Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Публикации

Память живет в документах…

 

30 сентября исполнятся 80 лет со Дня рождения Владимира Александровича Смирнова – известного мурманского поэта, журналиста, краеведа, переводчика. В Государственном архиве Мурманской области бережно хранится фонд Р-1383 «Семейный фонд Смирновых». Документы фонда рассказывают исследователям о жизни, работе, творчестве незаурядной и талантливейшей личности.

Владимир Александрович Смирнов родился 30 сентября 1937 года в пос. Териберка. До переезда в Мурманск в 1954 году семья Смирновых часто меняла местожительство, будущий поэт жил и учился в Умбе, Никеле, Мончегорске, Кировске, Коле. После окончания школы в г. Мурманске Владимир поступил в Кировский горно-химический техникум, но в 1956 году он оставил учебу и уехал работать на Дальний Восток. Прежде чем взяться за перо пробовал себя во многих профессиях, жил в разных уголках страны.

«…люблю ездить, знакомиться с новыми людьми, беседовать с рабочими. В разговорах с ними всегда находишь что-то новое, интересное..», - рассказывал о своей страсти к путешествиям мурманский поэт (Ф. Р-1383, оп. 1, д. 161, л. 9).

По возвращении в 1959 году в г. Мурманск Смирнов работал матросом буксирного парохода, позже литературным сотрудником редакции газеты «Заполярный труд» в г. Коле. В то же время Владимир Александрович стал одним из организаторов литературного объедения при Мурманском книжном издательстве, которое спустя почти 20 лет было преобразовано в Мурманский Союз писателей СССР.

В 1960 году Владимир Александрович стал студентом Московского литературного института им. А.М. Горького. Во время учебы вышла его дебютная книга «Таежные маяки» (1962 г.). После окончания института в 1965 году поэт вернулся на родной север и устроился работать редактором Мурманской студии телевидения, став постоянным ведущим ряда телевизионных передач: цикла «Край морошковый», альманаха «Географ», передачи «Туристскими тропами Заполярья».

«Так вот, Владимир Смирнов, наскоро поправив галстук и смахнув святой пот, уже улыбается со всех мониторов и наизусть шпарит текст. Да еще успевает вовремя подать собеседнику руку помощи в виде наводящего вопроса», - из репортажа корреспондента газеты «Рудный Ковдор» с Мурманской телестудии (Р-1383, оп. 1, д. 161, л. 8).

Несомненно, богатый жизненный опыт и частые путешествия по стране давали Владимиру Александровичу почву для творчества. Но основными темами его работ неизменно оставались люди, природа, фольклор дорогого ему Севера.

«Есть поэты академичного, что ли, плана. А есть от сохи. Родившись в Териберке, потом став городским жителем, он тянулся к природе, был заядлым рыбаком, охотником, все это вкупе и сделало его незаурядным человеком», - вспоминал с восхищением поэт Александр Миланов о Владимире Смирнове (Ф. Р-1383, оп. 1, д. 167, л. 21).

В 1966 году вышел сборник стихов В.А. Смирнова «Жизнь, которой живу». В 70-80-е гг. вышли в свет еще пять: «Круги земли» (1971 г.), «Поморье» (1974 г.), «Поветерье» (1981 г.), «Взводень» (1982 г.), «Побережник» (1987 г.). В 1978 г. Владимир Александрович был принят в Союз писателей СССР. В 1985 г. вышел сборник очерков о людях и природе Кольского полуострова «Живое вокруг нас», в 1988 г. - документальная повесть «Поворотная вода».

С 1991 года Владимир Александрович плодотворно работал обозревателем газеты «Мурманский вестник».

Стоит отметить, что важной составляющей в жизни поэта было изучение истории, жизни и культуры поморов и саамов Кольского полуострова. Владимир Александрович посвящал коренному населению Севера свои стихи, поэмы, очерки, статьи. Мало того, В.А. Смирнов был основным переводчиком стихов саамской поэтессы Октябрины Вороновой на русский язык. Они познакомились в 1975 году, а позднее начали сотрудничать. Без его самоотверженной работы строки саамской поэтессы возможно не дошли бы до русского читателя. Также он переводил детские стихи саамских поэтесс Ираиды Виноградовой, Екатерины Коркиной, Эльвиры Галкиной.

«Переводчик тонко ощутил поэтику саамского языка, бережно перенес ее хрупкие ростки в благодатную почву русской культур; в этом случае можно говорить о сотворчестве авторов», - так восторженно отзывался один из критиков о талантливом переводе Владимира Смирнова стихов Октябрины Вороновой (Ф. Р-1383, оп. 1, д. 161, л. 34).

Помимо литературной деятельности В.А. Смирнов вел активную общественную жизнь: был одним из организаторов и участником Дней Баренцева моря, объединяющих многих поэтов и прозаиков, Дней славянской письменности и культуры. Немаловажна его роль, как члена Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Владимир Александрович занимался реставрацией памятников, поисками незахороненных останков солдат, воевавших в Великой Отечественной войне, пропагандировал патриотическое воспитание детей. Как член президиума Мурманского областного совета общества охраны природы Смирнов обследовал уникальные природные комплексы и объекты Мурманской области, участвовал в работах по восстановлению музея под открытым небом на Партизанской высоте. Благодаря ему, например, в 80-х гг. были оформлены охранные статусы водопаду на реке Чапома и конгломератам Риж-губы. Владимира Александровича удручало состояние природы, загубленные по вине людей животный и растительный мир Севера, эти проблемы он старался поднимать перед общественностью. Об этом он писал стихи:

…И дошло до него,

Будто этого только и надо,

Что в незримых глубинах

Не водится рыба давно,

Что – спасибо соседству

Родного его комбината-

Серой травлены воды

И шлаком засыпано дно…

(отрывок из поэмы «Прозрение»)

Продолжая свою литературную деятельность, Владимир Александрович в 1993 г. выпустил поэтический сборник «Поклонный крест», в 1994 г. – сборник очерков для школьников «Я живу на Севере».

28 ноября 1995 года он ушел из жизни. В память о поэте в сентябре 1996 года в торжественной обстановке на стене дома по улице Володарского была открыта мемориальная доска, а в мае 2008 года у Мурманской областной детско-юношеской библиотеки был открыт бюст Владимиру Александровичу Смирнову.

В фонде Р-1383 «Семейный фонд Смирновых» имеются рукописные варианты документальных и художественных произведений В.А. Смирнова, дневниковые записи, переводы стихотворений Октябрины Вороновой, переписка В.А. Смирнова с семьей. Также, в фонде есть личные документы Владимира Александровича: свидетельства о рождении, дипломы об окончании литературного института им. А.М. Горького. Сохранились грамоты, благодарности, вырезки из газет с материалами о жизни и творчестве поэта. Две описи фонда составляют фотоматериалы разных лет. В научно-справочной библиотеке архива имеются книги Владимира Александровича Смирнова.

Память о мурманском поэте, «сыне земли Кольской» В.А. Смирнове жива не только, когда мы посещаем памятники, возлагаем цветы к ним, но и когда не забываем его творчество, погружаемся в исследования, связанных с ним документов, читаем, изучаем его стихи, переводы, публицистику, воспоминания о нем друзей и коллег.

 

 

Публикацию подготовила А.В. Алмазова

Ф. Р-1383, оп. 1, д. 327

Ф. Р-1383, оп. 1, д. 327

Фотопортрет В.А. Смирнова в день 50-летнего юбилея,1987 г.

 

Ф.Р-1383, оп. 2, д. 270

Ф.Р-1383, оп. 2, д. 270

В.А. Смирнов читает свои стихи, 1979 г.

 

Ф.Р-1383, оп. 2, д. 275

Ф.Р-1383, оп. 2, д. 275

В.А. Смирнов на встрече с читателями, 1982 г.

 

 

 

НЕ ПО РОЖДЕНИЮ, НО ПО ПРИЗВАНИЮ

15 августа исполняется 115 лет со дня рождения Максима Ивановича Старостина - первого секретаря обкома ВКП (б), члена Военного совета Северного военного флота и 14-й армии, руководившего Мурманской областью с 1939 по 1945 год.[1] Направленный в январе 1939 года решением ЦК ВКП (б) на партийную работу в Мурманск, Максим Иванович всем сердцем полюбил Кольскую землю, вложил в нее частичку своей души, и весь свой опыт и энергию отдал на организацию отпора врагу в трагические годы Великой Отечественной войны.

Следующие строчки из его дневника, написанные после одной из самых страшных бомбежек, подтверждают преданность Старостина нашему городу: «26 июня 1942 года. По пути с аэродрома домой осматривал город. Как сильно он изменился за несколько дней от бомбардировок и пожаров! Мне было очень тяжело смотреть на эти развалины. Четыре года я отдал городу, строя и приводя его в порядок, делая его красивым. Много трудов и энергии было в это дело вложено строителями. Фашистская сволочь свела на нет все наши труды за несколько дней. После окончания Отечественной войны надо заставить этих гадов все восстанавливать заново». Он делал все возможное, что зависело от него, и не отступал ни при каких трудностях. «22 мая 1942 года. Сегодня исполняется 11 месяцев с начала Отечественной войны против немецких захватчиков. Время прошло не так много, но как много пережито за это время! Наш город и область - на фронте. Фашистские бандиты бомбят везде. Мурманск пережил уже более 300 воздушных тревог и бомбежек, но трудящиеся города и области героически выносят все тяжести, от них нет никаких жалоб, проявлений уныния или упадка настроения. Все уверены в победе над врагом и стойко переносят временные трудности», - за этими словами из «Дневника войны» стоит колоссальная работа первого секретаря в предвоенные годы, его чутье и организаторские способности руководителя области.

Среди множества довоенных вопросов, которые приходилось решать Старостину, ведущее место занимало развитие экономики Кольского полуострова: завершалось сооружение комбината «Североникель», строилась вторая станция каскада Нивских ГЭС, судоремонтный завод, расширялись мощности треста «Апатит», требовали развития рыбный и торговый порт в Мурманске. Много со стороны Максима Ивановича было сделано для создания морского пароходства.

Нестабильная политическая обстановка в Европе и начавшаяся в 1939 году Вторая мировая война заставили акцентировать внимание на укреплении северных рубежей страны и подготовке к обороне в случае нападения. Важными становятся проблемы оборонного строительства и проведение мероприятий МПВО, особое внимание уделялось усилению боевой мощи Северного флота. Совместно с комбригом Синиловым Старостин создавал Мурманский пограничный округ и Кандалакшский укрепрайон. Дальнейшие события истории доказали, что все было сделано вовремя и к месту. В своем дневнике, где Максим Иванович ежедневно в течение всей войны описывал происходящие события, есть запись: «28 января 1942 г. Взятый в плен ефрейтор пехотного полка заявил: «Ваши действия на Мурманском направлении очень удачны. Можно утверждать, что это единственное место на фронте, где с самого начала войны наши части не сумели продвинуться вперед. Вы нанесли нам большие потери» На Кандалакшском направлении настроение солдат, судя по показаниям пленных, не лучше. Солдат, взятый в плен, показал: «Нам обещали взять Кандалакшу за 12 дней и дойти до Белого моря, но до сих пор не сумели этого сделать, хотя прошло уже 6 месяцев. Настроение солдат подавленное - они не ожидали такого упорного сопротивления русских».

О масштабности и действенности Старостина в первые дни войны рассказывают нам страницы протоколов заседаний бюро обкома ВКП (б), хранящиеся в Государственном архиве Мурманской области. Самыми острыми стали «военные» вопросы - охрана важнейших промышленных предприятий и объектов оборонного значения от диверсантов и вредителей; организация аварийно-восстановительных отрядов МПВО в городах Мурманске, Кировске, Мончегорске, Кандалакше; создание областного Комитета помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров РККА; ход всеобщего военного обучения в области; строительство четырех линий оборонительных укреплений на Мурманском направлении.

По инициативе Старостина формировались из числа трудящихся истребительные батальоны и медико-санитарные дружины.[2] Читаем об этом в архивном документе: «По призыву тов. Сталина 3 июля 1941 года трудящиеся Мурманска объединились в подразделения народного ополчения. В городе было создано три полка общей численностью более 4 тыс. человек. Благодаря доблестным защитникам Заполярья, задержавшим, а потом отбросившим захватчиков от подступов к городу, полк не был отправлен на фронт, а оставлен в городе и превратился в кузницу резервов для Красной Армии. Всего за время с сентября 1941 г. по сентябрь 1944 г. из полка в ряды действующей Красной Армии и флота было призвано 2080 человек».

В одном из дел партийного фонда мы видим документы, подтверждающие, что именно благодаря Максиму Ивановичу была проведена работа по реэвакуации и восстановлению комбината «Североникель»:[3] «Из докладной записки секретарю ЦК ВКП (б) тов. Маленкову. 30 апреля 1942 г. В июле 1941 года комбинат «Североникель» прекратил свои работы и был эвакуирован в тыл. Все оборудование и значительная часть материалов были вывезены. Таким образом, прекратило работу самое крупное предприятие Союза по выпуску никеля и кобальта. Между тем, военная обстановка требует в больших количествах этих металлов. Мурманский обком считает необходимым частично восстановить комбинат по выпуску никелевого полупродукта - файнштейна и начать подготовительные работы по восстановлению кобальтового цеха».

О создании в Мурманске двух партизанских отрядов поведал нам дневник Максима Ивановича: «18 июля 1942 г. Провел заседание бюро обкома, на котором приняли решение об окончании формирования двух партизанских отрядов в составе 120 человек. В отряды отобраны лучшие люди Мурманска и области. Дали отрядам названия - «Советский Мурман» и «Большевик Заполярья». Утвердили окончательно командиров и комиссаров партизанских отрядов».

Именно Старостин организовал производство минометов, мин, гранат и автоматов ППШ в Мурманской области:[4] «22 апреля. 1942 г. Вчера выдали бойцам 10-й гвардейской дивизии и 72-й морской бригады, а также лыжной бригады - 2600 автоматов ППШ, созданных на заводе № 310 в Кандалакше. В войсках это встречено с энтузиазмом, так как такое оружие очень повысит огневую мощь нашей пехоте. Берегись, фашистская сволочь! Теперь, перейдя на днях в наступление, мы польем их свинцовым дождем». «11 июня 1942 г.  Послал в Москву тов. Берия телеграмму, в которой сообщил, что по инициативе Мурманского обкома ВКП (б) для вооружения защитников  Кольского Севера с 1941 года на предприятиях области налажено производство минометов, мин, автоматов ППШ, взрывателей и др.».

Но даже в самые непростые дни начала войны первому секретарю необходимо было принимать решения и по так называемым «мирным» вопросам: о призыве молодежи в ФЗУ, об освоении земель под посев, о состоянии коммунального хозяйства, об обеспечении бесперебойной работы порта по приему союзных конвоев, о развитии прибрежного лова рыбы в Белом и Баренцевом морях, об обеспечения бесперебойной работы предприятий области. Все это нашло отражение в архивных документах.[5]

В сентябре 1942 года Старостин утверждается председателем Мурманского городского Комитета обороны и во все городские и районные комитеты партии области уходит телеграмма за подписью Максима Ивановича: «...область переведена на военное положение. Организуйте население на постройку укрытий и убежищ. Обеспечьте поставку для армии автомобилей и коней в хорошем состоянии. Организуйте помощь семьям ушедших в ряды армии, обеспечьте дровами, устройством на работу жен и детей в детсады».[6] Старостин требовал от руководителей всех звеньев свести к минимуму различные совещания и собрания, сосредоточить внимание на конкретной оперативной работе. Ситуация в области даже в самые критические дни оставалась управляемой.

Старостин был инициатором отправки нескольких эшелонов с продуктами в блокадный Ленинград[7]. Его дневник рассказывает нам об этом так: «24 января 1942 года. Послал телеграмму через Вологодский обком ВКП (б), в которой сообщил, что для Ленинграда мы отправили 21 и 23 февраля 1400 тонн сахару».

«26 января 1942 года. А.А. Жданов просил, если это возможно, прислать в Ленинград рыбы. Посмотрел данные о наличии у нас рыбы. Положение плохое, но ленинградцам тяжелее, чем нам, поэтому надо помочь. На заседании бюро обкома вынесли решение отправить трудящимся Ленинграда: рыбьего жира - 9 тонн, сельди - 50 тонн, трески 100 тонн и семги - 40 тонн». «20 мая 1942 года. Сегодня получили из Ленинграда взволновавший нас документ - это письмо благодарности рабочих Кировского завода за посланный им мурманчанами эшелон с рыбой. В своем письме рабочие пишут: «Мы знаем, как усложнились условия вашей работы, с каким риском связан ваш мужественный труд. В этих сложных условиях вы помните о нас, о ленинградцах. И не только добыли рыбу, но и доставили ее сквозь кольцо блокады в неприступный для врага город Ленинград».

Как член Совета 14-й армии Старостин не только планировал боевые операции, но и решал проблемы хозяйственного состояния, медицинского и бытового обслуживания войск, огромное внимание уделялось продовольственным вопросам[8]: «16 декабря 1941 года. На военном совете армии рассмотрели вопрос о питании фронтовых воинских частей. Вынесли решение просить увеличить норму пайка для бойцов, так как в связи с зимой имеем 20 смертных случаев от истощения и 66 человек положены в госпиталь».

Еще один факт из биографии Максима Ивановича: 8 мая 1944 года Старостин направил докладную записку в Президиум Верховного Совета, ЦК ВКП (б) и Государственный Комитет Обороны, в которой выступил с инициативой учреждения специальной медали «За оборону Мурманска».[9] В своем ходатайстве он писал: «Все людские и материальные ресурсы Мурманской области были мобилизованы на отпор врагу. Защите Мурманска были подчинены интересы 14-й армии, военно-морского флота, советских, партийных и хозяйственных организаций». Старостин писал также о вкладе в дело защиты Кольской земли портовиков и железнодорожников, строителей, горняков и металлургов. «Всего сейчас не сочтешь, но одно ясно, что успешная защита города Мурманска и ее результаты сыграли немаловажную роль в обороноспособности нашей Родины».

5 декабря 1944 года медаль была учреждена с названием «За оборону Советского Заполярья». И в ответ Максим Иванович напишет в письме Сталину: «Оборона Советского Заполярья и разгром немцев на Крайнем Севере войдут в летопись Отечественной войны, как одна из славных и немеркнущих страниц. И каждый, кто достойно проявил себя в освободительной борьбе на Севере, будет с гордостью носить на груди высокую награду правительства - «За оборону Советского Заполярья».

Вот таким Человеком был первый секретарь обкома ВКП (б) Старостин Максим Иванович. Именно так, человеком с большой буквы. Благодаря его талантливому руководству Мурманск и область расцвели и окрепли в довоенные годы и сумели достойно выстоять в страшные годы военного лихолетья. Человек, любивший наш край не по факту рождения в нем. Руководитель, имевший свое мнение, умеющий отстоять свою точку зрения и взять ответственность даже за самые сложные решения. Его доблестный труд оценен правительством орденами Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и орденом «Знак Почета».

В апреле 1945 года ЦК ВКП (б) отозвал Старостина из Мурманска в Москву для дальнейшей партийной работы. 16 ноября 1948 года Максим Иванович умер и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. А имя Старостина в августе 1982 года ожило в названии одной из улиц города Мурманска.

 

 

 

Публикацию подготовила С.А. Мазина

 



[1] Ф. П-1. Оп. 19. Д. 5816. Личное дело Старостина Максима Ивановича.

 

[2] Ф. П-1. Оп. 2. Д. 561. Сведения о формировании и действиях Мурманского полка народного ополчения в годы Великой Отечественной войны.

Ф. П-1. Оп. 1. Д. 464. Докладные записки, сводки и переписка о создании истребительных батальонов и медико-санитарных дружин в Мурманской области.

 

[3] Ф. П-1. Оп. 2. Д. 23. Докладные записки, письма, телеграммы обкома партии в ЦК ВКП (б).

 

[4] «Дневник войны». М.И. Старостин. 2014 г. Публикатор - В.П. Семенов., Великолукская типография.

 

[5] Ф. П-1. Оп. 1. Д. 154. Постановления бюро обкома ВКП (б) по оборонным и кадровым вопросам (особая папка).

 

[6] Ф. П-96. Оп. 1. Д. 1. Постановления городского комитета обороны.

 

[7] Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 593. Докладные записки и копия отчета за подписью секретаря Мурманского

обкома ВКП (б) В. А. Прокофьева о сопровождении рыбных маршрутов в г. Ленинград.

Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 132. Воспоминания В. А. Прокофьева о сопровождении эшелона с рыбопродукцией

в г. Ленинград в 1942 году.

 

[8] «Дневник войны» М.И. Старостин. 2014 г. Публикатор - В.П. Семенов., Великолукская типография.

 

[9] Ф. П-1. Оп. 2. Д. 307. Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении медали «За оборону Советского Заполярья» и положение о ее вручении.

 

Ф. Р-1383. Оп. 2. Д. 177.

1.Ф. Р-1272. Оп. 4. Д. 3.

Старостин Максим Иванович – первый секретарь обкома КПСС в Мурманске (1939 – 1945 гг.).

 

Ф. Р-1383. Оп. 2. Д. 177.

2.Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 594. Л. 45.

Первый секретарь Мурманского обкома ВКП (б) М. И. Старостин выступает на митинге перед отправкой рыбы в блокадный Ленинград.г. Мурманск.

 

 

 

В памяти храним!

 

7 июля 2017 года исполняется 75 лет со дня создания партизанских отрядов «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман». Историю партизанского движения на Кольском полуострове можно проследить по архивным документам.

В Государственном архиве Мурманской области есть сразу несколько фондов, содержащих данные о партизанах Заполярья. В фондах П-19 и П-20, хранятся документы партизанских отрядов «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман». Это списки личного состава, записные книжки, радиограммы, дневники отрядов, карты, схемы, журналы входящих и исходящих документов и протоколы заседаний бюро и партийных собраний. Фонд П-366 «Оперативная группа партизанских отрядов Мурманской области штаба партизанского движения Карельского фронта, Мурманская область 1942-1944 гг.» совсем небольшой, но включает в себя емкие докладные записки об участии личного состава партизанских отрядов в боевых операциях. Кроме того, в ГОКУ ГАМО имеется личный фонд семьи Смирновых, глава которой – Александр Сергеевич Смирнов – командовал партизанским отрядом «Большевик Заполярья».

Откроем архивные дела, дополним строки документов отрывками из воспоминаний и коротко, в самых общих чертах, проследим вехи славного пути мурманских партизан.

Точкой отсчета этого пути стало лето 1942 года. Тогда для подготовки к боевым операциям в поселке Роста были организованы военные курсы. 7 июля 1942 года создаются партизанские отряды «Большевик Заполярья» (командир – Александр Сергеевич Смирнов) и «Советский Мурман» (командир – Сергей Демьянович Куроедов).

Партизанское движение в Заполярье имело свои особенности, главной из которых было то, что партизаны базировались на советской территории и, переходя через линию фронта, совершали дерзкие рейды по вражеским тылам. Они взрывали мосты, линии связи и электропередач, военные склады, уничтожали небольшие гарнизоны врага, захватывали пленных и документы. Для борьбы с партизанами фашисты создавали специальные части – карательные отряды. Но несмотря на это партизаны продолжали наносить удары по врагу на протяжении всей войны.

О том, какой ценой доставались порой успехи в боевых операциях, можно судить по первому зимнему походу заполярных партизан, продлившемуся с 17 декабря 1942 года по 7 января 1943 года. Потом его назовут «ледовым». Задачей похода было нанести внезапный удар по зенитным батареям и аэродрому противника в районе Салмиярви. От партизанской базы до района Салмиярви примерно 300 километров. В воспоминаниях, которые хранятся в научно-справочной библиотеке ГАМО, Александр Сергеевич Смирнов признается: «Накануне похода командирам выдали топографические карты, на которых изображение местности было нанесено только до границы с Финляндией, далее – белое пятно. Отряды шли в неизвестность. Спали партизаны, укрывшись плащ–палаткой, по 2-3 часа в сутки. Мокрая одежда на морозе превращалась в панцирь. Были обмороженные. Спасение от холода было только в движении. Ко всем бедам прибавился голод: в день выдавалось по одному сухарю на двоих. Но старались не падать духом и помогали раненым. Каждому партизану надо было взять с собой 300-400 патронов, 4-6 гранат, 1,5-2 килограмма тола, мины. Брали 60 ржаных сухарей (1,5 сухаря в день), шпик, соль, гороховый суп-пюре, концентрат каши. Поэтому вес рюкзака достигал 40-50 килограммов».

Сергей Демьянович Куроедов, чьи мемуары содержатся в архивном фонде П-366, дополняет Смирнова: «В сводной группе из двух отрядов – 120 человек. Шесть оленей тащили за нами кережи (лыжные волокуши). Мы, как гусеничный трактор, оставляли после себя торную дорогу. С самого начала наш первый поход осложнила погода: три дня шел снег с дождем. Он забивался под капюшон маскхалата, слепил глаза, сек лица. Валенки и одежда намокли, а затем, как только ударил крепкий мороз, «сели», стали жесткими и тесными. Маскхалаты превратились в ледяные панцири. При температуре минус 35 градусов и резком северо-восточном ветре окоченевшие люди стали отставать. В конце суток устроили большой привал. Но снова без костров: место почти открытое. Сразу все и всех замело снегом». Спать на таком сильном морозе было трудно. Мало кто знает, что на холоде даже во сне мышцы дрожат. Партизанам оставалось только шутить: «Если бы не умели дрожать, давно бы замерзли».

В этом же фонде есть еще одно свидетельство того похода – рапорт командира сводной группы партизанских отрядов «Советский Мурман» и «Большевик Заполярья» начальнику Штаба партизанского движения при Военном Совете Карельского фронта комбригу С. Я. Вершинину:

«От 17 января 1943 года.

Потери.

Вышло в поход – 119 человек.

Из них похоронили – 23 человека: 15 человек – убито, 1 – расстрелян, 7 – замерзло.

Отправили в госпиталь – 60 человек: 56 – с обморожением, 4 – с ранением.

Вернулись на базу – 36 человек. Куроедов».

«Ледовый» поход остался в памяти партизан как самый страшный, самый тяжелый.

Но были и другие. До осени 1944 года никто из бойцов регулярных воинских подразделений не переходил границу. А партизаны Заполярья переходили ее 26 раз.

Уже после войны в своей автобиографии, которая находится теперь в семейном фонде Смирновых, Александр Сергеевич Смирнов написал: «Отряд действовал с июля 1942 года по октябрь 1944 года. За это время мы совершили 13 походов в глубокий тыл вражеских войск на территории Финляндии и Норвегии. Было пройдено с боями и сражениями против немецких и финских карателей свыше 6000 км по болотам, горам, форсируя сотни рек и речушек. При этом разгромлено 2 крупных и около десятка мелких гарнизонов врага. Взорвано около десятка мостов, уничтожены сотни солдат и офицеров врага. Десятки машин уничтожены при разгроме автоколонн врага.

В фонде Смирновых есть и рукопись повести Александра Сергеевича «Бывало легче умереть, чем сделать шаг». В ней он пишет: «В моей памяти прошли все 27 месяцев партизанской борьбы – от первого перехода до высоты 137,2 в июле 1942 года до последнего в октябре 1944 года.

В памяти всплыли обожженные морозом и полярным солнцем, закопченные пороховым дымом и копотью пожаров мужественные лица партизан. Из самых недр души не раз поднималось давящее и щемящее чувство боли, сердце саднило и оно стучало с перебоями… Вновь и вновь в клеточках моего мозга слышались взрывы гранат и дробь автоматов, крики и стоны врагов, ругань и проклятия на немецком и русском языках.

Но сердце оттаивало и на душе становилось тепло всякий раз, когда в памяти вставали лица партизан, у которых уже в то время седина заблестела в волосах, с их бесстрашием и презрением к смерти…

133 партизана были награждены орденами и медалями, из них 20 – дважды. Награды: Орден Красного Знамени, Орден Отечественной войны, Орден Красной звезды, медаль «За отвагу», медаль «Партизану Отечественной войны». Победы партизанам доставались дорогой ценой. За годы войны в боях с врагом погиб каждый третий партизан. Каждый второй из оставшихся в живых был обморожен или ранен».

8 октября 1944 года отряды «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман» вступили в освобожденный Петрозаводск, где состоялся парад 18 партизанских отрядов северо-запада России. После расформирования отрядов в Сегеже 15 октября 1944 года 140 партизан ушли в действующую армию.

И после Победы хранили они и их потомки память о славном боевом прошлом.

В 1965 году был создан Совет партизан. В 1973-м - в Мурманском книжном издательстве вышел сборник воспоминаний «Костры партизанские», который включал в себя 12 рассказов о партизанской войне в Заполярье. В 1987-м - острову Безымянному присвоили название Партизанский. В Кольском районе, рядом с Верхнетуломским водохранилищем была восстановлена база партизанских отрядов и создан музей под открытым небом «База партизан Заполярья».

В честь партизан на 8-м километре дороги Кола-Мурмаши в октябре 1974 года установлен памятный знак. От большого валуна поднимается вверх факел. У подножия памятника две мемориальные доски. На одной из них написано: «Партизанам отрядов «Советский Мурман» и «Большевик Заполярья», на второй – список тех, кто не вернулся из партизанских походов.

 

 

Публикацию подготовила С.А. Мазина

Список архивных материалов и литературы, использованных при написании статьи:

1. Ф. Р-1383. Оп. 1. Д. 2. Семейный фонд Смирновых. «Бывало легче умереть, чем сделать шаг». Повесть. Машинопись.

2. Ф. Р-1383. Оп. 1. Д. 33. Семейный фонд Смирновых. Краткая автобиография. Автограф, машинопись.

3. Ф. П-19. Оп. 1. Д. 4. Программа боевой и политической подготовки партизанского отряда «Большевик Заполярья».

4. Ф. П-20. Оп. 1. Д. 4. Протоколы заседаний бюро и партийных собраний партизанского отряда «Советский Мурман».

5. Ф. П-366. Оп. 1. Д. 1. Оперативные приказы и докладные записки оперативной группы партизанских отрядов Мурманской области. Штаб партизанского движения Карельского фронта, Мурманская область 1942 г.-1944 г.

6. Ф. П-326. Оп. 1. Д. 20. Особая папка, Кандалакшский городской комитет КП РСФСР.

7. «Костры партизанские». Сборник воспоминаний партизан, фотографии и документы. Мурманское книжное издательство, 1973 г.

8. Смирнов А.С. «Партизаны Заполярья». Мурманск, 1989 г.

Ф. Р-1383. Оп. 2. Д. 177.

Ф. Р-1383. Оп. 2. Д. 177.

А. С. Смирнов – командир партизанского отряда «Большевик Заполярья» (справа) и С. Д. Куроедов – командир партизанского отряда «Советский Мурман» (слева). 1975 г.

 

Ф. Р-1310. Оп. 3. Д. 3132.

Ф. Р-1310. Оп. 3. Д. 3132.

Партизанский отряд «Большевик Заполярья» в боевом походе. 1941 г.

 

Ф. Р-1310. Оп. 3. Д. 3133.

Ф. Р-1310. Оп. 3. Д. 3133.

Партизанский отряд «Большевик Заполярья» в боевом походе. 1941 г.

 

П-19. Оп. 1. Д. 2. Л. 3.

П-19. Оп. 1. Д. 2. Л. 3.

Схема внутреннего построения партизанского отряда «Большевик Заполярья».

 

П-19. Оп. 1. Д. 4. Л. 4.

П-19. Оп. 1. Д. 4. Л. 4.

Показатели успеваемости боевой и политической подготовки бойцов партизанского отряда «Большевик Заполярья».

 

Р-947. Оп. 6. Д. 63.

Р-947. Оп. 6. Д. 63.

Памятник, установленный на острове «Партизанский» на месте базирования партизанских отрядов «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман». 18.07.1982

 

Р-1272. Оп. 4. Д. 190.

Р-1272. Оп. 4. Д. 190.

Памятный знак в честь подвигов партизанских отрядов «Советский Мурман» и «Большевик Заполярья» на 8-м км дороги Кола – Мурмаши. Сентябрь 1984 г.

 

 

 

«Звездный» путь»

 

9 июня. В этот день празднует свое 85-летие одно из старейших печатных изданий нашего края – газета Мурманского морского пароходства «Арктическая звезда». Если быть абсолютно точным, то 9 июня 1932 года вышел первый номер газеты, которая называлась «Мурманский портовик». Тем не менее, именно это событие считается точкой отсчета истории пароходской газеты.

ТАК РОЖДАЛАСЬ ГАЗЕТА

История газеты неотделима от истории Мурманского торгового порта. Разрушенный во время интервенции, он начал восстанавливаться уже в 1923 году, принимая генеральные грузы, поступавшие из стран, которые признали молодую Советскую республику.

В 1928 году рабочий порта Михаил Рыжков был направлен в редакцию газеты «Полярная правда» как один из активных рабкоров. И в начале 1932 года получил предложение от начальника порта Макарова о выпуске особой газеты – рабочей, портовой. Идею в «Полярке» поддержали и вскоре Михаила Павловича назначили главным редактором новой газеты «Мурманский портовик». «Конечно, об организации газеты я имел представление весьма приблизительное, – делится он своими воспоминаниями в юбилейном выпуске «Арктической звезды» от 9 июня 1982 года. – Но был определенный опыт работы в журналистике. Выручали комсомольский энтузиазм, огромное желание принести пользу, сознание нужности нового дела». Первый номер «Мурманского портовика» вышел 9 июня 1932 года. Этот день и считается днем рождения газеты.

Газета сумела сплотить вокруг себя массы портовиков и судоремонтников. Они, под руководством партийной организации, ратовали за скорейшее создание на окраине страны высокоорганизованного, механизированного порта, индустриального города. Основными авторскими кадрами были рабочие корреспонденты, или рабкоры. Любой моряк мог рассказать на страницах газеты о своих трудовых свершениях или работе своего коллектива.

22 сентября 1939 года было организовано Мурманское государственное морское сухогрузное и пассажирское пароходство Наркомфлота. «Мурманский портовик» перешел в ведение управления политотдела пароходства и районного комитета профсоюза рабочих морского и речного флота и стал называться «Моряк Заполярья». В те годы газета широко освещала жизнь тружеников порта, рассказывала о том, как советские люди приступили к активному покорению Арктики.

В ГОДЫ ГРОЗОВЫЕ…

Рассказывает главный редактор газеты «Моряк Заполярья» В. А. Забровский: «Редактором «Моряка Заполярья», как тогда называлась газета, был я назначен за 3 месяца до начала Великой Отечественной войны. Только несколько месяцев проработали в мирных условиях. Публиковали, как обычно, материалы о социалистическом соревновании, на партийно-политические и воспитательные темы, показывали лучшие бригады портовиков и экипажи судов флота. Словом, жили одной жизнью с коллективом пароходства.

Началась великая битва. Пришлось перестраиваться на новый лад. Не могли уже мы публиковать вести с моря, радиограммы к нам не поступали, о многом приходилось умалчивать – оказались мурманчане на передовой. Писали мы тогда о сформированных в порту «фронтовых бригадах», массовом патриотизме, когда труженики бассейна отдавали свои сбережения на строительство самолетов и танков, работали сутками под непрерывными бомбежками.

Работники редакции охраняли порядок на проходных и причалах, ходили в походы, когда требовалось разоружить сбитые самолеты противника, на поиски летчиков. Все это делали. А флот и порт работали с полным напряжением сил, направляя фронту оружие, продовольствие, снаряжение для победы».

«Моряк Заполярья» по праву считался газетой всех поколений моряков Мурманского морского пароходства и их предшественников из арктического пароходства Главсевморпути. Она отражала на своих страницах нелегкие будни моряков, работников берега, их партнеров – портовиков, судоремонтников и многих-многих других людей разных профессий.

Новое название газеты «Арктическая звезда» появилось в 1953 году. В Государственном архиве Мурманской области хранится постановление бюро Мурманского обкома КПСС от 13.08.1963 года «Об организации с 1 сентября 1963 года при пароходстве редакции многотиражной газеты «Арктическая звезда». Это были годы, когда флот пополнялся новыми судами, созданными специально для Арктики: дизельэлектроходами, ледоколами с мощными силовыми установками. И газета отражала на своих страницах все новинки флота и его эксплуатацию, азартно писала о новых регионах плавания. Она ярко пропагандировала все новое, передовое и прогрессивное.

Жизнь флота ярко и многосторонне отражалась в газете благодаря широкому авторскому активу. Писали не только моряки и рабочие порта. Делились опытом ветераны флота, свои предложения вносили и представители мурманской общественности. Вот выдержка из объяснительной записки к годовому отчету газеты: «…Значительно укреплен и расширен авторский актив. Сейчас рабкоры имеются на всех кораблях и береговых предприятиях бассейна. В прошлом году редакция получила 580 статей, корреспонденций, информационных заметок и писем. Более 90 процентов этих материалов опубликовано в газете. С помощью авторского актива редакция проделала большую работу по мобилизации трудящихся бассейна за досрочное выполнение государственного плана. Газета широко показывала социалистическое соревнование, пропагандировала опыт передовиков, много внимания уделяла вопросам скоростной обработки судов, правильной эксплуатации флота и режиму экономии…».

Издание освещало все основные этапы становления и развития арктического флота, как ледокольного, так и транспортного. «Арктическая звезда» одной из первых сообщала о событиях освоения Арктики, за которыми следила вся страна, таких как приход в Мурманск и экспериментальные рейсы 60-х годов первенца атомного флота ледокола «Ленин», первый в истории поход на Северный полюс атомного ледокола «Арктика» в августе 1977 года и многое другое.

Главными редакторами газеты в разные годы были: М. П. Рыжков, В. А. Забровский, А. С. Малкин, А. А. Шатова, В. В. Простихин. 26 декабря 1997 года главный редактор Владимир Михайлович Блинов подписал последний номер газеты: «Арктическая звезда» прекратила свое существование. Но в год шестидесятилетия Мурманского морского пароходства – в сентябре 1999 года – выпуск газеты был возобновлен.

В Государственном архиве Мурманской области есть фонд (Р-937) редакции газеты «Арктическая звезда», а в читальном зале архива – подшивки газет «Мурманский портовик», «Моряк Заполярья» и «Арктическая звезда».

Одним из показательных фактов в истории газеты стало присвоении безымянному острову в устье реки Тамбей (Карское море, Обская губа) наименования «Остров газеты «Арктическая звезда» 21 мая 1982 года.

Сегодня «Арктическая звезда» позиционирует себя как корпоративное издание ОАО «Мурманское морское пароходство», как газета, издаваемая моряками и для моряков. Но ее читают не только моряки, портовики и члены их семей, но и жители Мурманска, напрямую не связанные с пароходством. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что газета выдержала испытание временем. Испытание, начавшееся 85 лет назад.

 

 

Публикацию подготовила С.А. Мазина

Список архивных материалов и литературы, использованных при написании статьи:

1. «Арктическая звезда» от 9 июня 1982 г.

2. «Арктическая звезда» от 5 июня 1987 г.

3. «Арктическая звезда» от июня 2002 г.

4. «Арктическая звезда» от июня 2007 г.

5. Ф. Р-937. Оп. 1. Д. 4. Редакция газеты «Моряк Заполярья». Годовой отчет редакции газеты «Моряк Заполярья» за 1950 год.

6. Ф. П-2018. Оп. 1. Д. 328. Политотдел Мурманского государственного морского Арктического пароходства. Переписка по газете «Моряк Заполярья». 1953 г.

7. Ф. П-1. Оп. 23. Д. 13. Л. 128. (п.12).

Мурманский портовик

 

 

Моряк заполярья

 

 

Арктическая звезда

 

 

Главный редактор газеты - Блинов В. М.

 

 

 

 

 

ЗДЕСЬ МОЙ ПРИЧАЛ

 

В 1998 году в Государственный архив Мурманской области поступили документы личного происхождения для создания семейного фонда Хрусталевой-Блиновых. В документах отразилась многолетняя и многообразная деятельность этой прекрасной семьи моряков, писателей, ученых. И на первое место в созданном фонде Р-1239 вынесены документы Александры Серапионовны Хрусталевой – мурманчанки, избравшей для себя необычную профессию судового механика, первой на Севере женщины из морского братства. В этом году исполнилось 105 лет со дня ее рождения.

«Я горжусь тем, что имела отношение к этому большому миру, именуемому морским братством. Я благодарна судьбе, позволившей мне связать свою жизнь с морем – прямо и косвенно», – написала она в книге «Здесь мой причал», выпущенной в 1988 году Мурманским книжным издательством. Помимо уже упомянутой автобиографической повести, в 1997 году вышла книга рассказов «Бабушкины бриллианты», а в 2000 году в Москве увидела свет книга «На полубаке», которую иллюстрировал старший сын Александры Серапионовны – Николай Блинов. Ее рассказы и статьи были опубликованы в газетах «Полярная правда», «Рыбный Мурман», «Мурманский вестник», «Водный транспорт». Александра Серапионовна стала писательницей только на седьмом десятке лет, ведь большая часть ее жизни была связана с морем…

В 16 лет, когда обстоятельства «привели» ее в морской техникум, Шура Хрусталева поняла, что сможет опровергнуть известную примету «Женщина на судне – быть беде». Она много и упорно училась, бралась за любую работу и не обращала внимания на неласковые взгляды и слова моряков-мужчин. Море приняло ее не сразу. Но приняло. Приняли и люди. Не сразу и не одинаково. Было горе, были слезы, и кровавые мозоли. Но была и радость победы, победы над собой. «…На траулер меня механики не хотели брать, говоря «баба на судне – несчастье, да еще в машинное отделение – сердце судна – совсем беда» и отсылали обратно в отдел кадров. В это время из Германии пришел новый тральщик «Днепр», капитаном на нем был Георгий Герасимович Тисленко, а старшим механиком – Макаревич Владимир Михайлович. Очень хорошие люди, старший механик добросовестно учил меня практическим навыкам работы. Люди строгого нрава и большой души. Это были мои первые наставники на морском пути», – напишет позднее Александра Серапионовна в своей автобиографии. И добавит затем в своих воспоминаниях: «Была работа. Подчас тяжелая, изматывающая, но необходимая. Она не казалась нам казенной, работа была на себя, на страну, на близких людей, это придавало смысл жизни, делало ее насыщенной, полной и интересной».

Более 10 лет в море на кораблях тралового флота, затем преподавание морских дисциплин в мореходном училище. «И еще я трижды благодарна судьбе, давшей мне познать семейное счастье, счастье материнства», – написала в своей книге Александра Серапионовна. Больше полувека прожили они с мужем – писателем Николаем Николаевичем Блиновым, тоже моряком, длительное время проработавшим судомехаником в Мурманском траловом флоте, а затем – в Управлении Судоремонтного завода. Супруги вырастили двоих сыновей – Николая и Бориса, увлеченных, как и все члены династии, литературой, морем и техникой.

Старший сын Николай – писатель, художник, профессор, доктор технических наук, член Союза российских писателей – прожил яркую и насыщенную жизнь, умер в апреле 2015 года. Младший, Борис – прозаик и публицист, с 1992 года возглавлял Мурманское областное отделение Союза российских писателей. Инициатор создания и первый главный редактор альманаха «Мурманский берег». Инициатор создания Ассоциации творческих союзов Мурманской области (АСТЭС). Лауреат Международной литературной премии. В настоящее время живет в Мурманске. Когда у Александры Серапионовны спросили: «Как вы их воспитывали?», она ответила: «А… никак… С детьми надо постоянно заниматься. Сами по себе они хорошими не вырастут. И здесь, конечно, все зависит от матери. Нет таких обстоятельств, которые могли бы простить матери плохое воспитание детей».

Вот такой ее и запомнили сотрудники Государственного архива Мурманской области: полной добра и света, обаятельной, умной, волевой, очень доброй и отзывчивой – Александру Серапионовну Хрусталеву, женщину, которая своим примером доказала, что жизнь прожить – не море переплыть.

 

 

Публикацию подготовила С.А. Мазина

Список архивных материалов и литературы, использованных при написании статьи:

1. Ф. Р-1239. Оп. 1. Д. 4. Статьи А. С. Хрусталевой о работе в море.

2. Ф. Р-1239. Оп. 1. Д. 9. Автобиография А. С. Хрусталевой.

3. Ф. Р-1239. Оп. 1. Д. 10. Воспоминания А. С. Хрусталевой.

4. Ф. Р-1239. Оп. 1. Д. 15. Характеристика, свидетельство о браке, трудовая книжка и трудовой договор, удостоверения о награждении А. С. Хрусталевой.

5. Ф. Р-1239. Оп. 1. Д. 17. Статьи, очерки, заметки о деятельности А. С. Хрусталевой и семье Блиновых.

6. А. С. Хрусталева «Здесь мой причал», Мурманское книжное издательство, 1988 г.

Хрусталева А. С., автор книги «Бабушкины бриллианты». Ф. Р-100. Оп. 3. Д. 2624.

Хрусталева А. С., автор книги «Бабушкины бриллианты».

Ф. Р-100. Оп. 3. Д. 2624.

 

 

Александра Серапионовна Хрусталева – первая и единственная в мире женщина-механик судна с мужем – Николаем Николаевичем Блиновым. Ф. Р-1310. Оп. 11. Д. 10586.

Александра Серапионовна Хрусталева – первая и единственная в мире женщина-механик судна с мужем – Николаем Николаевичем Блиновым.

Ф. Р-1310. Оп. 11. Д. 10586.

 

 

Характеристика на бывшего группового механика плавсредств Мурвоенпорта тов. Хрусталеву А. С. Ф. Р-1239. Оп. 1. Д. 15. Л. 1.

Характеристика на бывшего группового механика плавсредств Мурвоенпорта тов. Хрусталеву А. С.

Ф. Р-1239. Оп. 1. Д. 15. Л. 1.

 

 

 

 

 

 

 


Страница 1 из 7
100-let-arch
100let
baner
godkino