Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

МЕЛОДИЯ ПОЛЯРНОГО

Я видел это в каком-то фильме. На экране возникает карта. Камера движется над ней будто с высоты птичьего полёта.  Внизу плывут коричневые башни горных хребтов, голубые нити рек. Затем, в определённой точке изображение внезапно начинает быстро увеличиваться, расти, приближаться. И вот появляется город - во всей красе. Со всеми своими домами и улицами, пешеходами и автомобилями, пыльными деревьями по обочинам, и бабушками на лавочках у подъездов. То же самое мне хочется сделать и в новой рубрике, посвящённой юбилею области: только не в географическом, а в историческом плане. Чтобы судьба: города ли, села ли, на первый взгляд сухая и скучная, вдруг предстала перед нами выпукло и ярко, заиграв всеми красками, чтобы вместо точки на карте мы увидели жизнь - сложную, подчас трагичную, но неизменно прекрасную.

Города - как песни: у каждого своя мелодия, свой мотив. В мелодию Полярного явственно вплетается голос моря. Первые ноты его истории связаны с возникшим в конце 80-х годов XIX века проектом создания на Мурмане военного порта и посещением нашего края в 1894 году министром финансов Российской империи Сергеем Витте. Екатерининская гавань в Кольском заливе произвела на него неизгладимое впечатление. «Такой грандиозной гавани, - отмечал Витте, - я никогда в своей жизни не видел». Она «никогда не замерзает, весьма обширна, легко может быть защищаема» и «оттуда наш флот будет иметь прямой доступ в океан».

 

Но это было только вступление. Собственная, особенная музыкальная тема началась 24 июня 1899 года торжественным аккордом открытия города, сразу ставшего уездным центром и получившего при рождении имя Александровск - в честь Александра Третьего. Вслушаемся, вчитаемся. «Город почистился, прибрался и принял праздничный вид, всюду сновали люди, развевались флаги... По окончании литургии, духовенство... стройно и торжественно тронулось по шоссейному спуску к пристани, при мерных ударах церковного колокола. Крестный ход сопровождала  масса разодетого по-праздничному народа. Погода была пасмурная, но дождя всё-таки не было. Стояло тепло, позволявшее обходиться без пальто и фуражек... Соседние скалы были усеяны любопытными. Почти в каждом ущелье сидел со своею камерою фотограф-любитель. И действительно, шествие представляло грандиозную картину: впереди всех несли запрестольный крест, за ним следовал хор певчих, с той и с другой стороны которых развевались две шёлковые хоругви замечательно художественной работы; потом шло духовенство в светлых облачениях, с евангелием и святою водою, диаконы с кадилами и, наконец, игумен Ионафан с крестом в руках. За духовенством, немного поодаль, следовал Его Высочество Великий Князь Владимир Александрович... Вся процессия двигалась стройно, соблюдая строгий порядок. Погода прояснилась: из-за облаков проглянули живительные лучи светозарного солнышка».

Солнце истории пригревало недолго: началась революция, потом Гражданская война, из которых город вышел уже другим. Поменялось и отношение к духовенству, столь красочно описанному выше. В 1924 году, через несколько дней после смерти Ленина, в «Полярной правде» появилась характерная заметка под названием «Пляс над могилой Ильича». Процитируем. «В гор. Александровске 23 января с/г у местного «преподобного отца» Василия по случаю свадьбы был танцевальный вечер. ГПУ попросило танцы прекратить, т.к. был траурный день. Отец Василий ответил в таком духе: «Траурный день только у вас, меня же это нисколько не касается». Отец Василий сидел уже в 22 году в исправ. доме. Видно ему там понравилось. А плясать над могилой Ильича он слишком рано начал». Кончилось, в итоге, тем, что городской Свято-Никольский храм был закрыт, а потом и разрушен.

Следующий поворот судьбы, следующий всплеск мелодии. Летом 1933-го на берегу Екатерининской гавани в населённом пункте, «разжалованном» к тому времени из города в село и переименованном из Александровска в Полярное, побывали Сталин, Ворошилов и Киров. Отобедали, посмотрели последний номер стенгазеты, а заодно утвердили выбор места строительства оборонительных сооружений для создававшейся здесь главной базы Северной военно-морской флотилии - будущего Северного флота. С тех пор и по сей день флотская тема в песне Полярного - главная. С могучей силой и напором звучала она в нелёгкое военное время. Впрочем, и лирические ноты тоже были. Вспомним, как отзывался о городе, снова ставшем таковым в конце 30-х, герой «Двух капитанов» Вениамина Каверина Саня Григорьев, защищавший, по сюжету, наш край. «Я не верю в предчувствие, но невольно подумал о нём, когда, поражённый красотой Полярного и Екатерининской бухты, я стоял у циркульного дома. Точно это была моя родина, которую до сих пор я лишь видел во сне и напрасно искал долгие годы, - таким явился передо мной этот город. И в радостном возбуждении я стал думать, что здесь непременно должно произойти что-то очень хорошее для меня и даже, может быть, самое лучшее в жизни».

Самое лучшее произошло - и в романе, и в действительности: победа была достигнута. А дальше снова лейтмотивом - море, флот, командующие которым вплоть до 70-х годов лично провожали в поход каждую подлодку... Налетает с моря заряд, город удаляется, скрывается за снеговой завесой, остаётся позади плавказарма, берег отступает, уходит. Сколько поколений русских моряков переживали это! Так же, как и возвращение «на базу» - в родной порт.

- Вернёшься из автономки, - рассказывали мне ветераны подводники, - поднимаешься на сопочку, к дому, где живёшь, а ноги не несут, не тянут. Отвыкли от нормальной ходьбы за месяцы плавания.

В 1995 году город, который прежде официально открывали, получил статус закрытого административно-территориального образования. Однако это лишь очередная административная улыбка судьбы. «Закрыть» роль Полярного в жизни нашего края - невозможно.

Так уж сложилось, что вехи истории города были увековечены на высокой, обрывистой скале в юго-восточной его части. Сначала она носила имя архангельского губернатора Энгельгардта, сыгравшего немалую роль в строительстве порта на берегу Екатерининской гавани. Бронзовая доска с соответствующей надписью была закреплена на гранитном утёсе. В 1923 году одну доску сняли, другую повесили, начертав на ней «РСФСР. Пролетарии всех стран соединяйтесь! Власти рабочих и крестьян не будет конца. В честь всемирного вождя революции В.И. Ленина. Пятый съезд Советов Александровской волости». А в 1943-м Ленина «сменил» Сталин и на вершине всё той же сопки появился огромный бетонный параллелепипед, где буквами внушительных размеров выбили текст, читавшийся, по замыслу, из любой точки Екатерининской гавани: «Здесь был 22 июля 1933 года основатель и создатель Северного флота великий Сталин». Позже, когда ветер эпохи в очередной раз поменял направление, взорвали, полностью уничтожив, и этот мемориал.

Сегодня, когда мир вновь стал иным, и над Полярным раздаётся звон колоколов возрождённого храма, что можно увековечить на скале Энгельгардта-Ленина-Сталина так, чтобы эту надпись не постигла судьба предыдущих? Возможно, почетное звание «Город воинской славы», присвоенное недавно бывшему Александровску - первому из морских городов России, возможно, что-то ещё. Что-то, связанное с морем и флотом, без которых песне Полярного - не быть, не звучать.

 
100let
godkino
baner