Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Визит как чудо



ВИВА ФИДЕЛЬ! МУРМАНСК 27-28.04.1963

1. Визит как чудо

Молодой, высокий, искренний

Готовясь писать о визите кубинского лидера, я думал: по­чему именно приезд Фиделя Кастро столь памятен мурман­чанам? Почему старожилы заполярной столицы буквально в один голос говорят, что после никого уже так не встреча­ли? Каким образом команданте с острова Свободы за не­сколько дней сумел влюбить в себя весь наш край, а затем и всю страну?!

А потом я узнал о случае в Ленинграде. Тогда какая-то де­вочка подарила ему в аэропорту букет цветов. Он узнал, кто она, откуда, и захотел посетить ее детский сад. Среди сопровождавших возникла паника, но куда денешься - до­рогой гость просит. Разумеется, не сразу, однако организо­вали, привезли... Девочка была уже там, и Фидель спросил: «Где твоя кроватка?» Та простодушно ответила: «Я не знаю, я здесь только второй день». То есть, чтобы ненаро­ком не простоволоситься, девочку срочно перевели в луч­ший детсад города на Неве. Когда Кастро понял, в чем де­ло, у него, по свидетельству очевидцев, кровь прилила к лицу. «Я прошу, - сказал он, - чтобы заключительный бан­кет провели в максимально узком составе».

Жители Мурманской области приветствуют Ф. Кастро и А. И. Микояна на аэродроме авиабазы Оленья 27 апреля 1963 г

Жители Мурманской области приветствуют Ф. Кастро и А. И. Микояна на аэродроме авиабазы Оленья 27 апреля 1963 г

На банкете он выступил с речью, вероятно, не имеющей аналогов в истории мировой политики. О ее содержании рассказал в своей книге Николай Леонов, переводчик Каст­ро. «Друзья мои ленинградцы, - произнес кубинец, - я хочу вам сказать как коммунист коммунистам. Вы меня принима­ли не так, как надо было...» Вокруг всеобщая оторопь. Все застыли. Немая сцена из «Ревизора» отдыхает. А он: «Вы меня принимали как арабского шейха, а не как революцио­нера. Я видел очень много прекрасного в вашем городе. Но в то же время я заметил, что вы занимаетесь очковтирательством. Я видел, что во время нашего передвижения по городу одну из улиц закрыли для проезда. Я спросил, почему? Мне ответили, что вот, мол, здесь идет строительство метро, но на время вашего приезда строительство прекратили. Когда я жил на даче, то заметил, что напротив была лодочная станция, шли тренировки гребцов, а потом все куда-то исчезли. Оказалось, их всех убрали, чтобы меня не беспокоить. А зачем перевели девочку в садик получше? Ленинград не тот город, чтобы ему чего-то стыдиться. Не надо этого делать».

Я представил себе, как выглядело это выступление, и, по- моему, понял. Фидель был молодым, искренним, страстно убежденным в правоте своего дела - качества, которых катастрофически не хватало нашим вождям. Ну о какой искренности может идти речь, когда семью годами ранее, на XX съезде партии, был разоблачен культ личности и выяснилось, что страну вели не туда. А всего через год после первого визита бородатого команданте в СССР произошло очередное изменение генеральной линии - сняли Хрущева. В общем, руководители нашей страны, наверное, смотрелись на фоне Кастро пигмеями. И в прямом (он был заметно выше), и в переносном смысле. Фидель казался едва ли не былинным богатырем из революционной сказки со счастливым концом. Неудивительно, что путешествие по Советскому Союзу превратилось для него, по сути, в триумфальное шествие. И началось оно в Мурманске.

Че предложил переводчику застрелиться

Впрочем, еще за полгода до того триумф казался невероятным. А визит со всеми приемами, митингами, криками из толпы «Viva Фидель, viva Куба!» - невозможным. И то, что он все-таки состоялся, - чудо. Уж слишком много всего должно было измениться, совпасть, сложиться нужным образом, чтобы все прошло именно так. Судите сами. Когда в ходе Карибского кризиса Карлос Франки, редактор газеты «Революсьон», сообщил Кастро о решении Кремля убрать с острова размещенные там баллистические ракеты средней дальности, в последовавшей затем гневной тираде в адрес Хрущева самыми мягкими были слова «сукин сын». Фидель был разъярен тем, что СССР сделал это за его спиной, не уведомив о решении пойти на уступки американцам. На Кубе тогда обрел популярность лозунг «Никита, Никита, локеседа но се кито», что означает: «Никита, Никита, если ты что-то подарил, не забирай обратно». Переговоры между Гаваной и Москвой по окончании кризиса проходили крайне тяжело. Недоверие и непонимание зашкаливали настолько, что однажды Че Гевара вынул из кобуры пистолет и предложил нашему переводчику застрелиться, хотя тот ни в чем не был виноват. В те дни у возглавлявшего советскую делегацию первого заместителя председателя Совета министров СССР Анастаса Микояна умерла жена Ашхен. На похороны он не полетел - остался на острове Свободы, чтобы продолжить поиск общего языка с кубинцами. Кастро по достоинству оценил его поступок и немного «оттаял». Чуть позже, в январе 1963-го, Хрущев написал команданте пространное письмо, в котором еще раз обосновывал решение убрать ракеты «исключительно соображениями международной безопасности». А заодно пригласил его посетить Советский Союз.


А. И. Микоян приветствует Ф. Кастро на аэродроме авиабазы Оленья 27 апреля 1963 г

А. И. Микоян приветствует Ф. Кастро на аэродроме авиабазы Оленья 27 апреля 1963 г

Но легко сказать, трудно сделать. Это США у Кубы под боком, а до близкого по духу СССР тысячи и тысячи километров. Как их преодолеть? Как доставить пламенного Фиделя на советскую землю? К счастью, незадолго до того удалось наладить авиасообщение с Гаваной. Через Мурманск. Правда, сперва планировали летать с посадкой для дозаправки в столице Гвинеи Конакри, но президента этой африканской страны в последний момент в буквальном смысле слова перекупили американцы, стремившиеся любой ценой сорвать полеты русских на революционный остров. Оставался северный, мурманский маршрут.

22 декабря 1962 года самолет Ту-114Д впервые вылетел с аэродрома на Кольском полуострове и взял курс на Кубу. Трасса уникального рейса пролегала над северным побережьем Финляндии, Норвегии, Англии, мимо Рейкьявика, юга Гренландии, мимо Нью-Йорка, Майами и заканчивалась в кубинском аэропорту Варадеро. Об атмосфере, в которой проходил полет, можно судить хотя бы по тому, что Ту-114 долго сопровождали штатовские истребители, причем один из них приблизился сзади справа и «просунул» острый нос своего воздушного судна между... золотистых колец вращавшихся с частотой 736 оборотов в минуту винтов нашего самолета. И только после жалобы диспетчеру американцы отошли в сторону.

Жители Мурманской области приветствую Ф. Кастро на аэродроме авиабазы Оленья 27 апреля 1963 г

Жители Мурманской области приветствую Ф. Кастро на аэродроме авиабазы Оленья 27 апреля 1963 г

С начала 1963 года полеты в Гавану стали регулярными. Но были и другие препятствия, из-за которых визит в Советский Союз несколько раз откладывался. Во-первых, на Кубе в ту пору значительно увеличилось количество диверсионных актов, в том числе и покушений на самого Фиделя. Оставалась напряженной международная обстановка. Как заявил в узком кругу помощник американского президента по национальной безопасности Банди, «свержение Кастро является важнейшей задачей США, но эта задача должна быть решена таким образом, чтобы не вызвать термоядерной войны». Сам президент Кеннеди призывал своих военных «учитывать, что когда-нибудь нам, возможно, придется пойти на Кубу». Во-вторых, Карибский кризис сильно подорвал здоровье команданте эн хэфэ - главнокомандующего. Его организм уже несколько лет работал на износ, и теперь Фидель находился на грани полного физического и психологического истощения, страдал бессонницей. Ну а как, собственно, должен был чувствовать себя человек, последний раз спавший 8 часов еще в годы партизанской борьбы в горах Сьерра-Маэстра? Любой врач немедленно отправил бы его в госпиталь, глядя на воспаленные от недосыпания глаза и усталый вид. Кастро же продолжал работать, руководить.

А в Мурманске красили заборы...

Наконец, все более или менее уладилось, и кубинский лидер решил лететь. Но не спецсамолетом, а рейсовым лайнером «Аэрофлота» без объявления времени его отлета. «Наш Ту­­­­-114, - рассказывал посол СССР на Кубе Александр Алексеев, - якобы из-за неисправности загнали в дальнюю часть гаванского аэропорта, и ночью Фидель с группой из 20 сопровождавших поднялся в салон не по трапу (конспирация!), а по хлипкой лесенке через люк грузового отсека. Большинство полагали, что они летят в другой кубинский город. Когда же Фидель объявил в самолете о цели путешествия - в СССР через Мурманск, началось безудержное веселье, усиленное тем, что почти никто не взял с собой необходимых вещей». В 6 часов 50 минут утра по кубинскому времени «Тушка» оторвалась от взлетной полосы.


Ф. Кастро и А. И. Микоян на авиабазе Оленья 27 апреля 1963 г

Ф. Кастро и А. И. Микоян на авиабазе Оленья 27 апреля 1963 г

Полет был долгим. Кастро играл в шахматы, разговаривал, читал, примерил теплую шапку. Осведомился, можно ли узнать результат встречи бейсбольных команд США и Кубы, проходившей в Бразилии на Панамериканских играх. Бортрадист Александр Аникин запросил Москву. Когда выяснилось, что победили кубинцы, Фидель сказал: «Я так и думал...» С высоты он внимательно рассматривал проплывавшую внизу Гренландию, всматривался в очертания острова, одетого в ледяной панцирь. А еще все кубинцы дымили сигарами. Когда в салоне уже можно было вешать топор, команданте затянул в кабину к летчикам и шутливо сказал: «Откройте окно, пора проветрить». «За бортом 50 градусов мороза», - в тон ему ответили пилоты. Потом самолет пересек водную границу Страны Советов. Кубинский лидер тут же продиктовал приветственную телеграмму Хрущеву. В общем, все шло нормально до тех пор, пока, уже на подлете к Мурманску, не испортилась погода. Между тем в самой заполярной столице в обстановке полной секретности готовились к приему большого гостя. Но сохранить его визит в полной тайне не удалось. «В Мурманске, - вспоминал Николай Леонов, - уже все шушукались «по секрету» о прилете Фиделя. В городе никогда в эту пору не красили заборы, а тут десятки маляров без устали наводили марафет. Снег еще лежал сугробами, и красили до кромки снега. Работа уже велась несколько дней, и в ряде мест снег успел подтаять, обнажив незакрашенные полосы, что придавало всей «живописи» загадочный сюрреалистический оттенок. Повсюду развешивали флаги, хотя до майских праздников оставалось много времени. К тому же флаги были не официально государственные, а просто красные и синие полотнища. Оркестр пожарников Мурманска в «секретном» порядке разучивал гимн Кубы... Да и сам неожиданный приезд Анастаса Микояна, о котором уже сложилось мнение как об «уполномоченном политбюро по кубинским делам», был достаточно красноречив. Появление на вокзале специального правительственного поезда довершило картину. Всем все было ясно, но каждый старался ревностно изображать хранителя секрета».

Жители Мурманской области приветствуют Ф. Кастро на аэродроме авиабазы Оленья 27 апреля 1963 г

Жители Мурманской области приветствуют Ф. Кастро на аэродроме авиабазы Оленья 27 апреля 1963 г

Вернемся, однако, к полету. Погода на авиабазе Оленья под Оленегорском к моменту приземления авиалайнера с кубинским лидером на борту была сложной: 80-120 метров до нижней кромки облаков, в воздухе висел туман. Летчикам пришлось садиться вне видимости земли, и с первого захода сделать это не удалось. Напряжение росло. Визит на Кольский полуостров мог закончиться, не начавшись. В лучшем случае самолет улетел бы дальше - в Москву. О худшем не хочется даже думать. Но в конце концов все завершилось благополучно. Экипаж, ведомый командиром, Героем Социалистического Труда Александром Витковским, справился с задачей и со второго захода сел (как встречали Фиделя на авиабазе, вы видите на нижних снимках). «Могучий воздушный лайнер Ту-114 вынырнул из тумана, подруливая по бетонной дорожке, - сообщал читателям спецкор «Правды». - Грянули аплодисменты, заглушая звуки оркестра. Порывы ветра всколыхнули скрепленные вместе государственные флаги Советского Союза и Республики Куба. И вот на трапе показался высокий, энергичный, бородатый человек, мужественный облик которого знает весь мир».

Фидель прилетел.

В СССР.

В Мурманск!


Мурманчане на Привокзальной площади перед началом торжественного митинга, посвященного приезду Ф. Кастро 27 апреля 1963 г

Мурманчане на Привокзальной площади перед началом торжественного митинга, посвященного приезду Ф. Кастро 27 апреля 1963 г

2. Приезд в Мурманск Кастро назвал самым волнующим моментом жизни

Полвитка вокруг земного шара -

И по трапу сходит с корабля

Человек, которому недаром

«Вива!» восклицает вся земля.


Так начиналось стихотворение Михаила Владимова «Дорога к друзьям», напечатанное к приезду кубинского лидера в «Комсомольской правде». Означенные в его первой строчке полвитка завершились на Кольском полуострове. «Вечером 26 апреля, - вспоминал один из очевидцев событий, в ту пору сотрудник Мончегорского горкома КПСС, - я получил от дежурного устное распоряжение по телефону: к полуночи прибыть в горком партии. (Не опаздывать.) Быть готовым к выезду за пределы города. Расспросы по телефону: что и как - ничего не дали. Все это, с одной стороны, заинтриговало - что за секретная акция? А с другой - озадачило: учения? Надолго ли? А может, просто поездка в Мурманск на какой-нибудь срочный и чрезвычайный актив? У деревянного здания горкома (тогда он располагался на Западной улице) собралось человек 70- 80. Все шушукаются: «Что такое? Какая тревога? Куда повезут?»

Начальство - бюро горкома КПСС - сидело 8 кабинете первого секретаря Т. Ф. Сладковича. Видно, ждали команды по телефону. Но вот подали два больших автобуса, быстро все расселись и вслед за «Волгой» первого двинулись на север, к Оленегорску. По дороге разговоры продолжались: куда едем, зачем едем, надолго ли? Миновали Оленегорск, свернули на ловозерскую дорогу и, только въехав в военный городок поселка Высокий, поняли, что будем кого-то встречать на аэродроме стратегической авиации. Ночь. Туман. Прохладно. Вслед за нами подъехали еще два автобуса с группами встречающих. Около трех часов ночи разрешили выйти из автобусов, повели на летное поле... К тому моменту мы уже знали, что встречаем «лидера американской революции» Фиделя Кастро».

Митинг на Привокзальной площади, посвященный приезду Ф. Кастро. Общий вид. Фото В.Е. Кононова 27 апреля 1963 г

Митинг на Привокзальной площади, посвященный приезду Ф. Кастро. Общий вид. Фото В.Е. Кононова 27 апреля 1963 г

И вот команданте эн хэфэ появился - в меховой ушанке, в реглане защитного цвета. Приветственно махнул рукой, сбежал вниз по трапу, обнялся с Микояном. Выслушал гимны Кубы и СССР, рапорт начальника почетного караула, прошел вдоль строя застывших по стойке смирно воинов. По окончании официальной церемонии прилетевшие расселись по машинам, и колонна автомобилей направилась к железнодорожному тупику, где стоял специальный поезд. К десяти утра состав прибыл в Мурманск.


Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. Вид с трибуны. На переднем плане А.И. Микоян и Ф. Кастро 27 апреля 1963 г

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. Вид с трибуны. На переднем плане А.И. Микоян и Ф. Кастро 27 апреля 1963 г

Что в этот момент творилось в городе - трудно передать! Привокзальную площадь запрудила многотысячная толпа, выплеснувшаяся и на соседние улицы. Люди заполнили балконы и лестничные клетки ближайших домов, стояли на крышах соседних с вокзалом зданий, проломили крыши нескольких ларьков. Школьники убегали с уроков, взрослые уходили с работы - только бы увидеть легендарного бородача с острова Свободы. Повсюду развевались советские и кубинские флаги, реяли красочные транспаранты, на зданиях висели портреты Кастро, Хрущева и членов Президиума ЦК КПСС. Когда Фидель вышел из вагона - грянула буря оваций и раздались приветственные крики. Начался митинг. Кубинский лидер взял слово.

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. На переднем плане А.И. Микоян, Ф. Кастро, переводчик Н. Леонов 27 апреля 1963 г

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. На переднем плане А.И. Микоян, Ф. Кастро, переводчик Н. Леонов 27 апреля 1963 г

«Мы очень много слышали о вашем городе, о его истории, - произнес он. - Мы знаем о заслугах его, знаем о великих жертвах, принесенных этим городом в годы Великой Отечественной войны. Но, честно говоря, я никогда не предполагал, что именно в этой точке земли я начну знакомиться с вашей великой страной. Я вам искренне скажу о своих чувствах. И я очень сожалею, что не могу говорить на вашем родном языке. Здесь температура, к которой мы не привыкли в нашей стране, холодно. Но в сердцах ваших жар. И этот жар чувствуем мы, все кубинцы, которые прибыли на вашу землю. Нам говорили о предстоящем митинге трудящихся города. Мы думали, что речь идет о нескольких сотнях, наконец, нескольких тысячах людей.

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. Вид с трибуны. На переднем плане А.И. Микоян и Ф. Кастро 27 апреля 1963 г

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. Вид с трибуны. На переднем плане А.И. Микоян и Ф. Кастро 27 апреля 1963 г

А сейчас мы присутствуем на митинге, где находятся десятки тысяч трудящихся. Складывается впечатление, что это весь Мурманск. Для нас это волнующий факт». Позже, выступая в Москве на Красной площади, Кастро упомянет о заполярной столице: «Когда мы были в Мурманске, мы увидели новый город, тысячи новых зданий. Но нам показали также фотографии, запечатлевшие Мурманск сразу после войны, без единого неразрушенного дома». Пока же, в конце своей речи он от имени всей кубинской делегации подчеркнул: «Мы будем хранить воспоминания о нынешнем дне, как о самом волнующем моменте в нашей жизни».

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. На переднем плане Ф. Кастро и переводчик Н. Леонов

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. На переднем плане Ф. Кастро и переводчик Н. Леонов

27 апреля все радиостанции и телецентры Кубы прервали передачи для того, чтобы сообщить - Фидель прибыл в Мурманск. Да что там Куба - новость о прилете команданте на Кольский полуостров и об исключительно теплом приеме, оказанном ему жителями заполярной столицы, твердили на разные лады ведущие СМИ всего мира!

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. Кубинский лидер с трибуны привет-ствует мурманчан 27 апреля 1963 г

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. Кубинский лидер с трибуны привет-ствует мурманчан 27 апреля 1963 г

А визит шел своим чередом. Резиденцией Кастро на время пребывания в Мурманской области стала «дача Хрущева», построенная незадолго до того 8 районе Кольского зверосовхоза. Одним из самых сильных впечатлений для него оказался... снег. Кубинец впервые увидел его 8 больших количествах именно в нашем крае. Он, радуясь как ребенок, подкидывал его в воздух, посыпал им себя, пробовал на вкус, проваливаясь по пояс, ходил по сугробам. И в конце концов простыл. Говорят, когда его растирали водкой, он жестами показывал: надо внутрь! А еще Фидель, недаром, видимо, заслуживший в своей стране прозвище Конь, впрягся в сани, в которых сидела его делегация, и повез их.

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. Кубинский лидер с трибуны привет-ствует мурманчан 27 апреля 1963 г

Митинг, посвященный приезду Ф. Кастро. Кубинский лидер с трибуны привет-ствует мурманчан 27 апреля 1963 г

Об интересном эпизоде рассказал известный журналист- международник Генрих Боровик. Он вместе с классиком отечественной кинодокументалистики Романом Карменом работал тогда над фильмом «Гость с острова Свободы», посвященном визиту Кастро в СССР. По словам Боровика, будучи в Мурманске, команданте «попросил себе лыжи, встал на них, но упал. Когда это произошло, он прежде всего посмотрел на меня: снял я это или не снял? Увидел, что я снял. И так начал мне говорить, мол, не снимай, я упал, нельзя. А я продолжал снимать. И тогда он встал, слепил снежок и начал бросать в меня снежками. Я и это снял». Вероятно, снежки тоже стали для кубинского лидера, привычного к жаркому климату острова Свободы, первыми в жизни.

Даже за тысячи километров от родной Кубы Ф. Кастро не мог обойтись без любимых кубинских сигар 27 апреля 1963 г

Даже за тысячи километров от родной Кубы Ф. Кастро не мог обойтись без любимых кубинских сигар 27 апреля 1963 г

Любые, самые незначительные детали того визита сегодня обрели статус исторических фактов, свидетельствующих о том, как горячо принимали Кастро наши земляки. Так, перед началом митинга на привокзальной площади на трибуну поднялась ученица 4-го класса 36-й школы Катя Петлеваная. Она вручила именитому гостю букет живых цветов - по тем временам для апреля настоящая роскошь - и приветствовала его от имени мурманской детворы на испанском языке. Когда по окончании митинга Фидель и сопровождавшие его лица сели в машины и поехали по проспекту Ленина через город, жители заполярной столицы, расступившись, образовали живой коридор, через который и двигался кортеж.

А.И. Микоян, Ф. Кастро и переводчик Н. Леонов на Мурманском рыбокомбинате 27 апреля 1963 г

А.И. Микоян, Ф. Кастро и переводчик Н. Леонов на Мурманском рыбокомбинате 27 апреля 1963 г

Немного отдохнув в резиденции, отправились в рыбный порт. Рыбная промышленность - немаловажная отрасль экономики Кубы. К тому же мурманские рыбаки помогали ее налаживать. Вот почему команданте проявил большой интерес к работе рыбокомбината. Да и рыбообработчикам было что показать. Одетый в белый халат, высокий гость ходил по цехам предприятия, сопровождаемый скандированием: «Viva Куба!». Он побывал в филейном цехе холодильника № 1, где расспрашивал работниц о способах обработки рыбы, посетил 18-й механизированный цех, а также опытный цех. Продукцию рыбокомбината Фидель не только осмотрел, но и попробовал на вкус.

На Мурманском рыбокомбинате Ф. Кастро получил в подарок большого копченого палтуса 27 апреля 1963 г

На Мурманском рыбокомбинате Ф. Кастро получил в подарок большого копченого палтуса 27 апреля 1963 г

Съел кусок шашлыка из зубатки, отведал палтуса и окуня холодного копчения, продегустировал консервы из печени трески. Особенно понравились ему рыбные пельмени. «Это очень вкусное блюдо», - сказал он. Рыбокомбинатовцы подарили ему большого мороженого палтуса. Прощаясь с ними, Кастро по-русски произнес: «Спасибо».

На Мурманском рыбокомбинате. Тост за кубинско-советскую дружбу. Ф. Кастро и А.И. Микоян 27 апреля 1963 г

На Мурманском рыбокомбинате. Тост за кубинско-советскую дружбу. Ф. Кастро и А.И. Микоян 27 апреля 1963 г

Просто так уйти ему, конечно, не дали. На одном из причалов подошли моряки и портовики. Началось общение, потом фотографирование. Тогда же к Фиделю подбежал шестиклассник школы № 10 Леня Цейтлин. Мальчик держал в руках два кубинских флажка, на которых и попросил расписаться. Кастро с большой охотой выполнил просьбу юного мурманчанина. Из других событий того памятного дня вспомним посещение кубинским лидером атомного ледокола «Ленин», его визит в 34-ю школу. «Стремительный, веселый, в армейской шапке-ушанке, которую ему подарили в Заполярье военные, он на несколько минут зашел в наш класс, и эти минуты остались в памяти на всю жизнь, - поясняет Светлана Савилова, в ту пору второклассница. - Нашу школу в 1963 году признали лучшей, потому именно она была удостоена такого визита. Мы, второклашки, очень этим гордились... Лично мне запомнилось, что Кастро, зайдя в наш класс, не сразу снял шапку-ушанку. Казалось, он очень гордится ею. Она ему к тому же здорово шла».

Шестиклассник мурманской школы N910 Л. Цейтлин берет автограф у Ф. Кастро 27 апреля 1963

Шестиклассник мурманской школы N910 Л. Цейтлин берет автограф у Ф. Кастро 27 апреля 1963 г

Вечером в честь приезда кубинской делегации был дан официальный обед. Он прошел, как тогда писали «в обстановке братского единства и дружбы». Кстати, «хозяин» приема первый секретарь Мурманского обкома КПСС Георгий Денисов до конца жизни гордился тем, что Фидель назвал его своим близким другом. Амиго!

А еще во Дворце культуры имени С. М. Кирова состоялся в тот день большой концерт художественной самодеятельности Мурманска и ансамбля песни и пляски Северного флота. Исполняли русские и кубинские песни и танцы, читали стихи о Кубе. Гости реагировали бурно, аплодисменты не смолкали. Особенно большой успех имели фрагменты из сюиты «Мурманск - Гавана», представленные коллективом художественной самодеятельности клуба моряков при участии студентов музыкального училища. Сам Кастро подпевал нашим артистам. От ансамбля песни и пляски команданте поднесли тельняшку и бескозырку. Он поблагодарил и под рукоплескания присутствовавших тут же примерил флотский головной убор.

Мурманские пионеры повязывают Ф. Кастро красный галстук 27 апреля 1963 г

Мурманские пионеры повязывают Ф. Кастро красный галстук 27 апреля 1963 г

Звучала тогда на концерте и главная песня советско- кубинской дружбы - «Куба - любовь моя», написанная Александрой Пахмутовой на стихи Сергея Гребенникова и Николая Добронравова. Были в ней и такие слова:

Мужество знает цель!

Стала легендой Куба,

Вновь говорит

вдохновенно Фидель -

Мужество знает цель!

Кубинский лидер действительно был в СССР живой легендой. И сопричастность к ней столица Заполярья и ее жители сполна ощутили тогда - в апреле 63-го.

3. «Кубинская» свадьба радиста Маслова

С лимонками на поясе

Со стороны все выглядело просто. К высокому бородачу, окруженному народом, пробился сквозь толпу молодой улыбчивый морячок. Короткий разговор, и они разошлись в разные стороны. Только чуть посуровел капитан, да на секунду напряглась охрана. И кто бы мог предположить, что вот так - мимоходом - встретились две легенды. Легенда Кубы - Фидель Кастро и легенда Мурманска - Виталий Маслов.

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

Ныне имя Маслова широко известно в нашем крае. Его книги вошли в золотой фонд отечественной литературы. Он стоял у истоков возрождения в России Дня славянской письменности и культуры. Благодаря ему появился в столице Заполярья памятник святым Кириллу и Мефодию. Но в ту давнюю пору знали Виталия Семеновича, а тогда по молодости лет чаще просто Виталия, немногие. С 1962 года работал он радистом на первом в мире атомном ледоколе «Ленин». Весной 1963-го в его личной жизни происходили важные события. «22 апреля, - вспоминает вдова Маслова Валентина Устиновна, - мы решили пожениться, на 27-е назначили свадьбу. Отправили родителям телеграммы с просьбой о благословении. Ответ из Семжи: «Разрешаем, благословляем, желаем счастья». Из Лепеля: «Благословляем, желаем счастья». Настало 27 апреля.

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

- Загс тогда был в Доме культуры железнодорожников, - рассказывал много лет спустя Виталий Семенович. - Как нам было назначено, мы пришли туда к 11 часам, а там все закрыто, никого нет, и на дверях висит бумажка, где написано, что все ушли встречать Фиделя. Мы со свидетелем - штурманом Юрой Быстровым - приняли для храбрости «по пять граммов», приходим через час - опять закрыто. И нам переносят женитьбу на три часа. Ну что за дела? Приняли мы от усталости еще по «пять граммов», решили ехать на ледокол.

Примерно в это же время, посетив рыбный порт, кубинский лидер поднялся на борт буксира «Стерегущий». О дальнейшем любил с юмором, слегка приукрашивая события, повествовать бессменный капитан «Ленина», Герой Социалистического Труда, почетный гражданин Мурманска Борис Макарович Соколов. О том, как все происходило, он и Маслов в 1994 году рассказали журналистке «Вечернего Мурманска» Валентине Калининой.

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

- Мы как раз готовились идти в Арктику, - пояснял капитан.

- Гости на спасательном буксире подошли к нашему борту, мы спустили парадный трап. Гости поднялись на борт. Фидель тепло поздоровался с экипажем. Все прошли ко мне в каюту, разделись. У Фиделя, естественно, были охранники, мне особенно запомнились двое: у каждого на поясе по две лимонки. Я, честно говоря, все поглядывал на эти лимонки: не дай бог сорвутся да покатятся по палубе. Фидель говорит: «Капитан, а можно посмотреть ледокол?» Я говорю: «Конечно, товарищ Фидель, пойдемте». Пошли. Первым я, за мной Фидель, Микоян, переводчик. И уже за нами «весь народ»: кубинцы, члены экипажа, которые помогали рассказывать о ледоколе. Ходили по ледоколу часа два. Все им показали. Они задавали всевозможные вопросы, мы, естественно, на все ответили. В официальном отчете сообщалось: «Капитан атомохода «Ленин» Б. М. Соколов рассказывает кубинским друзьям о Северном морском пути, о том, какое огромное значение он имеет для народного хозяйства нашей страны. Кубинцы с восхищением слушают рассказы о том, как могучий корабль побеждает льды, в трудных условиях Арктики среди тяжелых льдов проводит корабли. Капитан говорит не только о замечательной технике советского атомохода, но и о тех прекрасных советских моряках, которые освоили эту технику и умело используют ее для дела строительства коммунизма».

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

Два факела на «Ленине»

- Наш атомоходский художник к приезду гостей нарисовал портрет Фиделя, - вспоминал Соколов. - Мы повесили его в центральном холле у кают-компании. Возле этого портрета стояла девушка, наш библиотекарь, держа наготове ручку, чтоб Фидель на этом портрете поставил автограф. Когда мы подошли, та обратилась к гостю: «Товарищ Фидель, распишитесь, пожалуйста».

Мы остановились, переводчик перевел ее слова. Фидель начал расписываться, а ручка, пока наша девушка ждала, поскольку она держала ее пером кверху, засохла. Микоян говорит: «Ну, уж если капитанская ручка нэ пишэт, куда дэло годытся?» Тут же нашли новую, Фидель расписывается, протягивает ручку мне, я тут же дарю ее ему. Фидель пожал мне руку, достал из кармана чудесный «Паркер» с золотым пером и протягивает мне.

Кастро настолько очаровал ледокольщиков, что те задержали его на «Ленине» в два раза дольше положенного. Возможно, именно из-за этой не предусмотренной графиком визита задержки все и произошло. И вновь - Виталий Маслов: - Подъезжаем к ледоколу, а нас туда не пускают. Оказывается, там Фидель. И нас на свой родной ледокол не пускают. И тут нам Фидель мешает! На ледокол мы,

конечно, попали. (Маслов и Быстров «осели» в каюте инженера -оператора Юрия Коновалова. - Д. Е.) Смотрим - какое-то шевеление по правому борту. Мы, конечно, приняли еще по одной. Быстров расчувствовался и говорит: «Витя, он хороший человек, давай его пригласим».

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

Ф. Кастро поднимается на борт буксира «Стерегущий» 27 апреля 1963 г

Вот так они встретились - разные, но в то же время такие похожие. В оценке личности кубинского лидера часто используют образ огня - потому что умел зажечь, осветить путь. Но ведь и Маслов был человеком-факелом, человеком-костром - согревавшим, горевшим, не щадя себя. Однажды два пламени переплелись.

Вот как это выглядело с точки зрения капитана Соколова: - В кают-компании уже накрыты к обеду столы. Только

мы повернули, чтобы идти, вдруг я вижу: через все кордоны пробивается Виталий Маслов. Пиджак нараспашку, рубашка из-под брюк вылезла, и вдребезги пьяный. И - с ходу: «Здравствуйте, Анастас Иванович! Здравствуйте, товарищ Фидель. Я сегодня женюсь». Те с Масловым здороваются, переводчик все это переводит. Микоян его поздравляет. Фидель его поздравляет. А я чувствую, что у меня все внутри... Думаю: ну я до тебя потом доберусь! Короче, они его поздравляют, а Микоян говорит: «У нас сегодня будет прием в гостинице «Арктика», приходите ту

да со своей невестой, мы вас приглашаем». Маслов говорит: «Спасибо, но у меня сегодня будут гости. Поэтому, если вы будете свободны, милости прошу ко мне». И называет адрес... Маслов увидел ситуацию немного иначе:

- Делегация останавливается у курительного салона. Анастас Иванович Микоян тут. Хорошие, счастливые лица у всех, только Анастас Иванович страшно усталый, просто у меня сердце сжалось, как я его увидел, настолько он выглядел усталым, видимо, сложно все это было. Подхожу: «Ну раз уж так совпало, приезжайте к нам, вы нашим ребятам очень понравились. У нас будет хорошо». Сзади кто- то дерг за рубашку, да я ведь сказал у

Ф. Кастро в машинном отделении атомного ледокола  «Ленин»   27 апреля 1963 г

Ф. Кастро в машинном отделении атомного ледокола «Ленин» 27 апреля 1963 г

же, что хотел. Микоян отвечает: «Ну никак не можем - и так сорвали все графики. Вот мы как сделаем: сегодня у нас прием торжественный, приходите туда, места для вас останутся». Мы говорим: «Спасиб

о, но мы не будем, у нас же гости, куда же мы пойдем». Этим разговор кончился.

Сопровождавшие Кастро корреспонденты тут же начали рваться на свадьбу к Маслову. Еще бы - такой сюжет - радист с «Ленина» пригласил на свадьбу самого Фиделя. Но Маслов велел никому из них не давать адреса. Мол, придут - всю свадьбу испортят. Посещение атомохода между тем продолжалось.

- Потом мы все-таки пошли в кают-компанию, - делился впечатлениями о памятном визите кубинского лидера Соколов. - Обедали, наверное, часа три. Во время обеда я подарил Фиделю очень изящную, отлично сделанную модель нашего ледокола. Он все время держал ее у себя на коленях. В конце обеда Фидель встал, достал огромную сигару и собирался прикурить. А модель-то мешает. Тогда я взял у него ее подержать. Он ищет-ищет, никак не находит, чем прикурить. Я хоть не курю, но невольно тоже лезу в карманы и передаю эту модель своему помполиту: подержи, мол.

Ф. Кастро на борту атомного ледокола «Ленин» получает в подарок модель атомохода  27 апреля 1963 г

Ф. Кастро на борту атомного ледокола «Ленин» получает в подарок модель атомохода 27 апреля 1963 г

 

И говорю ему: «Ты же куришь, есть спички?» Тот говорит «да» и отдает эту модель кому-то из моряков, чтоб залезть в карман. А Фидель-то видит, что модель от него куда-то уплывает, и не понимает без переводчика, что ее передают подержать. Помполит передает ему зажигалку, он на эту зажигалку и не смотрит, тянется за этой моделью. И больше уже из рук ее не выпускал.

«Ну, где ваш женатик?»

После обеда всех пригласили сфотографироваться. На носовой палубе расставили стулья. Фотографии, сделанные на «Ленине», обошли потом не только весь Советский Союз, но и весь земной шар.

Ф. Кастро на борту атомного ледокола «Ленин». С командой атомохода 27 апреля 1963 г

Ф. Кастро на борту атомного ледокола «Ленин». С командой атомохода 27 апреля 1963 г

- Мы сидим рядом с Фиделем, - продолжал рассказ Борис Макарович, - тут же Микоян и сзади все остальные. Народу много. И корреспонденты, их тоже было немало, все это фотографируют. А когда Фидель еще только ступил на палубу, на фок-мачте мы сразу же подняли кубинский флаг. Фидель этого не видел. И вдруг, сидя перед объективами фотокорреспондентов, он увидал, что над ледоколом развевается кубинский флаг. Среди корреспондентов был и Роман Кармен. Фидель вдруг как закричит, вскочив: «Кармен, фотографи! Фотографи!» Не знал еще, что это положено по ритуалу, и был невероятно изумлен. Я тем временем попросил помполита приготовить книгу отзывов.

Ф. Кастро на борту атомного ледокола «Ленин». С командой атомохода 27 апреля 1963 г

Ф. Кастро на борту атомного ледокола «Ленин». С командой атомохода 27 апреля 1963 г

Говорю об этом Микояну, а он: «Вэчэром на приемэ мы все тэбэ напишэм». В тот момент, когда в гостинице «Арктика» начался прием, свадьба уже, что называется, «пела и плясала». Я порой думаю: а как все было бы, если бы Кастро принял приглашение? Но история, к сожалению, не терпит сослагательного наклонения.

- Сыграли свадьбу, хорошо сыграли, - вспоминал Маслов.

- Валентин Осипович Попов, радист на «Ленине» был, знал мои замашки, мои пристрастия и сказал: «Не будем мы в ресторане свадьбу играть, мы сделаем свадьбу у нас». Его квартира в Росте была, на Дежневке, тогда Юхновкой называли, двухкомнатная квартира... И вот он пустил нашу ораву туда. Такие замечательные люди - Наталья Михайловна, теща его, Лена, жена, - взять на себя та-кую заботу! Два дня мы там гудели, следов краски не осталось на полу. Есть вещи, которые не забываются...

К незабываемому, безусловно, относится и визит в Мурманск Фиделя Кастро. Общение команданте и Бориса Макаровича Соколова закончилось на приеме в «Арктике».

- Приехали мы с помполитом на прием, - завершал повествование капитан «Ленина», - помощник Микояна Борис Васильевич сразу спрашивает: «Где ваш женатик?» Раз приглашали, все, они готовы встречать его здесь вместе со всей свадьбой. Так сказать, «взяли на контроль». Я говорю: «Нет, Борис Васильевич, раз у него свои гости, он не придет». Мы расселись за столы, произносили тосты и попили, и попели. Мой помполит сидит рядом со мной с книгой отзывов под мышкой, не ест, не пьет, ждет подходящего момента, чтобы Фидель расписался. Уже какие-то артисточки там попели. Встает Фидель и произносит заключи-

тельный тост. Минут на пятнадцать. Видя, что дело идет к концу, я беру у помполита книжку, подхожу: «Товарищ Фидель, напишите, пожалуйста, ваши впечатления о ледоколе». Он встал и «красивым испанским почерком» написал нам что-то. Переводчик тут же рядом написал перевод. Написанное кубинским лидером известно. Вот эти строки: «День нашего посещения атомного ледокола «Ленин» останется для нас незабываемым днем. На ледоколе мы увидели реальную действительность мечты гениального пролетарского вождя, имя которого носит это судно, а также величайшее достижение, которым могут гордиться трудящиеся СССР. Внимание и теплота капитана судна «Ленин» и всех членов экипажа останутся навсегда незабываемыми в нашей памяти. Фидель Кастро». Хочется верить, что среди других моряков-ледокольщиков незабываемым остался для команданте и Виталий Маслов. Кстати, позже ходили слухи, что Фидель прислал молодоженам ведро роз. Но это неправда. Живых цветов на свадьбе не было. Тогда, в апреле, их не нашли ни в Мурманске, ни даже в Ленинграде. Впрочем, все было прекрасно и так.

4. Взгляд на зонтик... ядерный

Из шахты подлодки показалась ракета. Сперва головная часть, потом окрашенное «туловище». Он смотрел на нее, не отводя глаз, и думал. О чем? Кто знает. Возможно, о смертоносной мощи, способной разом отнять тысячи жизней. А может, о тысячах жизней, которые эта мощь сохранит, если будет стоять на страже его земли, его революции...

Осень 1962-го. Карибский кризис. Кажется, что от ядерной войны мир отделяют уже не сутки, а часы и минуты. В этот момент в Атлантике разыгрывается острейшее противоборство советского и американского военных флотов. В ответ на устроенную Штатами морскую блокаду Кубы Хрущев приказал бросить в Карибское море подводные лодки. В случае перехвата спешащих в Гавану советских транспортных судов они должны были нанести по американским кораблям удар из-под воды.

В поход ушли четыре большие торпедные субмарины («фокстроты» по натовской классификации) - Б-4, Б-36, Б- 59 и Б-130 из состава 69-й бригады 4-й эскадры дизельных подводных лодок, базировавшейся в Полярном. Этим первым советским субмаринам, промерявшим глубины Бермудского треугольника, пришлось невероятно тяжело. И моряки, и техника работали на пределе возможностей. В итоге три лодки были принуждены к всплытию многократно превосходящими американскими противолодочными силами. Четвертая вернулась на базу непобежденной. В тех условиях наши подводники сделали все, что могли, и даже немного больше. В общем, к моменту прилета Кастро в Мурманск североморцы внесли свой немалый вклад в защиту острова Свободы. И были бы счастливы услышать от кубинского лидера слова признательности за то, что, задыхаясь от нехватки воздуха, изнемогая от жары, рисковали жизнью в глубинах Атлантики.

Весна 1963-го. Хмурым утром 28 апреля Фидель вместе с Микояном и в сопровождении главкома ВМФ адмирала Горшкова поднялся в пассажирском порту Мурманска на борт эскадренного миноносца. Люди, собравшиеся на причале, чтобы увидеть легендарного кубинца, приветствовали его восторженными криками.

Пока эсминец шел по Кольскому заливу, команданте эн хэфэ - главнокомандующий, стоя на ходовом мостике, рассматривал в бинокль заснеженные сопки и рыболовные суда. Горшков давал пояснения, рассказывал о Северном флоте. В прессе тех лет зафиксирована реплика кубинского лидера, отразившая его впечатления о заполярной природе. «Суровый и по-своему чудесный край», - сказал он. Ходовой мостик - место открытое и, естественно, высокий гость скоро почувствовал на себе капризы мурманской погоды. Заметив, что Фидель продрог, ему предложили одеться потеплее, и вскоре он уже щеголял в черной куртке с белым мехом - такой, какие носили тогда военные моряки, и офицерской ушанке. Дали ушанку и Микояну, оставшемуся, однако, в привычном пальто. Закаленные военные были в шинелях и фуражках.

И вот эсминец подошел к североморскому рейду. «С крейсера раздается салют наций в честь Фиделя Кастро - 21 артиллерийский залп, - сообщал читателям корреспондент газеты «На страже Заполярья». - Эскадренный миноносец проходит мимо стоящих на рейде кораблей. Экипажи, выстроенные на палубах по большому сбору, горячо приветствуют национального героя Кубы. Первый секретарь национального руководства Единой партии социалистической революции, премьер-министр революционного правительства Кубы Фидель Кастро говорит по микрофону:

- Вива Советский Союз!

- Слава морякам советского Военно-морского флота!

В ответ над рейдом несется флотское «Ура!».

До сих пор мы обходили стороной вопрос о том, зачем был нужен беспрецедентный по длительности - около 40 суток

- визит кубинского лидера в Страну Советов? Для чего команданте оставил требующие постоянного контроля, а еще лучше личного присутствия дела на острове Свободы и отправился на другой край света? Чтобы упрочить дружеские отношения с СССР вообще и с советским руководством в частности? Да. Чтобы, побывав в разных уголках величайшего государства планеты, увидеть, что представляет собой построенный на одной шестой части суши социализм? Разумеется. Но была еще одна причина. Быть может, самая важная.

Ф.Кастро на Северном флоте. Слева на право: Главком ВМФ СССР С.Г. Горшков, А.И. Микоян, Ф. Кастро 28 апреля 1963 г

Ф.Кастро на Северном флоте. Слева на право: Главком ВМФ СССР С.Г. Горшков, А.И. Микоян, Ф. Кастро 28 апреля 1963 г

По мнению Николая Леонова, бывшего тогда переводчиком при Фиделе, а позже дослужившегося до звания генерал-лейтенанта и должности начальника аналитического управления КГБ, «его главной задачей... было воочию убедиться в наличии у Советского Союза адекватных средств ответа на ядерную угрозу со стороны США. Этим и диктовалась поездка в Североморск - главную военно- морскую базу Северного флота. К тому времени у Советского Союза не было никаких договорных обязательств союзнического характера в отношении Кубы, но Никита Хрущев в ряде своих публичных выступлений твердо заявил о том, что СССР в состоянии защитить кубинскую революцию. Общее настроение самых широких слоев народа было, безусловно, в пользу революционной Кубы. Складывалось впечатление, что СССР де-факто обеспечивал «ядерный зонтик» над Кубой. Не удивительно, что Фидель хотел посмотреть на этот «зонтик».

Показ начали с посещения подводной лодки 629-го проекта, оснащенной баллистическими ракетами. Высокий команданте набил немало шишек в тесных помещениях субмарины, но это нисколько не охладило его исследовательский пыл. Он задержался у торпедных аппаратов, в рубке гидроакустиков знаками и мимикой объяснялся со старшиной 1-й статьи Федосеевым, выясняя расположение и назначение находящейся там аппаратуры, долго стоял у дизелей, с удовольствием повалялся на койке в офицерской каюте, а увидев в центральном отсеке шахту перископа, многочисленные приборы и клапаны, произнес: «Трудно представить себе, как люди управляют этими сложнейшими механизмами».

Но гвоздем программы, конечно, стала баллистическая ракета Р-13. Памятник этому детищу отечественного ВПК ныне установлен в Североморске - на сопке над Приморской площадью. Николай Леонов вспоминает, что тогда, в 1963-м, «по просьбе Фиделя командир лодки даже приказал раскрыть люки и поднять в стартовое положение одну из ракет. Зрелище было впечатляющим». Пожалуй, именно этот момент можно считать кульминацией визита кубинского лидера на Северный флот.

Полюбовавшись видом сигарообразного «изделия», Кастро обернулся к сопровождающим и сказал: «Давайте поаплодируем, товарищи, этому чуду техники - достижению советских ученых и конструкторов. Эта ракета охраняет мир и покой наших стран и народов». Над пирсом вспыхнула овация. На прощание моряки обратились к Фиделю с просьбой считать его почетным командиром лодки, а когда он согласился, подарили ему пилотку и командирский знак. Покидая субмарину, высокий гость написал в Книге почета: «Я хочу подчеркнуть, что для меня огромная честь посетить эту подводную лодку, которая является большой гордостью советского флота». Позже команданте побывал также на базе наземных ракет стратегического назначения и окончательно убедился: слова Хрущева о том, что «у нас есть чем защитить себя и своих союзников», не блеф. Однако посещение подводной лодки стало не только самым значимым пунктом пребывания Фиделя на Северном флоте, но и самым большим разочарованием, оставшимся от того визита. Ложкой дегтя в бочке меда явилась ситуация с подводниками другой лодки. «Мы встретили, приветствовали Фиделя Кастро, - рассказывал Виталий Агафонов - командир бригады дизельных субмарин, участвовавших в 1962-м в походе на Кубу. - Мы были до предела рады, что нас посетил вождь кубинской революции, потому что мы шли ему на помощь... Вскоре были подозваны к причалу две подводные лодки: Б-36 капитана 2-го ранга Дубивко, которая ходила в поход и была ближе всех у пролива Кайкаса, и подводная лодка 629-го проекта, которая на Кубу не ходила. Лодки поставили таким образом - сначала к причалу поставили лодку 629-го проекта, а потом подозвали Б-36. Подводная лодка ракетная, которая по размерам больше, полностью загородила подводную лодку Б-36... Конечно, Фидель Кастро остался очень довольным. Я не знаю, кто и что ему докладывали, но, видимо, он... Для меня загадка, почему он не пожал руку командиру лодки Б- 36». Скорее всего, кубинский лидер не виноват и его просто не проинформировали о заслугах героической субмарины. Но осадок, тем не менее, остался.

Впрочем, этот эпизод был единственным неприятным впечатлением от визита, продолжавшегося своим чередом. На «Жгучем» - одном из первых ракетных кораблей серийной постройки - гости наблюдали за учениями по запуску крылатых ракет. Все прошло без сучка без задоринки. Действия экипажа были признаны безукоризненными. Там же, на «Жгучем», командующий Северным флотом адмирал Касатонов устроил прием в честь кубинского лидера, на котором Фидель провозгласил тост за советский ВМФ и получил в подарок оперативно изготовленный альбом со снимками, повествующими о его пребывании в Мурманской области.

Гостеприимство моряков привело к тому, что Кастро задержался у них сверх всякой меры. Потом его повезли в Североморск-1 к авиаторам, где планировался показ реактивного Ту-16 с двумя ракетами. Экипаж майора Владилена Бондаренко ожидал команданте с самого утра, но поскольку время поджимало, показ сорвался. Фидель успел только поприсутствовать на коротком митинге на аэродроме. «Недалеко от нас стояли два Ил-18, - делился впечатлениями летчик из экипажа Бондаренко Михаил Костюкевич. - После небольшого совещания гости вместе с Ф. Кастро сели в два Ил-18, самолеты взлетели и взяли курс на Москву. А нам дали команду снимать ракеты и зачехлять самолет» ...

Обратно на остров Свободы команданте вновь летел через Кольский полуостров. По словам посла СССР на Кубе Александра Алексеева, возвращался он «без предварительного уведомления Гаваны, и уже дома, в аэропорту имени Хосе Марти, Фидель разыгрывал президента Освальдо Дортикоса: в телефонную трубку, обернутую платком, главе государства сообщалось (якобы из Мурманска) о завтрашнем прилете делегации, а когда Дортикос возмутился по поводу столь легкомысленных разговоров по телефону, ему под общий хохот было сказано, что делегация уже выезжает на такси из аэропорта в город».

С тех пор прошло почти полвека, и сегодня мы на многое смотрим иначе, чем прежде. Но о приезде кубинского лидера жители нашего края и ныне вспоминают очень тепло. На просторах Интернета можно обнаружить свидетельства, подобные следующему: «Одно из самых ранних и сильных воспоминаний детства - мои слезы из-за того, что я не увидела, как по улице Ломоносова проехал Фидель Кастро. Было много людей, в руках кубинские и советские флажки. Мы с мамой были около 19-го дома на Сафонова. Кастро долго не еха

л. Я отвлеклась и заигралась с девочкой на газоне. И все пропустила. Реву было!!! Мама успокоила меня только тем, что объяснила: Фиделя Кастро не видел никто, только высунутую из машины руку, которой он приветствовал жителей Североморска... «Куба - любовь моя!»

Что можно добавить к такому признанию? Безусловно, в отношении мурманчан к Фиделю и к тому давнему визиту есть нечто необъяснимое, нелогичное, существующее вопреки времени, расстоянию и официальной политике. То, что нельзя списать только на влияние пропагандистской машины и личное обаяние кубинского лидера. Впрочем, любовь всегда иррациональна.

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ, сотрудник Государственного архива Мурманской области


VF_49


Всем читателям газеты «Полярная правда», трудящимся Мурманска шлю братский привет и выражение благодарности за все те почести, которые были оказаны мне здесь. Этот день встречи на советской земле будет незабываемым для нас.