Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Публикации

Мурманской городской больнице - 55 лет

19 ноября 1963 года в Мурманске на улице имени Володарского была открыта новая городская больница, объединенная с детской поликлиникой №1, в этот же день начался прием граждан.

«В коридорах, холлах, кабинетах еще пахнет свежей краской. Строители ушли отсюда всего несколько дней назад. Сейчас тут завершают работу отделочники. Но здесь уже можно видеть и постоянных хозяев большого шестиэтажного здания - врачей, медицинских сестер. Новая больница - это большое и сложное хозяйство со своей собственной телефонной станцией, механизированной кухней, водогрязелечебницей и аптекой», - так о начале работы, несомненно важного для города объекта, писала областная газета «Полярная правда».[1]

Изначально, на месте больницы строился комбинат бытового обслуживания, однако в 1955 году эту площадку было решено отдать медицине. Официально главный корпус больницы был введен в строй решением Мурманского горисполкома от 29 ноября 1963 года.[2] С момента открытия стационар насчитывал около 150 коек, функционировали первое терапевтическое отделение, гинекологическое и первое детское отделение.  «Огромное шестиэтажное здание, замыкающее улицу имени Володарского. Оно известно почти каждому мурманчанину. Это новая городская больница, оснащенная современным медицинским оборудованием. <...>. В 1965 году сеть учреждений здравоохранения получит дальнейшее развитие. Будет продолжаться строительство двух корпусов городской больницы», - сообщал Мурманский горисполком со страниц «Полярной правды».[3]

Главным врачом был назначен Петр Савельевич Волковский. С середины 1950-х годов он поднимал и развивал медицину в Мурманске, поэтому выбор его кандидатуры  на новую должность не вызывал вопросов.

За время работы Петр Савельевич старался самостоятельно контролировать все аспекты больничного «организма», решал все хозяйственные вопросы, был в курсе о лечении и уходе за каждым больным. Позже, в 1968 году, Петр Савельевич за свои заслуги был удостоен звания «Заслуженный врач РСФСР», а в 1976 году награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Со дня открытия не прекращались работы по усовершенствованию больницы, по улучшению ухода за больными.  Сотрудники повышали свой профессиональный уровень, посещая курсы и лекции, в том числе организованные при больнице. Не забывали и о коллективном досуге: организовывались культпоходы в кино, театры, музеи, встречи с ветеранами Великой Отечественной войны. Проводились внутрибольничные спартакиады, слеты доноров и ударников коммунистического труда.[4]

В 1971 году городская больница была объединена со станцией скорой медицинской помощи. Стоит отметить, решение о переносе здания скорой помощи на территорию больницы было принято Мурманским горисполкомом еще 11 марта 1960 года.[5] «Чтобы работа нашей скорой помощи отвечала всем требованиям современной медицины, необходимо было повысить уровень работающих здесь, улучшить качество диагностики. С этой целью и принято решение. <...>. Такое объединение даст возможность на этом оперативном участке поочередно работать врачам стационара и скорой помощи, обмениваться опытом...», - комментировала нововведение заведующая облздравотделом А.П. Лысогор. С одной стороны это, конечно, стало удобством для горожан и врачей, с другой - само объединение, «притирание» друг к другу, изменение хода работы проходило тяжело и не без проблем.[6]

В январе 1972 года был пущен в эксплуатацию патологоанатомический  корпус и морг.

Сейчас Мурманская горбольница - одно из   крупнейших лечебных  учреждений Мурманской области. В 2015 году произошло присоединение к больнице ГОБУЗ «Родильный дом №1», «Женская консультация №1», «Женская консультация №3», в 2017 году - ГОБУЗ «Родильный дом № 3», «Женская консультация № 4» и «Женская консультация №2». С января 2016 года больница стала называться Мурманская городская клиническая больница скорой медицинской помощи, с 2017 года  больница преобразована в Мурманский областной клинический многопрофильный центр.

Помимо лечебной работы центр занимается вопросами организации и оказания практической и методической помощи врачам городских поликлиник, является базой для практической подготовки интернов, студентов высших и средних медицинских учебных учреждений. С действующими сотрудниками проводится работа по вопросам  производственной дисциплины, повышения культуры обслуживания больных, повышения квалификации.

В Государственном архиве Мурманской области хранятся фонды Комитета по здравоохранению города Мурманска, Первичной организация КПСС Мурманской городской больницы скорой медицинской помощи, в которых имеются документы о работе больницы. В фонде Мурманского городского исполкома хранятся протоколы заседаний, на которых рассматривались вопросы деятельности учреждения. А также в научно-справочной библиотеке архива имеются подшивки газет разных лет, через которые можно отследить этапы развития Мурманской городской клинической больницы скорой медицинской помощи.

А.В. Алмазова



[1] ПП, 6 ноября 1963 г. «Еще одна больница»,

[2] Ф. Р-142, оп. 2, д. 1230, л. 421.

[3] ПП, 24 февраля 1965 г. «На страже здоровья трудящихся» (Из отчета Мурманского горсовета).

[4] Ф.П-1301, оп. 1, д. 15, л. 138.

[5] Ф. Р-142, оп. 2, д. 1041, л. 191.

[6] Ф. П-1301, оп. 1, д. 15, л.154.


Ф.Р-1310, оп. 1, д. 853. Строительство больницы, 1963 г.

Ф.Р-1310, оп. 1, д. 853. Строительство больницы, 1963 г.

 

Ф.Р-1310, оп. 3, д. 3375. Здание городской больницы, 1963 г.

Ф.Р-1310, оп. 3, д. 3375. Здание городской больницы, 1963 г.

 

 

 

К 135-летию со дня рождения российского и советского минералога, одного из основоположников геохимии, академика АН СССР Александра Евгеньевича Ферсмана

Выдающийся российский минералог, геохимик, географ и писатель Александр Евгеньевич Ферсман родился 27 октября (8 ноября) 1883 года в Санкт-Петербурге в семье военного. Летом вся семья много времени проводила на даче в Крыму, недалеко от Симферополя в посёлке Тотакой (современное название - Ферсманово). Именно в Крыму Александр Евгеньевич начал собирать минералогические коллекции. В 1901 году Александр Евгеньевич окончил IV Одесскую классическую гимназию и поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета (в Одессе). Определяющее значение для всей дальнейшей жизни и деятельности Александра Евгеньевича имел его переход в Московский университет. Кафедру минералогии Московского университета возглавлял Владимир Иванович Вернадский, заложивший основы новой науки - геохимии.[1] Двадцатилетний студент Ферсман, с детства увлекающийся минералогией, становится сначала учеником, а впоследствии и другом Вернадского.

В 1907 году Александр Евгеньевич блестяще окончил университет и отправился в заграничную командировку для подготовки к профессорскому званию. Он работал в Гейдельберге, в лаборатории известного кристаллографа В.М. Гольдшмидта, под руководством которого написал монографию об алмазах «Der Diamant» (1911). Побывал в Париже, в лаборатории А. Лакруа, вёл исследования в Италии на острове Эльба; посетил многочисленные месторождения минералов в Швейцарии, Германии, Франции, Италии и других местах. По возвращении на родину Александр Евгеньевич занял должность сверхштатного ассистента при Минералогическом кабинете Московского университета. В 1909 году Ферсман получил золотую медаль имени А.И. Антипова. Принял активное участие в организации Народного университета имени Шанявского в Москве. В это же время Александр Евгеньевич участвовал в работе Московского общества испытателей природы, стал одним из основателей естественноисторического журнала «Природа». В 1912 году стал преподавать минералогию на Бестужевских высших женских курсах. В этом же году был избран на должность старшего хранителя Минералогического отделения Геологического и минералогического музея Академии наук, который тогда возглавлял Владимир Иванович Вернадский.

Весной 1918 года была организована Северная научно-промысловая экспедиция Высшего совета народного хозяйства (Севэкспедиция ВСНХ), которая начала работу совместно с Академией наук. Экспедиционные исследования Ферсмана на Кольском полуострове явились составной частью работы Севэкспедиции. В 1919 г., в 36 лет, Ферсман избран академиком Российской Академии наук. [2]

В 1920-х годах при непосредственном участии Ферсмана проведены несколько важных экспедиций, их практические и научные результаты нельзя переоценить. Особенно важными являются исследования Хибинских тундр и Мончетундры на Кольском полуострове, начатые по инициативе Александра Евгеньевича и проведённые с его самым активным участием. Он смог заинтересовать в разведывании и освоении подземных богатств нашего края первого секретаря Ленинградского областного и городского комитетов ВКП(б) Сергея Мироновича Кирова, заручиться всесторонней его поддержкой. В Хибинах были открыты богатейшие залежи апатита, в Мончетундре - никелевые руды. В 1926 году Ферсман решает новую и крайне важную в масштабах страны проблему - разработку новых технологических процессов для переработки апатитовых руд на минеральное удобрение. За эту работу академик Ферсман получает премию имени В. И. Ленина.

В 1929 году было положено начало использованию хибинских апатитов, началась мощными темпами стройка новых промышленных объектов на безлюдной территории: прокладка железной дороги, разработка рудника, основание горной научной станции. Нетронутый, девственный, «медвежий угол», геологическое строение которого было почти неизвестно, превратился за 5-6 лет в жизненно важный горнопромышленный район страны.

С целью изучения и освоения богатств Заполярья в 1930 году, по инициативе Александра Евгеньевича, недалеко от Кировска, была создана Горная станция «Тиэтта» (саам. - знание). Горная станция располагалась в доме, построенном по эскизам самого Ферсмана. Там была лаборатория, научные кабинеты, минералогический музей. Со временем «Тиэтта», превратилась в крупный научный центр Кольского полуострова - Кольский научный центр Российской Академии Наук. В документах Государственного архива Мурманской области сохранилась стенограмма Первой Полярной конференции в г. Хибиногорске (нынешнем Кировске), где Александр Евгеньевич рассказывал об основании Горной станции: «6-го августа 1921 г. мы впервые пришли сюда, опустились к малому Вудьявру, в район, который был посещен только в 1889 г. экспедицией Рамзая. Я помню, как был прекрасный солнечный день, когда мы впервые попали сюда. Примерно на этом самом месте, где мы сейчас находимся, мы увидели только ряд оленьих троп и старые лопарские вежи. Мы эту вежу сохранили и перенесли на тот берег озера, где она находится и сейчас, как раз против нашего дома. Уже тогда мелькнула мысль, что для изучения Хибинских тундр здесь надо создать опорный пункт для исследовательской работы. Но 23 и 24 гг. забросили нас дальше в Ловозерские тундры и мы покинули этот район на несколько лет и только начиная с 1924 г. в длительной борьбе за апатит, в борьбе за проведение первых кредитов на его исследование, за право изучать его прошли годы борьбы по 1927 г. В 1927 г. когда стало ясно практическое значение апатитов, несмотря на то, что кредитов по прежнему не отпускалось, я поднял в Академии Наук вопрос о необходимости создания исследовательской станции в Хибинах, как опорной точки для наших работ...С самого начала для нас было ясно, что эта станция должна быть центром тех многочисленных экспедиций, которые работают в районе Хибинских тундр. Это должна быть опорная точка для многочисленных экспедиций (до 40), которые имели бы возможность отсюда направлять свои отряды и собираться сюда для обсуждения текущих вопросов. Этот вопрос был поставлен в Президиуме Академии Наук. Перечисленные задачи заставили нас приступить к строительству и в 1930 г...сюда на оленях были перетащены части здания и построен этот дом...нам стало ясно, что наша задача в Хибинах заключается не только в том, чтобы быть опорной точкой для летних работ, но и в том, чтобы постепенно врастать в большое строительство, которое здесь шло и постепенно вовлекаться в область применения и использования всего сложного переплёта химических и технологических процессов, которые должны вытекать из свойств природных тел. Поэтому наравне с этой идеей стала постепенно назревать идея создания лаборатории. Сначала эта лаборатория помещалась всего на 2,5 м2, но из нее постепенно вырастала создания большой лаборатории и постройки большого дома. Наша станция постепенно превращалась из опорной точки для летних экспедиций в более крупную единицу, в стационарное исследовательское учреждение... в основу нашей станции положены 3 основных понятия: наука - с одной стороны, техника и знания - с другой, школа - с третьей. Неудивительно, что мы избрали для названия станции то слово, которое как раз передает эти 3 понятия - школа, наука, знания - «ТИЭТТА»[3]. В дальнейшем, благодаря работе научной станции, организованной А.Е. Ферсманом, были открыты рудные богатства Кольского края.

В Постановлении Президиума ВСНХ СССР от 18 августа 1931 года №579-В были отмечены успехи Александра Евгеньевича Ферсмана и Василия Ивановича Кондрикова. Заслушав доклад Управляющего Апатито-нефелинового Горно-Химического треста В.И. Кондрикова и Академика А.Е. Ферсмана о ходе производства и строительства и перспективах развития Треста, Президиум ВСНХ констатирует значительные достижения в работе: «... проделана большая научно-исследовательская работа, внесшая ряд усовершенствований в методы горно-рудного дела, переработки апатитовой руды, а также в основном разрешена проблема использования переработки нефелина, являющегося полноценным сырьем для получения алюминия и щелочей, имеющего широкое применение в ряде отраслей промышленности стекольной, фарфоровой, резиновой, кожевенной, текстильной».[4] Там же ВСНХ предписывает Академии наук «развернуть комплексное изучение всех хибинских минералов, усилив ее полевые и лабораторные исследования в Хибинской Горной Станции Академии Наук»[5].

Ещё в 1926 году академик обозначил проблему огромного практического значения - поиск новых технологических способов переработки апатитовых руд в минеральные удобрения. Этот вопрос стоял тогда очень остро в связи с необычным составом сырья. К тридцатым годам Александр Евгеньевич разработал и предложил для применения в народном хозяйстве способы использования хибинского нефелина, нефелиновых хвостов обогатительной фабрики. В архивных документах сохранилась докладная записка в Президиум ВСНХ по вопросу о применении хибинского нефелина, составленная Ферсманом и профессором Н.М. Федоровским в 1931 году: «Нефелин является новым видом сырья для целого ряда отраслей промышленности, так как содержит в себе в выгодных соотношениях окись глинозема, щелочи и кремнезем, и вместе с тем, обладает рядом ценных химических и технических свойств. До настоящего времени он нигде не получил достаточно широкого применения, хотя отдельные попытки делались в Канаде, но каждый раз задерживались отсутствием достаточно крупных месторождений, которые могли бы дать запасы нефелиновых пород совершенно грандиозным, а с другой - нефелин будет получаться, как отброс на апатитовых обогатительных установках и притом в весьма значительных количествах...Это горная порода эксплуатационно представляет большие выгоды».[6]

Александр Евгеньевич много и плодотворно сотрудничал с Василием Ивановичем Кондриковым, и во время работы на Кольском полуострове, и находясь в Москве, чему есть свидетельства в архивных документах. К примеру, записка Ферсмана о месторождении железных руд на Кольском полуострове, датируемая 23 октября 1932 года. В сопроводительном письме к ней Ферсман пишет Кондрикову следующие строки: «Посылаю свой доклад, который никому пока не показывается, до согласования с Вами. Это результат нашего объезда - надо немедленно с Вами опять поехать туда». [7] Также в документах Государственного архива Мурманской области сохранилось письмо, датированное 13 марта 1932 года, где Александр Евгеньевич рекомендует привлечь к работе профессора Владимира Климентьевича Котульского: «Надо брать Котульского к себе, а то его заберет Безвиконный, и посадить его в Хибиногорск».[8]

Кроме блестящей «Хибинской эпопеи» у академика много заслуг перед страной и наукой, он успевал вести активные полевые исследования в разных уголках Советского Союза: в Ферганской долине, Каракумах и Кызылкуме в Средней Азии, в Прибайкалье и на Урале, Алтае, Украине, на Северном Кавказе и Закавказье. При этом Александр Евгеньевич анализировал результаты своих экспедиций, писал по ним монографии, научные статьи, книги, в том числе и для детей, вел крайне продуктивную научную работу, занимался вопросами обеспечения народного хозяйства. Проводил большую работу в период Великой Отечественной войны по организации помощи вооруженным силам. Такая напряженная деятельность не могла не сказаться на здоровье Ферсмана, с 1933 года он чаще болеет и делает перерывы в научной и организационной деятельности. С течением времени состояние здоровья Александра Евгеньевича резко ухудшается, и он уезжает весной 1945 года в г. Сочи, где скончался 20 мая 1945 года.

Академик Александр Евгеньевич Ферсман оставил богатое научное наследие, написал более 1 000 научных и научно-популярных работ. А.Е. Ферсман оказал значительное влияние на развитие минералогии, становление геохимической науки, его теории опередили свое время и заложили прочный фундамент для развития отечественной и всемирной геологии.  Он предвидел большое будущее Кольского заполярья, был инициатором обширных работ, проводившихся по открытию и изучению полезных ископаемых нашего края.

 

 



[1] Александр Евгеньевич Ферсман. Жизнь и деятельность. М.: Наука, 1965. - С. 9-29.

[2] Александр Евгеньевич Ферсман. Жизнь и деятельность. М.: Наука, 1965. - С. 9-29.

[3] ГАМО. Ф. Р-773. Оп. 1. Д. 19. Л. 1а-3, 5об.

[4] ГАМО Ф.Р-773 Оп. 1 Д.8 Л. 138

[5] ГАМО Ф.Р-773 Оп. 1 Д.8 Л. 140

[6] ГАМО Ф.Р-773 Оп. 1 Д.5 ЛЛ.78, 80

[7] ГАМО Ф.Р-773 Оп. 1 Д.16 Л. 76

[8] ГАМО Ф.Р-773 Оп. 1 Д.15 Л. 112

Академик Ферсман в музее камня производственного объединения Апатит. ГАМО. Ф. Р-947. Оп. 4. Д. 318 г. Апатиты

Академик Ферсман в музее камня производственного объединения Апатит.

ГАМО. Ф. Р-947. Оп. 4. Д. 318 г. Апатиты

 

А.Е. Ферсман после одной из первых Хибинских экспедиций. ГАМО. Ф. Р-1169. Оп. 4. Д. 81 г.Хибиногорск, 1923 г.

А.Е. Ферсман после одной из первых Хибинских экспедиций. ГАМО. Ф. Р-1169. Оп. 4. Д. 81 г.Хибиногорск, 1923 г.

 

А.Е. Ферсман (в центре) в группе с научными сотрудниками и пионерами на Кольской базе АН СССР. ГАМО. Ф. Р-1169. Оп.4. Д.85 г. Хибиногорск, 1934 г.

А.Е. Ферсман (в центре) в группе с научными сотрудниками и пионерами на Кольской базе АН СССР.

ГАМО. Ф. Р-1169. Оп.4. Д.85 г. Хибиногорск, 1934 г.

 

А.Е. Ферсман (1-й справа) с сотрудниками химической лаборатории Кольской базы АН СССР. ГАМО. Ф. Р-1169. Оп.4. Д.88 г. Кировск, 1936

А.Е. Ферсман (1-й справа) с сотрудниками химической лаборатории Кольской базы АН СССР.

ГАМО. Ф. Р-1169. Оп.4. Д.88 г. Кировск, 1936

 

А.Е. Ферсман за рабочим столом. ГАМО. Ф. Р-1169. Оп.4. Д.90 г.Кировск, 1936

А.Е. Ферсман за рабочим столом.

ГАМО. Ф. Р-1169. Оп.4. Д.90 г.Кировск, 1936

 

 

 

НА ПУТИ В АРКТИКУ

В сентябре 1939 года было организовано Мурманское государственное морское сухогрузное и пассажирское пароходство Наркомата морского флота СССР. На момент создания Мурманское пароходство имело в своем подчинении всего 12 судов. Новому пароходству были переданы суда из Балтийского и Северного государственного морского пароходства, и к 1940 году Мурманское пароходство насчитывало уже 37 судов.

В годы Великой Отечественной войны Мурманск являлся одним из главных путей, по которому доставлялось военное снаряжение и продовольствие от союзников по антигитлеровской коалиции. В числе судов, вошедших в состав первых караванов в январе 1942 года, были и суда Мурманского пароходства. Многие суда и члены их экипажей погибли, выполняя свою работу. По окончании войны на плаву остались только 3 судна пароходства: «Спартак», «Сосновец» и «Мурманск». Но уже к концу 40-х годов флот пароходства был почти восстановлен до уровня довоенного времени.

25 июня 1953 года произошла реорганизация Мурманского пароходства, которая ставила своей целью оптимизацию деятельности на северных морских коммуникациях, создание единого арктического пароходства с центром в г. Мурманске.

Из приказа Министра морского и речного флота - «Об объединении морских и речных пароходств, портов, предприятий и организаций Министерства морского и речного флота»[1]

25 июня 1953 г.

 

Во исполнение Постановления Совета Министров СССР от 22 июня 1953 г. № 1567 в целях улучшения руководства эксплуатационной и хозяйственной деятельностью морских и речных пароходств, портов, предприятий и организаций и укрепления линейных подразделений морских и речных пароходств

п р и к а з ы в а ю:

1. Начальникам Главсевзапфлота тов. Чеботареву, Главюжфлота тов. Данченко, Главвостокфлота тов. Харитонову и Главсевморпути тов. Бурханову объединить следующие морские и речные пароходства:

[...][2]

д) Мурманское государственное морское пароходство, Архангельское морское арктическое пароходство и Мурманскую морскую контору Главморсевпути в Мурманское государственное морское арктическое пароходство с местонахождением Управления пароходства в г. Мурманске.

 

Заместитель Министра

морского и речного флота                                                                             П. Черевко

 

«После образования Мурманского арктического пароходства на базе объединения двух пароходств, флот возрос вдвое. Если до объединения в Мурманском пароходстве было только 25 судов, то после объединения оно имеет 50 судов.

Весь пассажирский, грузовой и ледокольный флот базируется в Мурманском морском порту». [3]

Об одном из подразделений, вошедшем в новую организацию - Мурманской морской конторе Главморсевпути - нужно сказать особо, так как именно с ней, в первую очередь, была связана реорганизация. Документы, сохранившиеся в фонде Мурманского морского пароходства (Р-753) Государственного архива Мурманской области, дают представление о немалых трудностях, которые преодолевала в своей работе Мурманская морская контора. Например, отсутствие собственных складских помещений стало причиной следующего приказа по конторе: «В целях пресечения расхищения в период разгрузки ценнейших грузов, прибывших из Германии на п/х «Ярославль» в адрес ГСМП, капитанам ледоколов «Сталин», «Красин», «Каганович» совместно с помполитами из числа своих экипажей ежедневно выделять по 6 человек проверенных, честных товарищей в распоряжение Мурманской морской конторы для несения вахты по охране разгружаемых грузов на территории Мурманского порта».[4] Прибывающие грузы приходилось «пристраивать» в сторонние городские организации. В этом же архивном деле можно прочитать и доклад исполняющего обязанности начальника административно-хозяйственного отдела Черткова, который сетовал на отсутствие в конторе фондов технических материалов, в связи с чем постоянно приходится обращаться за помощью в разные организации и «занимать» эти материалы там.

Несмотря на все сложности, Мурманская морская контора исправно работала: занималась агентскими функциями, готовила суда к зверобойному промыслу, осуществляла техническое наблюдение за ремонтом судов Архангельского арктического пароходства, производившимся в Мурманске. Однако масштабы освоения арктических пространств требовали большей концентрации всех имеющихся средств.

Для народно-хозяйственного освоения Арктики и обеспечения круглогодичного судоходства по Северному морскому пути (СМП) от Белого моря до Берингова пролива в декабре 1932 г. было создано Главное управление Северного морского пути. Уже в первой половине 1940-х гг. власти региона настаивали на необходимости  «...создать базу для развития арктического мореходства, призванного превратить великий Северный морской путь в нормально действующую водную магистраль».[5]

Кроме того, на Мурманскую морскую контору Главсевморпути возлагалась организация геологических работ, поисков и разведки полезных ископаемых в Арктике.

Реорганизация арктического пароходства, проведенная в 1953 г., способствовала достижению этой стратегически значимой цели. Итогом ее стала передача в подчинение пароходства порта Мурманск и порта Дикси, с января 1954 г. на баланс передаются механические мастерские и плавсредства Архангельского отделения арктикснаба (приказ Министра морского и речного флота № 657 от 15.12.1953), передан ряд ледоколов, в том числе «И. Сталин», «Ермак», «Ленин», «Ф. Литке», ледокольные пароходы «Г. Седов», «Дежнев», «С. Леваневский», «В. Русанов», а также танкер «Ненец». Флот арктического пароходства стал активно пополняться судами нового типа, имеющими корпус усиленного ледового класса для арктического плавания и мощную дизель-электрическую силовую установку: первым вошел в состав дизель-электроход «Лена», чуть позже «Обь» и «Енисей». В первых же рейсах «Лена» установила рекорд, совершив первый в истории Северного морского пути двойной сквозной рейс с грузами для арктических портов, а «Ф. Литке» достиг самой северной точки, к которой когда-либо приближалось морское судно в свободном плавании.

Перед вновь созданным Мурманским государственным морским арктическим пароходством также ставилась задача обеспечения транспортных нужд портов и полярных пунктов всего западного сектора Арктики.

В результате Мурманское государственное морское арктическое пароходство, под руководством опытных специалистов: начальника МГМАП - И.В. Фомина, главного инженера - М.И. Чухманенко, начальника морской инспекции - А.И. Дубинина, стало представлять собой довольно крупное предприятие, с 1955 года осуществляющее регулярные рейсы в Арктику, в три раза увеличившее проводку судов ледоколами. Кроме того, было освоено снабжение островных полярных станций транспортными судами, открылись экспериментальные линии на Диксон, Тикси, Певек.

Реорганизация 1953 года, так много сделавшая для открытия пути в Арктику, ознаменовалась торжественным событием мирового значения: в г. Ленинграде был построен первый в мире атомный ледокол «Ленин», который в 1960 году прибыл в порт приписки Мурманск, что стало началом новой эпохи в покорении арктических широт и оказало значительное влияние на дальнейшее освоение Арктики.



[1] ГАМО. Ф. Р-753. Оп. 2. Д. 25. Л. 7-11. - приказы Министра Морского флота, касающиеся работы Мурманского пароходства.

[2] Опущены сведения о реорганизации других флотов и пароходств СССР.

[3] ГАМО. Ф. Р-753. Оп. 1. Д. 30. Л. 206. - из докладной записки начальника Мурманского государственного морского арктического пароходства Фомина начальнику Главсевморпути Министерства морского и речного флота Карамзину. 3 декабря 1953 г.

[4] ГАМО. Ф. Р-753. Оп. 1. Д. 2. - приказ начальника Мурманской морской конторы Знаменского С.Н.

[5] ГАМО. Ф. Р-543. Оп. 1. Д. 102. Л. 3. - докладная записка первого секретаря обкома ВКП (б) Старостина М.И. председателю Чрезвычайной Государственной комиссии о разрушениях, произведенных немецко-фашистскими захватчиками в Мурманской области.

1.	Один из первых арктических судов пароходства – ледорез «Ф. Литке» во время экспедиции-перехода к острову Врангеля в 1929 г.
ГАМО. Ф. Р-947. Оп. 4. Д. 239.

1. Один из первых арктических судов пароходства – ледорез «Ф. Литке» во время экспедиции-перехода к острову Врангеля в 1929 г.

ГАМО. Ф. Р-947. Оп. 4. Д. 239.

 

2.	Ледокол «Красин». Арктическая навигация.
ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 2. Д. 2134.
Фото – Ф. Косинец.

2. Ледокол «Красин». Арктическая навигация.

ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 2. Д. 2134.

Фото – Ф. Косинец.

 

3.	Караван судов Мурманского пароходства в море Лаптевых в арктической навигации.
ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 2. Д. 2133.
Фото – Ф. Косинец.

3. Караван судов Мурманского пароходства в море Лаптевых в арктической навигации.

ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 2. Д. 2133.

Фото – Ф. Косинец.

 

4.	Дизель-электроход «Обь» после зимней навигации в порту.
ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 4. Д. 4696.
Фото – Репин.

4. Дизель-электроход «Обь» после зимней навигации в порту.

ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 4. Д. 4696.

Фото – Репин.

 

5.	Атомный ледокол «Ленин» Мурманского государственного морского арктического пароходства. (В новости)
ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 1. Д. 495.
г. Мурманск. 1960 г.

5. Атомный ледокол «Ленин» Мурманского государственного морского арктического пароходства.

ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 1. Д. 495.

г. Мурманск. 1960 г.

 

6.	Иван Владимирович Фомин – в 1953 г. назначен начальником Мурманского государственного морского арктического пароходства.
ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 4. Д. 4154.
г. Мурманск. 1972 г.

6. Иван Владимирович Фомин – в 1953 г. назначен начальником Мурманского государственного морского арктического пароходства.

ГАМО. Ф. Р-1310. Оп. 4. Д. 4154.

г. Мурманск. 1972 г.

 

 

 

 

Первый шаг к самостоятельности

22 апреля 2018 г. исполнилось 100 лет событию, которое с точки зрения современной педагогической науки можно было бы назвать «подростковым кризисом» Мурмана. Возникла проблема взаимоотношений края и центра: губернский центр - Архангельск - оказывающий финансовую посильную помощь Мурманскому краю, оказался в роли неугодного родителя подростка - Кольского Севера, который потребовал признать себя самостоятельным.

В декабре 1917 г. Народный комиссариат внутренних дел обратился к местным Советам с предложением заняться разработкой вопроса о необходимости изменения административных границ губерний, уездов и волостей. На волне центробежных тенденций в губерниях России, когда центральная власть шла на такие шаги, ища поддержки окраин,  был образован Мурманский край.

В феврале 1918 г. у руководителей Мурманского Совета рабочих и солдатских депутатов возникла идея создания Мурманского краевого Совета - органа управления Мурманским краем - в связи с тем, что губернский центр Архангельск был расположен далеко, транспортная связь с ним была затруднительной, и Александровский уезд оставался изолированным. К тому же военное, экономическое и политическое значение Кольского полуострова возрастало в условиях угрозы со стороны германских и финских войск, оказывавших давление на приграничную территорию.

18 февраля 1918 г. в Архангельске проходил губернский съезд Советов, который провозгласил Мурманский край совершенно самостоятельным, непосредственно подчиненным ЦИК и СНК. Делегаты от Мурманского краевого Совета зачитали на съезде Наказ, разработанный Советом рабочих и солдатских депутатов.[1] Мурманский делегат С. Н. Баев огласил: «До последнего времени край находился в заброшенном состоянии и его естественные богатства эксплуатировались лишь промышленниками-поморами, которые, не имея возможности прочно обосноваться в нем, естественно превращались лишь в гастролеров, временно наезжавших в пределы Мурмана и тяготевших к Архангельску, как единственному городу на Крайнем Севере России, имеющему железную дорогу. С проведением Мурманской железной дороги положение резко изменяется. Первенствующее значение в Мурманском крае приобретает город Мурманск. Для полномасштабного освоения Мурмана необходимы образование самостоятельного Мурманского края, подчиненного не Архангельску, а непосредственно центральной власти, и государственная поддержка.

На основании изложенного Мурманский Совдеп считает нужным заявить:

1. Мурманский край является совершенно самостоятельным в деле краевого управления с центром политической, культурной и экономической жизни в г. Мурманске.

2. Совдеп, являющийся высшей властью края, ни в коей мере не подчинен Архангельскому Совдепу и работает с ним в контакте при разрешении вопросов, общих для всего Севера.

3. Советская власть Мурманского края непосредственно подчиняется ЦИК Совдепов и Совету Народных Комиссаров.

4. Все технически-административные органы управления, имеющиеся в Мурманском крае, подчиняются лишь Мурманской и Центральной советским властям».

 

И уже 22 апреля 1918 г. на краевом съезде Советов было объявлено о рождении Мурманского края и утверждена Конституция, по которой в него включались Александровский и Кемский уезды, часть Олонецкой губернии.

25 апреля 1918 г. этот документ, включающий в себя 19 статей, был опубликован в газете «Известия Мурманского краевого Совета», номер которой сохранился в Государственном архиве Мурманской области (ниже приведен полный текст этого документа).

А 2 мая 1918 г. в протоколе заседания Совета Народных Комиссаров № 107 можно увидеть согласие «Центра» с Мурманским краевым Советом:

С л у ш а л и:

п. 3. О развитии Мурманского края (Подвойский).

П о с т а н о в и л и:

а) Признать безусловно необходимым назначение Чрезвычайного комиссара в Мурманске и просить комиссаров поспешить наметить кандидатов.

б) Признать желательным отделение Мурмана от Архангельска и создание Краевого Совета и поручить Комиссариату внутренних дел снестись по этому вопросу с Кемью и Архангельском и окончательно оформить это отделение лишь по представлении Комиссариатом внутренних дел доклада.

в) Ассигнование 10.000.000 рублей отложить с тем, чтобы поставить этот вопрос немедленно по назначении Чрезвычайного комиссара и его доклада с мест и просить Мурманский совдеп ускорить представление подробной и обстоятельной сметы.[2]

 

Как показали дальнейшие события, идея краевого управления была несостоятельной. В реальной практике уездные города Александровск и Кемь предпочитали традиционные каналы связи со старым губернским центром. Архангельский губисполком вплоть до лета 2018 г. не только вел переписку с Александровским Советом по различным вопросам управления, но и перечислял последнему кредиты на выплату зарплаты учителям и закупку учебных пособий.

2 августа 1918 г. при активной «поддержке» союзников в Архангельске к власти пришло временное Верховное управление Северной области, в состав которой, по просьбе Мурманского краевого совета, 15 сентября 1918 г. был включен Мурманский край. Постановлением Временного Правительства Северной области от 2 февраля 1920 г. в составе Северной области была создана Мурманская губерния (в составе Александровского, Кемского уездов и части Олонецкой губернии), но она просуществовала менее 3 недель: 21 февраля 1920 г. в результате переворота, организованного рабочими, солдатами и матросами, на Мурмане установилась власть Советов, которая упразднила Мурманскую губернию, восстановив Александровский и Кемский уезды.

Административной самостоятельности Мурмана в тот исторический период не суждено было случиться. Краткий период существования Мурманской губернии в 1921-1927 гг. закончился ее включением в Ленинградскую область. А окончательно отдельным субъектом страны наш край станет лишь в 1938 г., после масштабных изменений 1930-х гг., связанных с кратным ростом численности населения, появлением новых городов и производств. Однако события 1918-1920 гг. показали понимание руководителями государства, причем как Белыми, так и Красными,  возможности выделения Мурмана в отдельный субъект страны, к чему вела вся логика развития региона. Важно отметить, что речь шла лишь об административной самостоятельности, повышающей эффективность управления краем, позволяющей ему на равных «говорить» с центром и другими регионами, никакого сепаратизма, идей отделения или обособления от России на Мурмане никогда не было.

 

 

Конституция Мурманского краевого Совета рабочих и крестьянских депутатов,

принятая и утвержденная общим Собранием Совета 22 апреля 1918 года[3]

Ст. 1. Высшим органом власти в Мурманском крае является краевой Совет рабочих и крестьянских депутатов.

Примечание. В состав Мурманского края входят Кемский и Александровский уезды Архангельской губернии и полоса отчуждения железной дороги от Мурманска до Званки.

Ст. 2. Краевой Совдеп состоит:

а) из представителей Совдепов: Кемского - 3. Сорокского, Кандалакшского. Кольского и Александровского - по 2, а также Александровского уездного Кредепа - 3;

б) из представителей крестьянских обществ Кемского и Александровского уездов - по 2 от каждой волости;

в) из представителей железнодорожных Совдепов - 6 от главного и по 4 от каждого из шести районных;

г) из представителей г. Мурманска в количестве, не превышающем общего числа представителей от края, поименованных в пп. «а» и «б».

Примечание 1. Члены краевого Совета избираются на неопределенное время и могут быть во всякое время отозваны своими избирателями.

Примечание 2. Иногородние члены Совдепа получают из казны суточное довольствие с момента выезда их из места избрания по 10 рублей в сутки, а также им возмещаются все путевые расходы по поездке в Мурманск и обратно.

Ст. 3. Органами, при помощи которых краевой Совдеп осуществляет свою власть, являются:

а) президиум

б) краевой исполнительный комитет

в) управляющий делами краевого Совдепа

г) краевой совет народного хозяйства

д) отдел гражданского управления краем

е) отдел обороны

ж) революционный трибунал.

Ст. 4. Президиум краевого Совдепа состоит из председателя, 3 товарищей председателя, секретаря и 2 товарищей секретаря, избираемых общим Собранием краевого Совдепа на неопределенный срок.

Ст. 5. Исполнительный комитет состоит из 50-ти членов, избираемых общим Собранием краевого Совдепа на неопределенный срок, и президиума краевого Совдепа.

Ст. 6. Члены исполнительного комитета избираются общим Собранием краевого Совдепа пропорционально количеству представительства от Мурманска, края и железнодорожников.

Ст. 7. Управляющий делами краевого Совдепа назначается президиумом последнего и утверждается в этой должности исполнительным комитетом.

Ст. 8. Краевой совет народного хозяйства состоит из:

а) членов исполнительного комитета и президиума краевого Совдепа

б) из специалистов по отдельным отраслям народного хозяйства в количестве, не превышающем половины числа членов исполнительного комитета, входящих в состав совнархоза.

Примечание 1. Число отделов, на которые распадается краевой совет народного хозяйства, распределение между отделами работы и членов исполнительного комитета, а равно определение количества потребных для отделов специалистов - определяется советом народного хозяйства и утверждается исполнительным комитетом.

Примечание 2. Временно, до создания краевого совнархоза, все члены исполкома разбиваются на секции, сливающиеся с соответствующими отделами Управления районом, существующими в настоящее время, а именно: гражданским, техническим, хозяйственно-продовольственным, санитарным, военно-сухопутным. Общие Собрания совнархоза в соответствии с этим заменяются соединенными заседаниями исполнительного комитета и специалистов разных отделов в количестве, не превышающем половины членов исполкома.

Ст. 9. Отдел гражданского управления состоит из заведующего, его помощника и членов исполнительного комитета в количестве по усмотрению последнего.

Примечание 1. Временно, до сформирования краевого совнархоза, в отдел гражданского управления входят культурно-просветительское дело, муниципальное хозяйство города Мурманска, квартирная комиссия, следственная комиссия, местный суд и отдел труда.

Ст. 10. Оборона края сосредоточена в руках Военного совета при краевом Совдепе согласно

§ 2 соглашения от 2 марта 1918 г. При Военном совете состоят 3 комиссара от краевого Совдепа и Штаб с начальником во главе.

Ст. 11. Все специалисты и техники по разным отделам Управления назначаются на свои должности президиумом и утверждаются в должностях краевым исполнительным комитетом.

Ст. 12. Революционный трибунал при краевом Совдепе образуется на основании соответствующих декретов Совета Народных Комиссаров.

Ст. 13. Помимо органов, перечисленных в ст. 3-11, при краевом Совдепе состоит общая канцелярия с делопроизводителем во главе. Делопроизводитель канцелярии назначается президиумом и утверждается в сей должности исполкомом.

Ст. 14. Все бумаги, касающиеся управления краем, поступают в общую канцелярию (ст. 13) и распределяются президиумом по докладу управляющего делами между органами, указанными в

ст. 3.

Ст. 15. Краевой Совдеп:

а) утверждает общий план работ и государственного хозяйства в крае и все последующие изменения в нем;

б) утверждает все сметы ассигнований на проведение в жизнь плана работ и государственного хозяйства;

в) разрешает передвижение сумм из одной сметы в другую;

г) утверждает правила и положения, касающиеся прав всего населения края и отдельных групп его;

д) устраивает всех должностных лиц и членов организации от должности и предает их суду;

е) разрешает все вопросы управления, имеющие принципиальный характер;

ж) руководит всей политической жизнью края;

з) дает свое заключение по всем вопросам жизни края, поступающим на разрешение центральной Советской власти.

Ст. 16. Президиум краевого Совдепа в качестве Народной коллегии Мурманского района (приказ главнача от 20 февраля 1918 г. за № 23) разрешает все текущие дела Управления по докладу управляющего делами Совдепа, в качестве ответственного заведующего делами Управления, пользуясь при этом всеми правами Народной коллегии предоставленными.

Ст. 17. Исполнительный комитет:

а) подготавливает все дела общеполитического характера, подлежащие рассмотрению краевого Совдепа, назначает по ним докладчиков и утверждает их доклады;

б) наблюдает за исполнением всех постановлений краевого Совдепа;

в) контролирует деятельность всех организаций и должностных лиц, и в случаях злоупотреблений с их стороны, устраняет их временно от должности до утверждения сего общим Собранием краевого Совдепа;

г) в случаях, не терпящих отлагательства, разрешает собственной властью все дела, подлежащие рассмотрению общего Собрания краевого Совдепа, докладывая о сем на ближайшем заседании Общего Собрания;

д) рассматривает просьбы о кассации решений Революционного трибунала.

Ст. 18. Все ассигнования подписываются председателем, одним из его товарищей и секретарем и скрепляются управляющим делами Совдепа.

Ст. 19. Все дела Управления, для обсуждения коих требуется специальное знание, обсуждаются и разрешаются в совете народного хозяйства, а засим вносятся в общее Собрание краевого Совдепа.

 

Председатель Архангельский

Секретарь Поляков

 

 

 

 

 

1.      ГАМО. Ф. Р-1027. Мурманский краевой Совет солдатских и крестьянских депутатов,

г. Мурманск 1918-1919 гг.

2.      Сборник «Борьба за установление и упрочение Советской власти на Мурмане», Мурманск, 1960 г.

3.      П.В. Федоров «Северный вектор в Российской истории. Центр и Кольское Заполярье в XVI-XX вв.», Мурманск, 2009 г.

4.      П.В. Федоров «К событиям весны 1918 г.», «Наука и бизнес» № 2, апрель 2002 г.



[1] Сборник «Борьба за установление и упрочение Советской власти на Мурмане», Мурманск, 1960 г., С. 135, документ № 101.

 

[2] Сборник «Борьба за установление и упрочение Советской власти на Мурмане», Мурманск, 1960 г., С. 138, документ № 102.

3 ГАМО. Ф. Р-1027. Оп. 1. Д. 1. Л. 4.

 

 


1

ГАМО. Ф.Р-1027. Оп.1. Д.1. Л.4
 

К ЮБИЛЕЮ СТАНИСЛАВА НАУМОВИЧА ДАЩИНСКОГО

23 апреля исполняется 80 лет со дня рождения известного мурманского журналиста, писателя, краеведа, невероятно талантливого человека и большого труженика - Дащинского Станислава Наумовича.

Станислав Наумович родился в деревне Волковщина Могилевской области 23 апреля 1938 года. Окончив ремесленное училище в  Могилеве, он в 1956 году приехал по комсомольской путевке на Кольский полуостров строить Ловозерский горно-обогатительный комбинат, жилые дома, клуб горняков[1] и остался на севере навсегда.

Работая каменщиком на стройке, Станислав Наумович находил время для своего любимого дела - писал заметки в местные газеты. Под публикациями он ставил скромный автограф: «С. Дащинский, каменщик строительного управления «Рудстрой» треста «Кольстрой». Однако уже в 1957-ом году он занялся журналистикой вплотную  - его пригласили литературным сотрудником в городскую газету «Мончегорский рабочий».[2] Об этом времени он писал своему другу: «... я стал газетчиком, о чем мечтал еще со школы и к чему  готовили меня мои учителя».[3]

После службы в армии в г. Ленинграде с 1957 по 1960 годы Станислав Наумович вернулся на Кольский север и устроился работать в райгазету «Ловозерская правда», отдав ей, в итоге, семь лет своей жизни. До конца 1973 года он трудился в газетах «Полярная кочегарка» на архипелаге Шпицберген и «Заполярный труд» в Коле. Но, неожиданно журналистская карьера была прервана - С.Н. Дащинского избрали секретарем Кольского райкома КПСС. Находясь на этой должности Станислав Наумович занимался проблемами школ, профтехучилищ, милиции, суда, прокуратуры, исправительно-трудовых колоний, печати, радио, военных организаций.[4]

В ноябре 1982 г. он ушел с работы в парторганах и стал редактором газеты «Рыбный Мурман».

Помимо журналистики Станислава Наумовича в неменьшей степени интересовала краеведческая работа. С неподдельной любовью к Кольскому краю он публиковал статьи по его истории, особое внимание уделяя периоду Великой Отечественной войны. Благодаря своему краеведческому азарту С.Н. Дащинский издал несколько книг по истории Мурманска и области, Великой Отечественной войны на севере, которые стали кладезем знаний для многих краеведов, журналистов, историков: «Кола», «Ловозеро», «Мурманск-город-герой», «Победу решает минута отваги» и другие. Так он сам отзывался о своих произведениях: «Все мои творения - строго документальные, в художественной прозе не работаю».[5]

В 1979 году его вклад в науку и краеведение был оценен и он был удостоен степени кандидата исторических наук. А в 1990 году Мурманский областной Совет народных депутатов избрал Станислава Наумовича на должность главного редактора создаваемой областной газеты «Советский Мурман» (в будущем «Мурманский вестник»). За короткий срок известный журналист добился того, что газета стала ведущим печатным органом области, в котором стали публиковаться актуальные проблемы общественной, политической и культурной жизни.

В то же время он трудился над реализацией своей невероятно трудной и амбициозной задумки - создание «Энциклопедии Кольского края». Первая публикация с вступительным словом С.Н. Дащинского появилась в «Советском Мурмане» 14 ноября 1991 года и называлась «Энциклопедия Кольского края». Позднее все пробное издание со статьями от «А» до «Я» вышло в свет в газете «Рыбный Мурман». В течение 1997-2000 годов редакция разместила 54 выпуска, содержащих около 5 тысяч статей.  Невероятный труд был проделан для поиска и привлечения неравнодушных людей для коллективной работы над «Энциклопедией Кольского края»: академиков, историков, краеведов, журналистов. После пробного выхода в периодическом издании планировалось выпустить серьезный, красивый двухтомник, дополненный и откорректированный. В итоге редакционная команда была подобрана, статьи для издания были в большинстве своем написаны, но с выходом полнопечатной версии не сложилось по разным причинам. Однако газетный вариант лег в основу «Кольской энциклопедии», вышедшей в 2008-2016 годах.

Рассказывая о разных вехах жизни Станислава Наумовича Дащинского нельзя не вспомнить об огромной работе, проделанной над составлением Книги памяти Мурманской области, которую небезосновательно можно назвать делом всей его жизни. Рабочая группа, возглавляемая Станиславом Наумовичем, трудилась над этим монументальным изданием на протяжении многих лет. В итоге составителям удалось увековечить память жителей Кольского севера, павших в войнах 20-го столетия. Книга памяти в 6 томах вышла в свет в 1994-2000 годах.

В последние годы своей жизни Станислав Наумович Дащинский помимо работы в сфере журналистки и краеведения много сил отдавал педагогической и общественной деятельности. Он плодотворно руководил отделением общества «Мемориал» и объединением белорусов в Мурманской области «Радима», помимо этого преподавал на кафедре отечественной истории Мурманского государственного педагогического университета.

Ушел из жизни известный краевед, журналист, историк, писатель Станислав Наумович Дащинский 27 мая 2002 года. Память об этом удивительном человеке остается в его печатном слове на страницах книг и полосах газет. Также, память берегут документы его личного фонда, которые хранятся в Государственном архиве Мурманской области. Среди документов фонда - книги писателя, исторические очерки и статьи на различные темы, личные документы, материалы, собранные Дащинским С.Н. на интересующие его темы, переписки с друзьями и коллегами.

Алмазова А.В.



[1] Ф. Р-1228, оп. 1, д. 23, л. 2.

[2] Ф. П-174, оп. 2, д. 217, л. 21.

[3] Ф. Р-1228, оп. 1, д. 49, л. 1.

[4] Ф. Р-1228, оп. 1, д. 23, л. 2.

[5] Ф. Р-1228, оп. 1, д. 49, л. 1.

 

 

 

С.Н. Дащинский, 1989. Ф.Р-1272, оп. 4, д. 245

С.Н. Дащинский, 1989. Ф.Р-1272, оп. 4, д. 245

 

Выступление С.Н. Дащинского в ДК Железнодорожников на вечере Герои труда-герои книг, 1983 г.Ф.Р-1310, д. 10505

Выступление С.Н. Дащинского в ДК Железнодорожников на вечере Герои труда-герои книг, 1983 г.Ф.Р-1310, д. 10505

 

 

 

 

 

 


Страница 1 из 8
100-let-arch
logo80
100let
logodobro
baner
godkino