Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Публикации

Человек-легенда

 

13 января исполнилось 85 лет со дня рождения Виталия Николаевича Мешкова - участника становления и развития энергетики Кольского края, почетного гражданина Мурманской области, одаренного, общительного человека.

Виталий Николаевич родился в 1933 г. в поселке Свирьстрой. Его родители, участвовавшие в строительстве Свирской ГЭС, приняли решение переехать на Север на строительство первой электростанции Нивского каскада. О жизни в поселке Нивском Виталий Николаевич писал в своих воспоминаниях: «Интересная публика населяла тогда базу кольских гидростроителей: это были не только заключенные, но и спецпоселенцы, трудпоселенцы, условно осужденные, в общем - ссыльные всех мастей и калибров, в основном по политическим статьям, представленные в большинстве своем коренными питерцами, интеллектуалами старой закваски. Жили они в бараках, но своим аристократическим манерам не изменяли: рядом устроили теннисный корт, организовали клуб, где собирались по вечерам и праздникам. Таким образом, моими первыми впечатлениями об этом мире стали нивские бараки, местные аристократы, играющие в теннис, и еще дорога к отцу, возводившему плотину на порожистой речке Пиренга».[1]

Повзрослев, Виталий Николаевич решил пойти по стопам родителей-энергетиков и поступил учиться на гидроэнергетический факультет Московского энергетического института. «А преддипломную практику я проходил, конечно же, на Нивской ГЭС. Именно тогда глубоко врезались в мою память лекции по регулированию скорости турбины, которые читал нам, студентам, начальник ГЭС-2 Евгений Вениаминович Смирнов. Правда, потом я узнал, что за его плечами нет даже техникума, а глубины познаний он достиг исключительно самообразованием. Именно ему, рабочему человеку, доверили руководить станцией», - вспоминал Виталий Мешков студенческие годы.[2]

Свою рабочую деятельность легендарный энергетик начал в 1957 году с должности дежурного инженера на Княжегубской ГЭС. Об этом «зеленом» времени Виталий Николаевич писал с теплотой: «Славное было время! Строительство Княжегубской ГЭС и бурное развитие Нотозерского леспромхоза притягивало молодежь. У нас сложилась очень приличная волейбольная команда, занимавшая в табели о рангах второе место в области. Любые соревнования превращались в настоящие спортивные праздники, которые мы сами себе устраивали. В результате многие турниры районного масштаба стали проходить не в Кандалакше, а у нас.<...>. Княжегубская - особая веха в моей жизни. Знал я всех работников по имени-отчеству, и до сих пор память хранит светлые, мудрые лики наставников»[3].

В связи с развитием горнодобывающих металлургических предприятий  Кольского полуострова и нехваткой мощностей существующих электростанций в 1956 году в Апатитах началось строительство гидроэлектростанции. Виталий Мешков в 1960 году уговорил свое начальство перевести его на строившуюся станцию. Новое, активное и живое влекло его. Даже жизнь в бараке с удобствами во дворе не испугала молодого энергетика. Не сдаваться помогали энтузиазм, общественная и спортивная жизнь. И здесь Виталий Мешков участвовал в создании волейбольной команды, а позже и в организации спортивных соревнований по разным видам спорта.

С 1965 года Виталий Николаевич работал директором каскада Пазских ГЭС Колэнерго в поселке Раякоски Печенгского района, с 1967 года занимал должность заместителя главного инженера, позже главного инженера региональной энергетической системы «Колэнерго», а с 1985 года стал руководителем «Колэнерго», где он проработал до 2001 года. В 1997 году был избран депутатом Мурманской областной думы 2‑го созыва.

Хоть и невозможно переоценить вклад Мешкова в развитие северной энергетики и региона, его деятельность была отмечена наградами:

Орденами: «Дружбы народов» (1985 г.), «Орден почета» (1996 г.);

Медалями: «За трудовую доблесть» (1976 г.), «Ветеран труда» (1984 г.),

Ведомственными наградами: «Отличник Министерства энергетики и электрификации СССР» (1966 г.), «Почетный энергетик СССР» (1982 г.),

«Почетный работник топливно-энергетического комплекса» (2000 г.), «80 лет Плана ГОЭЛРО» (2000) г.

Присвоены звания: «Заслуженный энергетик РФ» (1992 г.), «Ветеран энергетики» (1996 г.), Почетный гражданин п. Мурмаши (2003г.), Почетный гражданин Мурманской области (2006 г.).

Государственная награда Финляндии: Рыцарский крест 1 класса Льва Финляндии (2010г).

 

Ушел из жизни Виталий Николаевич Мешков 19 апреля 2016 года.

Именно с именем В.Н. Мешкова связывают период становления и развития Кольской энергетики. Благодаря его профессионализму, неравнодушию, любви к своему делу Колэнерго смогло пройти через сложные годы постсоветского периода. Он умел заряжать коллег оптимизмом и надеждой, его любили сотрудники, уважали партнеры. Так писал о высоких достижениях Виталия Николаевича в Полярной правде Василий Белоусов в 1997 году: «При его непосредственном участии внедрена одна из первых в стране автоматизированная система диспетчерского управления энергосистемой на базе новейших вычислительных комплексов. В результате повысилась оперативность управления станциями и эффективность использования установленного на них оборудования. По инициативе Мешкова в энергосистеме началась и успешно осуществляется целевая программа реконструкции и модернизации электрических станций. Энергетиков не балуют высокими наградами. Тем более весомыми считается в их среде получение звания «Заслуженный энергетик Российской Федерации». Виталий Николаевич Мешков - один из них. А еще он «Заслуженный работник «Колэнерго».[4] В декабре 2017 года в дань памяти Виталию Николаевичу была открыта мемориальная доска в п. Мурмаши.

Светлую память бережет и его личный фонд, который хранится в стенах Государственного архива Мурманской области. Среди документов фонда - сочинения и статьи Виталия Николаевича об энергетике Кольского Севера, его личные документы (характеристики, дипломы, и т.д.), выпуски газеты «Энергетик Заполярья», документы о работе Колэнерго (отчеты, планы), материалы, собранные Мешковым на интересующие его темы.

 

Публикацию подготовила А.В. Алмазова



[1]Мешков В.Н., «Моя жизнь. Мое призвание. Моя судьба», 2014 г., с. 6.

[2] Мешков В.Н., «Моя жизнь. Мое призвание. Моя судьба», 2014 г., с. 18.

[3] там же, с. 23.

[4] Ф.Р-1414, оп. 1, д. 49, л. 4.

В.Н. Мешков

В.Н. Мешков

 

 

НАГРАДА СТОЙКОСТИ, МУЖЕСТВУ И ГЕРОИЗМУ МУРМАНЧАН

 

3 декабря 1982 года в «Полярной правде» был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении города Мурманска орденом Отечественной войны I степени: «За мужество и стойкость, проявленные трудящимися города в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны, успехи, достигнутые в хозяйственном и культурном строительстве, наградить город Мурманск орденом Отечественной войны I степени». Правительственная награда стала своеобразным подведением итогов обороны Кольского Севера, о которой 6 декабря 1944 года написала газета «Правда»: «Героическая защита Заполярья войдет в историю нашего народа как одна из самых ярких, самых запоминающихся страниц. Здесь враг был остановлен осенью 1941 года. Здесь находится участок, где врагу в течение всей войны не удалось перешагнуть линию нашей государственной границы».

С годами стираются из человеческой памяти суровые годы Великой Отечественной войны, уходят из жизни те, для кого события военных лет стали частью биографии. Но остаются архивные документы - бесстрастные и объективные свидетели исторических событий. Эпизоды истории, запечатленные в документе, архивы сохранят навсегда. Языком цифр и фактов рассказывают они о жизни Мурманска в военные годы: о мобилизационной работе и перестройке народного хозяйства в соответствии с условиями военного времени; об организации производства вооружения для армии и флота и героических буднях портовиков, железнодорожников, рыбаков, судоремонтников; о вкладе всех жителей города в дело победы.

В докладной записке первого секретаря обкома ВКП (б) Максима Ивановича Старостина председателю Чрезвычайной Государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецких захватчиков победа советских людей в этой кровавой войне описана точными цифрами и данными: «Германское командование упорно стремилось уничтожить Мурманск. На город площадью в 250 кв. км с начала войны по декабрь 1943 года немцы за время 792 налетов сбросили 4100 фугасных бомб и 181193 зажигательные авиабомбы. Бомбардировками и пожарами немецко-фашистские захватчики нанесли огромный ущерб народному хозяйству Мурманской области и в особенности городу Мурманску, а также личному имуществу граждан. За время войны в Мурманске полностью и частично разрушено 1417 домов. Немецкие летчики нанесли 128 разрушений водопроводу и теплофикационной магистрали, 149 разрушений дорог и мостовых, 478 разрушений радиотелефонной сети». На 30 страницах дела по-военному четко и объективно подводит Старостин горький итог военных действий на Мурмане.

Но за сухим языком цифр читается его боль по утраченной мирной жизни, по разрушенной фашистами Кольской земле. «Рассчитывая с ходу взять Мурманск, гитлеровское командование сосредоточило на этом участке отборные горно-егерские части, участвовавшие в операциях по захвату Норвегии. В первые дни немцам, имевшим численное превосходство, удалось потеснить наши передовые части и несколько продвинуться вперед. Подошедшее уже 2 июля 1941 года подкрепление, остановило врага. Красная Армия и Северный Военно-Морской флот плотно закрыли немцам путь к Мурманску. Такой же безуспешной оказалась и попытка гитлеровцев прорваться к Кандалакше. Трижды фашистское командование назначало сроки взятия Мурманска: 15 июля, 18 августа и 1 октября 1941 года. В целях поощрения своих солдат немецкое командование обещало после взятия Мурманска на три дня отдать им город для разграбления. Бойцы Красной Армии и моряки Северного Военно-Морского флота своим упорным сопротивлением сорвали разбойничьи планы гитлеровцев. Разрушения в Мурманске, по своей бессмысленной жестокости трудно с чем-либо сравнить. Город не находился в зоне непосредственных военных действий, и организованное немецкими варварами его разрушение - неопровержимое свидетельство предумышленного тягчайшего преступления правителей фашистской Германии, германского военного командования. А вот строчки из дневника Старостина, написанные после одной из самых страшных бомбежек: «26 июня 1942 года. По пути с аэродрома домой осматривал город. Как сильно он изменился за несколько дней от бомбардировок и пожаров! Мне было очень тяжело смотреть на эти развалины. Четыре года я отдал городу, строя и приводя его в порядок, делая его красивым. Много трудов и энергии было в это дело вложено строителями. Фашистская сволочь свела на нет все наши труды за несколько дней».

В партийных фондах областного, городского и районных комитетов ВКП (б) того времени отложились документы, рассказывающие о многогранной и сложной работе по организации отпора врагу на Кольском полуострове. Все мероприятия проводились в обстановке патриотического подъема и незыблемой уверенности мурманчан в правоте своего дела, в победе над врагом. Это читается, например, в справке Кольского РК ВКП (б) от 17 марта 1945 года о сборе средств в фонд обороны по району за годы Великой Отечественной войны. Или в отчетном докладе первого секретаря обкома ВКП (б) А.М. Кутырева от 14 января 1947 года: «...Судоремонтные предприятия переделывали рыболовные суда для нужд Северного флота и ремонтировали боевые корабли. Оставшиеся рыболовные суда не прекращали вылов рыбы. Невзирая на частые и ожесточенные бомбардировки, преодолевая многочисленные трудности и лишения, в порту безостановочно и быстро разгружались караваны судов, в городах, поселках, на линиях передач, на электростанциях и на Кировской магистрали восстанавливались разрушения. Замечательные образцы героизма показали рыбаки, железнодорожники, портовики, судоремонтники, связисты и оленеводы». И как своеобразный итог - справка обкома ВКП (б) от 14 августа 1944 года о количестве рабочих и служащих Мурманской области, удостоенных за время войны правительственными наградами: 3 Героя Советского Союза, 1 Герой Социалистического Труда, 438 человек награждено различными орденами, 711 - медалями. О стойкости воинов-мурманчан, об их мужестве и героизме рассказывают нам также письма с фронта, бережно сохраненные в областном архиве и несколько фондов документов партизанских отрядов, действовавших на Кольском полуострове.

1 ноября 1944 года 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий Москва салютовала войскам, завершившим разгром врага на Кольском полуострове. Огромные потери понесла наша Родина в этой войне - более 27 миллионов человек потерял СССР. Вот почему россияне не забывают военные действия, чтут память погибших и дорожат мирной жизнью. Именно поэтому, в связи со славным событием - награждением Мурманска орденом Отечественной войны I степени - Государственный архив Мурманской области еще раз вспоминает о подвиге мурманчан в той страшной войне.

Публикацию подготовила Мазина С.А.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список архивных фондов и научно-справочной литературы, использованной при написании статьи

 

1.     ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 303.

2.     ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 317.

3.     ГАМО. Ф. П-1. Оп. 3. Д. 273.

Мурманский областной комитет КП РСФСР.

4.     ГАМО. Ф. П-174. Оп. 1. Д. 474.

Кольский райком КПСС.

5.     ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1.

Коллекция документов ветеранов войны, участников обороны Заполярья.

6.     ГАМО. Ф. Р-543. Оп. 1. Д. 101.

Мурманская областная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям области.

7.     ГАМО. Ф. П-19, 20.

Партизанский отряд «Большевик Заполярья».

Партизанский отряд «Советский Мурман».

8.     Старостин М.И. «Дневник войны».

9.     Киселев А.А. «Родное Заполярье».

10. «Фронтовой альбом» - сборник документов и воспоминаний из фондов ГОКУ ГАМО.

11. «Мурманская область в годы Великой Отечественной войны» - сборник документов и материалов из фондов ГОКУ ГАМО.

12. «Полярная правда». - 1982. - 2 декабря. - л. 1.

13. «Правда». - 1944. - 6 декабря. - л. 1.

 

1.	Орден Отечественной войны I степени.

Орден Отечественной войны I степени.

 

2.	ГАМО. Ф. Р-142. Оп. 2. Д. 2707а. Грамота с Указом Президиума Верховного Совета СССР о награждении города Мурманска орденом Отечественной войны I степени.

ГАМО. Ф. Р-142. Оп. 2. Д. 2707а. Грамота с Указом Президиума Верховного Совета СССР о награждении города Мурманска орденом Отечественной войны I степени.

 

3.	ГАМО. Ф. Р-1240. Оп. 1. Д. 14. Л. 60. Карта обороны Заполярья и Карелии. Июнь1941 – июнь 1944 гг.

ГАМО. Ф. Р-1240. Оп. 1. Д. 14. Л. 60. Карта обороны Заполярья и Карелии. Июнь1941 – июнь 1944 гг.

 

4.	ГАМО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 366. Л. 19. Из докладной записки заведующего военным отделом обкома ВКП (б) Буторина секретарю обкома ВКП (б) М. И. Старостину о ходе всеобщего военного обучения в Мурманской области. Ноябрь 1941 г.

ГАМО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 366. Л. 19. Из докладной записки заведующего военным отделом обкома ВКП (б) Буторина секретарю обкома ВКП (б) М. И. Старостину о ходе всеобщего военного обучения в Мурманской области. Ноябрь 1941 г.

 

5.	ГАМО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 392. Л. 54. Сводка о народном ополчении по районам Мурманской области на 7 июля 1941 г.

ГАМО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 392. Л. 54. Сводка о народном ополчении по районам Мурманской области на 7 июля 1941 г.

 

6.	ГАМО. Ф. Р-142. Оп. 2. Д. 199. Л. 105. Выписка из протокола заседания исполнительного комитета Мурманского горсовета от 30 июня 1941 г.

ГАМО. Ф. Р-142. Оп. 2. Д. 199. Л. 105. Выписка из протокола заседания исполнительного комитета Мурманского горсовета от 30 июня 1941 г.

 

7.	ГАМО. Ф. Р-947. Оп. 4. Д. 151. Руководство Мурманской базы военизированного тралового флота.  3-й слева – Г. Г. Тисленко.

ГАМО. Ф. Р-947. Оп. 4. Д. 151. Руководство Мурманской базы военизированного тралового флота. 3-й слева – Г. Г. Тисленко.

 

8.	ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 99. Мурманск после бомбежек и пожаров. 1942 г.

ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 99. Мурманск после бомбежек и пожаров. 1942 г.

 

9.	ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 26. Л. 9. Докладная записка секретаря обкома ВКП (б) по рыбной промышленности Куликова секретарю Мурманского обкома ВКП (б) М.И. Старостину о выполнении постановления бюро обкома ВКП (б) от 26.01.1942 «Об отправке рыбы трудящимся г. Ленинграда».

ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 26. Л. 9. Докладная записка секретаря обкома ВКП (б) по рыбной промышленности Куликова секретарю Мурманского обкома ВКП (б) М.И. Старостину о выполнении постановления бюро обкома ВКП (б) от 26.01.1942 «Об отправке рыбы трудящимся г. Ленинграда».

 

10.	 ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 3043. Погрузка рыбопродукции для отправки в блокадный Ленинград. 1944 г.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 3043. Погрузка рыбопродукции для отправки в блокадный Ленинград. 1944 г.

 

11.	 ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 6393. Разгрузка рыбы на передовом траулере Мурманского тралового флота. Мурманск. 1944 г.

ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 6393. Разгрузка рыбы на передовом траулере Мурманского тралового флота. Мурманск. 1944 г.

 

12.	 ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 124. Л. 11. Командование партизанского отряда «Советский Мурман» в момент разработки боевой операции. 1943 г.

ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 124. Л. 11. Командование партизанского отряда «Советский Мурман» в момент разработки боевой операции. 1943 г.

 

13.	 ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 187. Л. 23. Письмо мурманчанина Александра Ивановича Павлова с фронта сестре Павловой Тамаре Ивановне. Погиб 7 октября 1944 г.

13. ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 187. Л. 23. Письмо мурманчанина Александра Ивановича Павлова с фронта сестре Павловой Тамаре Ивановне. Погиб 7 октября 1944 г.

 

 

 

Память живет в документах…

 

30 сентября исполнятся 80 лет со Дня рождения Владимира Александровича Смирнова – известного мурманского поэта, журналиста, краеведа, переводчика. В Государственном архиве Мурманской области бережно хранится фонд Р-1383 «Семейный фонд Смирновых». Документы фонда рассказывают исследователям о жизни, работе, творчестве незаурядной и талантливейшей личности.

Владимир Александрович Смирнов родился 30 сентября 1937 года в пос. Териберка. До переезда в Мурманск в 1954 году семья Смирновых часто меняла местожительство, будущий поэт жил и учился в Умбе, Никеле, Мончегорске, Кировске, Коле. После окончания школы в г. Мурманске Владимир поступил в Кировский горно-химический техникум, но в 1956 году он оставил учебу и уехал работать на Дальний Восток. Прежде чем взяться за перо пробовал себя во многих профессиях, жил в разных уголках страны.

«…люблю ездить, знакомиться с новыми людьми, беседовать с рабочими. В разговорах с ними всегда находишь что-то новое, интересное..», - рассказывал о своей страсти к путешествиям мурманский поэт (Ф. Р-1383, оп. 1, д. 161, л. 9).

По возвращении в 1959 году в г. Мурманск Смирнов работал матросом буксирного парохода, позже литературным сотрудником редакции газеты «Заполярный труд» в г. Коле. В то же время Владимир Александрович стал одним из организаторов литературного объедения при Мурманском книжном издательстве, которое спустя почти 20 лет было преобразовано в Мурманский Союз писателей СССР.

В 1960 году Владимир Александрович стал студентом Московского литературного института им. А.М. Горького. Во время учебы вышла его дебютная книга «Таежные маяки» (1962 г.). После окончания института в 1965 году поэт вернулся на родной север и устроился работать редактором Мурманской студии телевидения, став постоянным ведущим ряда телевизионных передач: цикла «Край морошковый», альманаха «Географ», передачи «Туристскими тропами Заполярья».

«Так вот, Владимир Смирнов, наскоро поправив галстук и смахнув святой пот, уже улыбается со всех мониторов и наизусть шпарит текст. Да еще успевает вовремя подать собеседнику руку помощи в виде наводящего вопроса», - из репортажа корреспондента газеты «Рудный Ковдор» с Мурманской телестудии (Р-1383, оп. 1, д. 161, л. 8).

Несомненно, богатый жизненный опыт и частые путешествия по стране давали Владимиру Александровичу почву для творчества. Но основными темами его работ неизменно оставались люди, природа, фольклор дорогого ему Севера.

«Есть поэты академичного, что ли, плана. А есть от сохи. Родившись в Териберке, потом став городским жителем, он тянулся к природе, был заядлым рыбаком, охотником, все это вкупе и сделало его незаурядным человеком», - вспоминал с восхищением поэт Александр Миланов о Владимире Смирнове (Ф. Р-1383, оп. 1, д. 167, л. 21).

В 1966 году вышел сборник стихов В.А. Смирнова «Жизнь, которой живу». В 70-80-е гг. вышли в свет еще пять: «Круги земли» (1971 г.), «Поморье» (1974 г.), «Поветерье» (1981 г.), «Взводень» (1982 г.), «Побережник» (1987 г.). В 1978 г. Владимир Александрович был принят в Союз писателей СССР. В 1985 г. вышел сборник очерков о людях и природе Кольского полуострова «Живое вокруг нас», в 1988 г. - документальная повесть «Поворотная вода».

С 1991 года Владимир Александрович плодотворно работал обозревателем газеты «Мурманский вестник».

Стоит отметить, что важной составляющей в жизни поэта было изучение истории, жизни и культуры поморов и саамов Кольского полуострова. Владимир Александрович посвящал коренному населению Севера свои стихи, поэмы, очерки, статьи. Мало того, В.А. Смирнов был основным переводчиком стихов саамской поэтессы Октябрины Вороновой на русский язык. Они познакомились в 1975 году, а позднее начали сотрудничать. Без его самоотверженной работы строки саамской поэтессы возможно не дошли бы до русского читателя. Также он переводил детские стихи саамских поэтесс Ираиды Виноградовой, Екатерины Коркиной, Эльвиры Галкиной.

«Переводчик тонко ощутил поэтику саамского языка, бережно перенес ее хрупкие ростки в благодатную почву русской культур; в этом случае можно говорить о сотворчестве авторов», - так восторженно отзывался один из критиков о талантливом переводе Владимира Смирнова стихов Октябрины Вороновой (Ф. Р-1383, оп. 1, д. 161, л. 34).

Помимо литературной деятельности В.А. Смирнов вел активную общественную жизнь: был одним из организаторов и участником Дней Баренцева моря, объединяющих многих поэтов и прозаиков, Дней славянской письменности и культуры. Немаловажна его роль, как члена Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Владимир Александрович занимался реставрацией памятников, поисками незахороненных останков солдат, воевавших в Великой Отечественной войне, пропагандировал патриотическое воспитание детей. Как член президиума Мурманского областного совета общества охраны природы Смирнов обследовал уникальные природные комплексы и объекты Мурманской области, участвовал в работах по восстановлению музея под открытым небом на Партизанской высоте. Благодаря ему, например, в 80-х гг. были оформлены охранные статусы водопаду на реке Чапома и конгломератам Риж-губы. Владимира Александровича удручало состояние природы, загубленные по вине людей животный и растительный мир Севера, эти проблемы он старался поднимать перед общественностью. Об этом он писал стихи:

…И дошло до него,

Будто этого только и надо,

Что в незримых глубинах

Не водится рыба давно,

Что – спасибо соседству

Родного его комбината-

Серой травлены воды

И шлаком засыпано дно…

(отрывок из поэмы «Прозрение»)

Продолжая свою литературную деятельность, Владимир Александрович в 1993 г. выпустил поэтический сборник «Поклонный крест», в 1994 г. – сборник очерков для школьников «Я живу на Севере».

28 ноября 1995 года он ушел из жизни. В память о поэте в сентябре 1996 года в торжественной обстановке на стене дома по улице Володарского была открыта мемориальная доска, а в мае 2008 года у Мурманской областной детско-юношеской библиотеки был открыт бюст Владимиру Александровичу Смирнову.

В фонде Р-1383 «Семейный фонд Смирновых» имеются рукописные варианты документальных и художественных произведений В.А. Смирнова, дневниковые записи, переводы стихотворений Октябрины Вороновой, переписка В.А. Смирнова с семьей. Также, в фонде есть личные документы Владимира Александровича: свидетельства о рождении, дипломы об окончании литературного института им. А.М. Горького. Сохранились грамоты, благодарности, вырезки из газет с материалами о жизни и творчестве поэта. Две описи фонда составляют фотоматериалы разных лет. В научно-справочной библиотеке архива имеются книги Владимира Александровича Смирнова.

Память о мурманском поэте, «сыне земли Кольской» В.А. Смирнове жива не только, когда мы посещаем памятники, возлагаем цветы к ним, но и когда не забываем его творчество, погружаемся в исследования, связанных с ним документов, читаем, изучаем его стихи, переводы, публицистику, воспоминания о нем друзей и коллег.

 

 

Публикацию подготовила А.В. Алмазова

Ф. Р-1383, оп. 1, д. 327

Ф. Р-1383, оп. 1, д. 327

Фотопортрет В.А. Смирнова в день 50-летнего юбилея,1987 г.

 

Ф.Р-1383, оп. 2, д. 270

Ф.Р-1383, оп. 2, д. 270

В.А. Смирнов читает свои стихи, 1979 г.

 

Ф.Р-1383, оп. 2, д. 275

Ф.Р-1383, оп. 2, д. 275

В.А. Смирнов на встрече с читателями, 1982 г.

 

 

 

НЕ ПО РОЖДЕНИЮ, НО ПО ПРИЗВАНИЮ

15 августа исполняется 115 лет со дня рождения Максима Ивановича Старостина - первого секретаря обкома ВКП (б), члена Военного совета Северного военного флота и 14-й армии, руководившего Мурманской областью с 1939 по 1945 год.[1] Направленный в январе 1939 года решением ЦК ВКП (б) на партийную работу в Мурманск, Максим Иванович всем сердцем полюбил Кольскую землю, вложил в нее частичку своей души, и весь свой опыт и энергию отдал на организацию отпора врагу в трагические годы Великой Отечественной войны.

Следующие строчки из его дневника, написанные после одной из самых страшных бомбежек, подтверждают преданность Старостина нашему городу: «26 июня 1942 года. По пути с аэродрома домой осматривал город. Как сильно он изменился за несколько дней от бомбардировок и пожаров! Мне было очень тяжело смотреть на эти развалины. Четыре года я отдал городу, строя и приводя его в порядок, делая его красивым. Много трудов и энергии было в это дело вложено строителями. Фашистская сволочь свела на нет все наши труды за несколько дней. После окончания Отечественной войны надо заставить этих гадов все восстанавливать заново». Он делал все возможное, что зависело от него, и не отступал ни при каких трудностях. «22 мая 1942 года. Сегодня исполняется 11 месяцев с начала Отечественной войны против немецких захватчиков. Время прошло не так много, но как много пережито за это время! Наш город и область - на фронте. Фашистские бандиты бомбят везде. Мурманск пережил уже более 300 воздушных тревог и бомбежек, но трудящиеся города и области героически выносят все тяжести, от них нет никаких жалоб, проявлений уныния или упадка настроения. Все уверены в победе над врагом и стойко переносят временные трудности», - за этими словами из «Дневника войны» стоит колоссальная работа первого секретаря в предвоенные годы, его чутье и организаторские способности руководителя области.

Среди множества довоенных вопросов, которые приходилось решать Старостину, ведущее место занимало развитие экономики Кольского полуострова: завершалось сооружение комбината «Североникель», строилась вторая станция каскада Нивских ГЭС, судоремонтный завод, расширялись мощности треста «Апатит», требовали развития рыбный и торговый порт в Мурманске. Много со стороны Максима Ивановича было сделано для создания морского пароходства.

Нестабильная политическая обстановка в Европе и начавшаяся в 1939 году Вторая мировая война заставили акцентировать внимание на укреплении северных рубежей страны и подготовке к обороне в случае нападения. Важными становятся проблемы оборонного строительства и проведение мероприятий МПВО, особое внимание уделялось усилению боевой мощи Северного флота. Совместно с комбригом Синиловым Старостин создавал Мурманский пограничный округ и Кандалакшский укрепрайон. Дальнейшие события истории доказали, что все было сделано вовремя и к месту. В своем дневнике, где Максим Иванович ежедневно в течение всей войны описывал происходящие события, есть запись: «28 января 1942 г. Взятый в плен ефрейтор пехотного полка заявил: «Ваши действия на Мурманском направлении очень удачны. Можно утверждать, что это единственное место на фронте, где с самого начала войны наши части не сумели продвинуться вперед. Вы нанесли нам большие потери» На Кандалакшском направлении настроение солдат, судя по показаниям пленных, не лучше. Солдат, взятый в плен, показал: «Нам обещали взять Кандалакшу за 12 дней и дойти до Белого моря, но до сих пор не сумели этого сделать, хотя прошло уже 6 месяцев. Настроение солдат подавленное - они не ожидали такого упорного сопротивления русских».

О масштабности и действенности Старостина в первые дни войны рассказывают нам страницы протоколов заседаний бюро обкома ВКП (б), хранящиеся в Государственном архиве Мурманской области. Самыми острыми стали «военные» вопросы - охрана важнейших промышленных предприятий и объектов оборонного значения от диверсантов и вредителей; организация аварийно-восстановительных отрядов МПВО в городах Мурманске, Кировске, Мончегорске, Кандалакше; создание областного Комитета помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров РККА; ход всеобщего военного обучения в области; строительство четырех линий оборонительных укреплений на Мурманском направлении.

По инициативе Старостина формировались из числа трудящихся истребительные батальоны и медико-санитарные дружины.[2] Читаем об этом в архивном документе: «По призыву тов. Сталина 3 июля 1941 года трудящиеся Мурманска объединились в подразделения народного ополчения. В городе было создано три полка общей численностью более 4 тыс. человек. Благодаря доблестным защитникам Заполярья, задержавшим, а потом отбросившим захватчиков от подступов к городу, полк не был отправлен на фронт, а оставлен в городе и превратился в кузницу резервов для Красной Армии. Всего за время с сентября 1941 г. по сентябрь 1944 г. из полка в ряды действующей Красной Армии и флота было призвано 2080 человек».

В одном из дел партийного фонда мы видим документы, подтверждающие, что именно благодаря Максиму Ивановичу была проведена работа по реэвакуации и восстановлению комбината «Североникель»:[3] «Из докладной записки секретарю ЦК ВКП (б) тов. Маленкову. 30 апреля 1942 г. В июле 1941 года комбинат «Североникель» прекратил свои работы и был эвакуирован в тыл. Все оборудование и значительная часть материалов были вывезены. Таким образом, прекратило работу самое крупное предприятие Союза по выпуску никеля и кобальта. Между тем, военная обстановка требует в больших количествах этих металлов. Мурманский обком считает необходимым частично восстановить комбинат по выпуску никелевого полупродукта - файнштейна и начать подготовительные работы по восстановлению кобальтового цеха».

О создании в Мурманске двух партизанских отрядов поведал нам дневник Максима Ивановича: «18 июля 1942 г. Провел заседание бюро обкома, на котором приняли решение об окончании формирования двух партизанских отрядов в составе 120 человек. В отряды отобраны лучшие люди Мурманска и области. Дали отрядам названия - «Советский Мурман» и «Большевик Заполярья». Утвердили окончательно командиров и комиссаров партизанских отрядов».

Именно Старостин организовал производство минометов, мин, гранат и автоматов ППШ в Мурманской области:[4] «22 апреля. 1942 г. Вчера выдали бойцам 10-й гвардейской дивизии и 72-й морской бригады, а также лыжной бригады - 2600 автоматов ППШ, созданных на заводе № 310 в Кандалакше. В войсках это встречено с энтузиазмом, так как такое оружие очень повысит огневую мощь нашей пехоте. Берегись, фашистская сволочь! Теперь, перейдя на днях в наступление, мы польем их свинцовым дождем». «11 июня 1942 г.  Послал в Москву тов. Берия телеграмму, в которой сообщил, что по инициативе Мурманского обкома ВКП (б) для вооружения защитников  Кольского Севера с 1941 года на предприятиях области налажено производство минометов, мин, автоматов ППШ, взрывателей и др.».

Но даже в самые непростые дни начала войны первому секретарю необходимо было принимать решения и по так называемым «мирным» вопросам: о призыве молодежи в ФЗУ, об освоении земель под посев, о состоянии коммунального хозяйства, об обеспечении бесперебойной работы порта по приему союзных конвоев, о развитии прибрежного лова рыбы в Белом и Баренцевом морях, об обеспечения бесперебойной работы предприятий области. Все это нашло отражение в архивных документах.[5]

В сентябре 1942 года Старостин утверждается председателем Мурманского городского Комитета обороны и во все городские и районные комитеты партии области уходит телеграмма за подписью Максима Ивановича: «...область переведена на военное положение. Организуйте население на постройку укрытий и убежищ. Обеспечьте поставку для армии автомобилей и коней в хорошем состоянии. Организуйте помощь семьям ушедших в ряды армии, обеспечьте дровами, устройством на работу жен и детей в детсады».[6] Старостин требовал от руководителей всех звеньев свести к минимуму различные совещания и собрания, сосредоточить внимание на конкретной оперативной работе. Ситуация в области даже в самые критические дни оставалась управляемой.

Старостин был инициатором отправки нескольких эшелонов с продуктами в блокадный Ленинград[7]. Его дневник рассказывает нам об этом так: «24 января 1942 года. Послал телеграмму через Вологодский обком ВКП (б), в которой сообщил, что для Ленинграда мы отправили 21 и 23 февраля 1400 тонн сахару».

«26 января 1942 года. А.А. Жданов просил, если это возможно, прислать в Ленинград рыбы. Посмотрел данные о наличии у нас рыбы. Положение плохое, но ленинградцам тяжелее, чем нам, поэтому надо помочь. На заседании бюро обкома вынесли решение отправить трудящимся Ленинграда: рыбьего жира - 9 тонн, сельди - 50 тонн, трески 100 тонн и семги - 40 тонн». «20 мая 1942 года. Сегодня получили из Ленинграда взволновавший нас документ - это письмо благодарности рабочих Кировского завода за посланный им мурманчанами эшелон с рыбой. В своем письме рабочие пишут: «Мы знаем, как усложнились условия вашей работы, с каким риском связан ваш мужественный труд. В этих сложных условиях вы помните о нас, о ленинградцах. И не только добыли рыбу, но и доставили ее сквозь кольцо блокады в неприступный для врага город Ленинград».

Как член Совета 14-й армии Старостин не только планировал боевые операции, но и решал проблемы хозяйственного состояния, медицинского и бытового обслуживания войск, огромное внимание уделялось продовольственным вопросам[8]: «16 декабря 1941 года. На военном совете армии рассмотрели вопрос о питании фронтовых воинских частей. Вынесли решение просить увеличить норму пайка для бойцов, так как в связи с зимой имеем 20 смертных случаев от истощения и 66 человек положены в госпиталь».

Еще один факт из биографии Максима Ивановича: 8 мая 1944 года Старостин направил докладную записку в Президиум Верховного Совета, ЦК ВКП (б) и Государственный Комитет Обороны, в которой выступил с инициативой учреждения специальной медали «За оборону Мурманска».[9] В своем ходатайстве он писал: «Все людские и материальные ресурсы Мурманской области были мобилизованы на отпор врагу. Защите Мурманска были подчинены интересы 14-й армии, военно-морского флота, советских, партийных и хозяйственных организаций». Старостин писал также о вкладе в дело защиты Кольской земли портовиков и железнодорожников, строителей, горняков и металлургов. «Всего сейчас не сочтешь, но одно ясно, что успешная защита города Мурманска и ее результаты сыграли немаловажную роль в обороноспособности нашей Родины».

5 декабря 1944 года медаль была учреждена с названием «За оборону Советского Заполярья». И в ответ Максим Иванович напишет в письме Сталину: «Оборона Советского Заполярья и разгром немцев на Крайнем Севере войдут в летопись Отечественной войны, как одна из славных и немеркнущих страниц. И каждый, кто достойно проявил себя в освободительной борьбе на Севере, будет с гордостью носить на груди высокую награду правительства - «За оборону Советского Заполярья».

Вот таким Человеком был первый секретарь обкома ВКП (б) Старостин Максим Иванович. Именно так, человеком с большой буквы. Благодаря его талантливому руководству Мурманск и область расцвели и окрепли в довоенные годы и сумели достойно выстоять в страшные годы военного лихолетья. Человек, любивший наш край не по факту рождения в нем. Руководитель, имевший свое мнение, умеющий отстоять свою точку зрения и взять ответственность даже за самые сложные решения. Его доблестный труд оценен правительством орденами Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и орденом «Знак Почета».

В апреле 1945 года ЦК ВКП (б) отозвал Старостина из Мурманска в Москву для дальнейшей партийной работы. 16 ноября 1948 года Максим Иванович умер и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. А имя Старостина в августе 1982 года ожило в названии одной из улиц города Мурманска.

 

 

 

Публикацию подготовила С.А. Мазина

 



[1] Ф. П-1. Оп. 19. Д. 5816. Личное дело Старостина Максима Ивановича.

 

[2] Ф. П-1. Оп. 2. Д. 561. Сведения о формировании и действиях Мурманского полка народного ополчения в годы Великой Отечественной войны.

Ф. П-1. Оп. 1. Д. 464. Докладные записки, сводки и переписка о создании истребительных батальонов и медико-санитарных дружин в Мурманской области.

 

[3] Ф. П-1. Оп. 2. Д. 23. Докладные записки, письма, телеграммы обкома партии в ЦК ВКП (б).

 

[4] «Дневник войны». М.И. Старостин. 2014 г. Публикатор - В.П. Семенов., Великолукская типография.

 

[5] Ф. П-1. Оп. 1. Д. 154. Постановления бюро обкома ВКП (б) по оборонным и кадровым вопросам (особая папка).

 

[6] Ф. П-96. Оп. 1. Д. 1. Постановления городского комитета обороны.

 

[7] Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 593. Докладные записки и копия отчета за подписью секретаря Мурманского

обкома ВКП (б) В. А. Прокофьева о сопровождении рыбных маршрутов в г. Ленинград.

Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 132. Воспоминания В. А. Прокофьева о сопровождении эшелона с рыбопродукцией

в г. Ленинград в 1942 году.

 

[8] «Дневник войны» М.И. Старостин. 2014 г. Публикатор - В.П. Семенов., Великолукская типография.

 

[9] Ф. П-1. Оп. 2. Д. 307. Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении медали «За оборону Советского Заполярья» и положение о ее вручении.

 

Ф. Р-1383. Оп. 2. Д. 177.

1.Ф. Р-1272. Оп. 4. Д. 3.

Старостин Максим Иванович – первый секретарь обкома КПСС в Мурманске (1939 – 1945 гг.).

 

Ф. Р-1383. Оп. 2. Д. 177.

2.Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 594. Л. 45.

Первый секретарь Мурманского обкома ВКП (б) М. И. Старостин выступает на митинге перед отправкой рыбы в блокадный Ленинград.г. Мурманск.

 

 

 

В памяти храним!

 

7 июля 2017 года исполняется 75 лет со дня создания партизанских отрядов «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман». Историю партизанского движения на Кольском полуострове можно проследить по архивным документам.

В Государственном архиве Мурманской области есть сразу несколько фондов, содержащих данные о партизанах Заполярья. В фондах П-19 и П-20, хранятся документы партизанских отрядов «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман». Это списки личного состава, записные книжки, радиограммы, дневники отрядов, карты, схемы, журналы входящих и исходящих документов и протоколы заседаний бюро и партийных собраний. Фонд П-366 «Оперативная группа партизанских отрядов Мурманской области штаба партизанского движения Карельского фронта, Мурманская область 1942-1944 гг.» совсем небольшой, но включает в себя емкие докладные записки об участии личного состава партизанских отрядов в боевых операциях. Кроме того, в ГОКУ ГАМО имеется личный фонд семьи Смирновых, глава которой – Александр Сергеевич Смирнов – командовал партизанским отрядом «Большевик Заполярья».

Откроем архивные дела, дополним строки документов отрывками из воспоминаний и коротко, в самых общих чертах, проследим вехи славного пути мурманских партизан.

Точкой отсчета этого пути стало лето 1942 года. Тогда для подготовки к боевым операциям в поселке Роста были организованы военные курсы. 7 июля 1942 года создаются партизанские отряды «Большевик Заполярья» (командир – Александр Сергеевич Смирнов) и «Советский Мурман» (командир – Сергей Демьянович Куроедов).

Партизанское движение в Заполярье имело свои особенности, главной из которых было то, что партизаны базировались на советской территории и, переходя через линию фронта, совершали дерзкие рейды по вражеским тылам. Они взрывали мосты, линии связи и электропередач, военные склады, уничтожали небольшие гарнизоны врага, захватывали пленных и документы. Для борьбы с партизанами фашисты создавали специальные части – карательные отряды. Но несмотря на это партизаны продолжали наносить удары по врагу на протяжении всей войны.

О том, какой ценой доставались порой успехи в боевых операциях, можно судить по первому зимнему походу заполярных партизан, продлившемуся с 17 декабря 1942 года по 7 января 1943 года. Потом его назовут «ледовым». Задачей похода было нанести внезапный удар по зенитным батареям и аэродрому противника в районе Салмиярви. От партизанской базы до района Салмиярви примерно 300 километров. В воспоминаниях, которые хранятся в научно-справочной библиотеке ГАМО, Александр Сергеевич Смирнов признается: «Накануне похода командирам выдали топографические карты, на которых изображение местности было нанесено только до границы с Финляндией, далее – белое пятно. Отряды шли в неизвестность. Спали партизаны, укрывшись плащ–палаткой, по 2-3 часа в сутки. Мокрая одежда на морозе превращалась в панцирь. Были обмороженные. Спасение от холода было только в движении. Ко всем бедам прибавился голод: в день выдавалось по одному сухарю на двоих. Но старались не падать духом и помогали раненым. Каждому партизану надо было взять с собой 300-400 патронов, 4-6 гранат, 1,5-2 килограмма тола, мины. Брали 60 ржаных сухарей (1,5 сухаря в день), шпик, соль, гороховый суп-пюре, концентрат каши. Поэтому вес рюкзака достигал 40-50 килограммов».

Сергей Демьянович Куроедов, чьи мемуары содержатся в архивном фонде П-366, дополняет Смирнова: «В сводной группе из двух отрядов – 120 человек. Шесть оленей тащили за нами кережи (лыжные волокуши). Мы, как гусеничный трактор, оставляли после себя торную дорогу. С самого начала наш первый поход осложнила погода: три дня шел снег с дождем. Он забивался под капюшон маскхалата, слепил глаза, сек лица. Валенки и одежда намокли, а затем, как только ударил крепкий мороз, «сели», стали жесткими и тесными. Маскхалаты превратились в ледяные панцири. При температуре минус 35 градусов и резком северо-восточном ветре окоченевшие люди стали отставать. В конце суток устроили большой привал. Но снова без костров: место почти открытое. Сразу все и всех замело снегом». Спать на таком сильном морозе было трудно. Мало кто знает, что на холоде даже во сне мышцы дрожат. Партизанам оставалось только шутить: «Если бы не умели дрожать, давно бы замерзли».

В этом же фонде есть еще одно свидетельство того похода – рапорт командира сводной группы партизанских отрядов «Советский Мурман» и «Большевик Заполярья» начальнику Штаба партизанского движения при Военном Совете Карельского фронта комбригу С. Я. Вершинину:

«От 17 января 1943 года.

Потери.

Вышло в поход – 119 человек.

Из них похоронили – 23 человека: 15 человек – убито, 1 – расстрелян, 7 – замерзло.

Отправили в госпиталь – 60 человек: 56 – с обморожением, 4 – с ранением.

Вернулись на базу – 36 человек. Куроедов».

«Ледовый» поход остался в памяти партизан как самый страшный, самый тяжелый.

Но были и другие. До осени 1944 года никто из бойцов регулярных воинских подразделений не переходил границу. А партизаны Заполярья переходили ее 26 раз.

Уже после войны в своей автобиографии, которая находится теперь в семейном фонде Смирновых, Александр Сергеевич Смирнов написал: «Отряд действовал с июля 1942 года по октябрь 1944 года. За это время мы совершили 13 походов в глубокий тыл вражеских войск на территории Финляндии и Норвегии. Было пройдено с боями и сражениями против немецких и финских карателей свыше 6000 км по болотам, горам, форсируя сотни рек и речушек. При этом разгромлено 2 крупных и около десятка мелких гарнизонов врага. Взорвано около десятка мостов, уничтожены сотни солдат и офицеров врага. Десятки машин уничтожены при разгроме автоколонн врага.

В фонде Смирновых есть и рукопись повести Александра Сергеевича «Бывало легче умереть, чем сделать шаг». В ней он пишет: «В моей памяти прошли все 27 месяцев партизанской борьбы – от первого перехода до высоты 137,2 в июле 1942 года до последнего в октябре 1944 года.

В памяти всплыли обожженные морозом и полярным солнцем, закопченные пороховым дымом и копотью пожаров мужественные лица партизан. Из самых недр души не раз поднималось давящее и щемящее чувство боли, сердце саднило и оно стучало с перебоями… Вновь и вновь в клеточках моего мозга слышались взрывы гранат и дробь автоматов, крики и стоны врагов, ругань и проклятия на немецком и русском языках.

Но сердце оттаивало и на душе становилось тепло всякий раз, когда в памяти вставали лица партизан, у которых уже в то время седина заблестела в волосах, с их бесстрашием и презрением к смерти…

133 партизана были награждены орденами и медалями, из них 20 – дважды. Награды: Орден Красного Знамени, Орден Отечественной войны, Орден Красной звезды, медаль «За отвагу», медаль «Партизану Отечественной войны». Победы партизанам доставались дорогой ценой. За годы войны в боях с врагом погиб каждый третий партизан. Каждый второй из оставшихся в живых был обморожен или ранен».

8 октября 1944 года отряды «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман» вступили в освобожденный Петрозаводск, где состоялся парад 18 партизанских отрядов северо-запада России. После расформирования отрядов в Сегеже 15 октября 1944 года 140 партизан ушли в действующую армию.

И после Победы хранили они и их потомки память о славном боевом прошлом.

В 1965 году был создан Совет партизан. В 1973-м - в Мурманском книжном издательстве вышел сборник воспоминаний «Костры партизанские», который включал в себя 12 рассказов о партизанской войне в Заполярье. В 1987-м - острову Безымянному присвоили название Партизанский. В Кольском районе, рядом с Верхнетуломским водохранилищем была восстановлена база партизанских отрядов и создан музей под открытым небом «База партизан Заполярья».

В честь партизан на 8-м километре дороги Кола-Мурмаши в октябре 1974 года установлен памятный знак. От большого валуна поднимается вверх факел. У подножия памятника две мемориальные доски. На одной из них написано: «Партизанам отрядов «Советский Мурман» и «Большевик Заполярья», на второй – список тех, кто не вернулся из партизанских походов.

 

 

Публикацию подготовила С.А. Мазина

Список архивных материалов и литературы, использованных при написании статьи:

1. Ф. Р-1383. Оп. 1. Д. 2. Семейный фонд Смирновых. «Бывало легче умереть, чем сделать шаг». Повесть. Машинопись.

2. Ф. Р-1383. Оп. 1. Д. 33. Семейный фонд Смирновых. Краткая автобиография. Автограф, машинопись.

3. Ф. П-19. Оп. 1. Д. 4. Программа боевой и политической подготовки партизанского отряда «Большевик Заполярья».

4. Ф. П-20. Оп. 1. Д. 4. Протоколы заседаний бюро и партийных собраний партизанского отряда «Советский Мурман».

5. Ф. П-366. Оп. 1. Д. 1. Оперативные приказы и докладные записки оперативной группы партизанских отрядов Мурманской области. Штаб партизанского движения Карельского фронта, Мурманская область 1942 г.-1944 г.

6. Ф. П-326. Оп. 1. Д. 20. Особая папка, Кандалакшский городской комитет КП РСФСР.

7. «Костры партизанские». Сборник воспоминаний партизан, фотографии и документы. Мурманское книжное издательство, 1973 г.

8. Смирнов А.С. «Партизаны Заполярья». Мурманск, 1989 г.

Ф. Р-1383. Оп. 2. Д. 177.

Ф. Р-1383. Оп. 2. Д. 177.

А. С. Смирнов – командир партизанского отряда «Большевик Заполярья» (справа) и С. Д. Куроедов – командир партизанского отряда «Советский Мурман» (слева). 1975 г.

 

Ф. Р-1310. Оп. 3. Д. 3132.

Ф. Р-1310. Оп. 3. Д. 3132.

Партизанский отряд «Большевик Заполярья» в боевом походе. 1941 г.

 

Ф. Р-1310. Оп. 3. Д. 3133.

Ф. Р-1310. Оп. 3. Д. 3133.

Партизанский отряд «Большевик Заполярья» в боевом походе. 1941 г.

 

П-19. Оп. 1. Д. 2. Л. 3.

П-19. Оп. 1. Д. 2. Л. 3.

Схема внутреннего построения партизанского отряда «Большевик Заполярья».

 

П-19. Оп. 1. Д. 4. Л. 4.

П-19. Оп. 1. Д. 4. Л. 4.

Показатели успеваемости боевой и политической подготовки бойцов партизанского отряда «Большевик Заполярья».

 

Р-947. Оп. 6. Д. 63.

Р-947. Оп. 6. Д. 63.

Памятник, установленный на острове «Партизанский» на месте базирования партизанских отрядов «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман». 18.07.1982

 

Р-1272. Оп. 4. Д. 190.

Р-1272. Оп. 4. Д. 190.

Памятный знак в честь подвигов партизанских отрядов «Советский Мурман» и «Большевик Заполярья» на 8-м км дороги Кола – Мурмаши. Сентябрь 1984 г.

 

 

 


Страница 1 из 7
100-let-arch
100let
baner
godkino