле, оказавший большое влияние на всю архивную отрасль. Помимо прочего, этот нормативный акт впервые разграничивал компетенции федерального и регионального правительств в сфере архивного дела.[18] Следом за принятием федерального закона, аналогичные нормативные разработали в субъектах России, не стала исключением и Мурманская область.

Архивный отдел и лично В.Ф. Заяц провели значительную работу для согласования и принятия данного закона. Основные прения и переписка между различными органами власти Мурманской области развернулись по поводу нескольких вопросов: налогообложение архивных учреждений, административная ответственность за нарушение архивного законодательства, оплата труда архивистов (обеспечение адекватности которой надеялись достигнуть путем закрепления за сотрудниками государственного архива порядка оплаты труда аналогичного принятому в органах государственной исполнительной власти).  Последний вопрос касался не столько архивного дела, сколько был попыткой архивистов найти выход из тяжелой социально-экономической ситуации 1990-х гг., которая уже упоминалась выше.

Благодаря поддержке депутатов областной Думы, данный пункт вошел в финальную версию закона, и проблема несправедливой оплаты труда архивистов была решена. Это можно назвать большой победой архивного отдела, позволившей не только спасти отрасль от ухода квалифицированных кадров, но и поднять престиж архивной работы, привлечь новых специалистов и создать высокопрофессиональный коллектив.

В 1996 г. Владимир Филиппович Заяц уходит на пенсию. За свою службу и труд он был награжден медалями «40 лет Вооруженных сил СССР», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «Ветеран труда», знаком отличия «За заслуги перед Мурманской областью», за вклад в развитие архивного дела удостоен звания «Заслуженный работник культуры Российской Федерации». После выхода на пенсию проживал в г. Костроме.

Архивисты нашего региона сохранили теплые воспоминания о Владимире Филипповиче. Они признательны ему не только за высокий профессионализм и искренне радение за архивную отрасль, но и за глубокую человечность в общении. Как вспоминают коллеги: к Владимиру Филипповичу можно было обратиться по любому вопросу, не взирая на чины и должности, он каждому старался оказать любую возможную помощь.

Владимир Филиппович Заяц управлял архивной службой в один из сложнейших периодов новейшей истории нашей страны, разумеется, не все проблемы ему удалось решить, но можно уверенно сказать, что вверенную отрасль он оставил в значительно лучшем состоянии, чем принял.

 

 

 



[1] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 539. Л. 2.

[2] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 496. Л. 4.

[3] Ф. Р-405. Оп. 8. Т. 2. Д. 2784. Л. 157.

[4] Ф. Р-142. Оп. 2. Д. 3747. Л. 96.

[5] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 554. Л. 2.

[6] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 608. Л. 38.

[7] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 637. ЛЛ. 78-81

[8] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 561. ЛЛ. 2-3

[9] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 561. Л. 7.

[10] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 561. Л. 5.

[11] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 561. ЛЛ. 20-36.

[12] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 561. Л. 95.

[13] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 561. ЛЛ. 125-128.

[14] Архивохранилище документов новейшей политической истории государственного архива Мурманской области: Путеводитель / Редкол.: Н. Н. Галактионова, Т. В. Ишбирдина, Н. А. Пыхтина (отв. редактор), С. Г. Руденко. М.: Звенья, 2002. 247 с.

[15] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 538. Л. 7.

[16] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 608. Л. 80.

[17] Ф. Р-118. Оп. 1. Д. 637. Л. 174

[18] Медведева О.В., Сенина Е.С. Формирование архивного законодательства в России // Социально-экономические явления и процессы. 2012. №9. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-arhivnogo-zakonodatelstva-v-rossii (дата обращения: 26.05.2019).

Ф. Р-100. Оп. 3 Т. 1. Д. 223. Научно-практическая конференция, посвященная 70-ти-летию государственного архива Мурманской области. Выступает заведующий архивным отделом администрации Мурманской области В.Ф. Заяц. 1992 г.

Ф. Р-100. Оп. 3 Т. 1. Д. 190. Здание Государственного архива Мурманской области. 1992 г.

Ф. Р-100. Оп. 3 Т. 1. Д. 206. Государственный архив Мурманской области. Читальный зал. С документами работают студенты Мурманского государственного педагогического института. 1992 г.

Ф. Р-100. Оп. 3 Т. 2. Д. 1970. Семинар с Главами администраций городов и районов Мурманской области на базе Государственного архива Мурманской области. Слева направо Владимир Филиппович Заяц, зав. архивным отделом администрации Мурманской области; Павел Иванович Сверчков, зам. управляющего делами администрации Мурманской области; Павел Александрович Сажинов, председатель Мурманской областной Думы. 03.03.1995.

Ф. Р-100. Оп. 3 Т. 4. Д. 2850. Проводы на пенсию зав. архивным отделом администрации Мурманской области Владимира Филипповича Зайца (слева). Чаплыгин И.Г., председатель обкома профсоюзов работников госучреждений (справа); Ворохобина Н.Ф., председатель горкома профсоюзов работников госучреждений (в центре). 14.09.1996.

Ф. Р-100. Оп. 3 Т. 4. Д. 2853. Проводы на пенсию зав. архивным отделом администрации Мурманской области Владимира Филипповича Зайца (справа). В.А. Новиков , зав. архивом администрации Кольского района (слева) вручает памятный подарок.

 

 

 
100-let-arch
100-let-arch
logo80
100let
logodobro