Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

«Военные» карточки:от введения до отмены

16 декабря минет 63 года отмене карточной системы в 1947 году. О том, как вводилась карточная система на Мурмане и что предшествовало ее отмене, рассказывают хранящиеся в Государственном архиве Мурманской области документы фондов Мурманского областного комитета КПСС, облисполкома и областного отдела торговли. Значительная часть этих документов длительное время находилась на секретном хранении. Гриф «секретно» снят с них только в середине 1990-х годов.

Введение карточной системы было вызвано началом Великой Отечественной войны. Миллионы людей были оторваны от производительного труда. Материальные и продовольственные ресурсы страны направлялись, в первую очередь, на нужды фронта, а производство товаров народного потребления резко сократилось. В этих условиях необходимость удовлетворять нужды населения, хотя бы в ограниченных размерах, потребовала введения нормированного снабжения населения продовольственными и промышленными товарами.

В июле 1941 года началась продажа по карточкам основных продуктов питания в Москве, Ленинграде и некоторых других городах и районах Московской и Ленинградской областей1.

В городе Мурманске карточки на хлеб, сахар и кондитерские изделия были введены 1 сентября 1941 года2. Постановление Совнаркома СССР о введении карточек в 197 городах, в том числе и в Мурманске, было утверждено Центральным Комитетом ВКП(б) еще 20 августа3, но несколько дней заняли подготовительные мероприятия.

Согласно постановлению СНК СССР все городское население было разбито на 4 группы. К первой группе относились рабочие и инженерно-технические работники, вторую группу составили служащие, к третьей группе были отнесены иждивенцы и к четвертой - дети до 12 лет.

В зависимости от значения отраслей народного хозяйства рабочие, ИТР, служащие, а также их иждивенцы и дети снабжались хлебом и сахаром по первой или второй категориям.

По первой категории снабжались работники предприятий оборонной, угольной, нефтяной, химической промышленности, металлургии, машиностроения и станкостроения, электростанций, строек черной и цветной металлургии, железнодорожного строительства, строительства шахт, предприятий и строек Главвоенстроя. На период проведения сезонных работ к первой категории были отнесены также работники лесной, торфяной и рыбной промышленности. Рабочие и служащие других отраслей народного хозяйства и остальное городское население снабжалось по нормам второй категории.

Рабочие и инженерно-технические работники получали по карточкам 800 грамм хлеба в день по первой категории и 600 грамм по второй. Служащие по первой категории получали 500 грамм хлеба в день, по второй - 400. Иждивенцы и дети до 12 лет ежедневно получали по 400 грамм хлеба. Месячная норма сахара и кондитерских изделий составляла для рабочих и ИТР по первой категории 800 грамм, по второй - 600. Служащие независимо от категории получали 600 грамм сахара в месяц, а иждивенцы - 400. По детским карточкам первой категории выдавалось 600, а по второй - 400 грамм сахара в месяц4.

Рабочим, служащим, а также их иждивенцам карточки выдавались по месту работы, на предприятиях или учреждениях, причем иждивенцы получали карточки только после предъявления справок от домоуправлений, подтверждающих, что они действительно находятся на иждивении данного рабочего или служащего и не получают карточек по месту жительства или по месту работы другого члена семьи. На предприятиях получали карточки и иждивенцы бывших работников, призванных в Красную Армию и Военно-Морской Флот. Учащиеся вузов и техникумов обеспечивались карточками через учебные заведения.

Пенсионерам, инвалидам труда, домработницам, кустарям-одиночкам, лицам свободных профессий и некоторым другим категориям трудящихся и их иждивенцам, живущим в городах, рабочих поселках и поселках городского типа и не связанным с сельским хозяйством, карточки выдавались через домоуправления по месту жительства5.

Учащиеся школ ФЗО, воспитанники детских домов, пациенты домов престарелых и другие лица, находившиеся на полном государственном обеспечении, карточек не получали6.

В соответствии с приказом народного комиссариата торговли СССР от 22 августа 1941 года № 312 «О введении карточек на хлеб, сахар и кондитерские изделия в отдельных городах, рабочих поселках и поселках городского типа» печатание продовольственных карточек по единым формам возлагалось на исполнительные комитеты областных (краевых) советов депутатов трудящихся. Для снабжения карточками предприятий, учебных заведений и домоуправлений и контроля за правильной выдачей карточек населению при исполкомах создавались специальные бюро продовольственных карточек.

Тем же приказом для покрытия расходов по выдаче карточек населению была установлена плата - 10 копеек за каждую карточку7.

Как докладывал 8 сентября 1941 года наркому торговли СССР заведующий Мурманским облторготделом Прилуцкий, на 5 сентября по Мурманску выдано 35212 карточек, в том числе 24384 по первой категории (рабочих - 13879, служащих - 4535, иждивенцев - 4022, детей до 12 лет - 1948) и 10828 по второй категории (рабочих - 3639, служащих - 4978, иждивенцев - 1361, детей - 850). С введением карточной системы почти в два раза уменьшилась среднедневная продажа хлеба. Если в августе 1941 года в городе продавалось 40,7 тонны хлеба в день, то за первые пять дней сентября - чуть более 21 тонны. Здесь, правда, следует отметить, что на уменьшение хлебной торговли свое влияние оказала и эвакуация части населения из города8.

Наряду с продажей хлеба по карточкам в Мурманске, с разрешения Совета Народных Комиссаров СССР, была организована продажа хлеба по повышенным ценам без карточек (так называемая коммерческая торговля) в магазине Главгастронома по проспекту Ленина, в десятом магазине Мурманторга на Жилстрое и в третьем магазине в Росте. За хлебом без карточек выстраивались большие очереди. В день три коммерческих магазина продавали в среднем 3,3 тонны хлеба9.

Введение карточек только в городе Мурманске привело к тому, что жители областного центра стали выезжать за хлебом в близлежащие населенные пункты, где карточек не было, например, в Колу10. В связи с этим 23 сентября 1941 года Мурманский облисполком принял решение (протокол № 67):

«1. Ввести карточки на хлеб с 10 октября 1941 г. в городах Кандалакше, Кировске, Мончегорске и рабочем поселке Кола.

2. Утвердить зав. областным бюро карточек тов. Губина.

3. Обязать Облторготдел т. Прилуцкого и председателей райисполкомов немедленно организовать подготовку к выдаче карточек.

4. Просить СНК СССР санкционировать введение карточек в указанных городах Мурманской области.»11.

С 1 ноября 1941 года нормированное снабжение хлебом, сахаром и кондитерскими изделиями установлено во всех городах и рабочих поселках страны. Всего по Мурманской области в ноябре было выдано 86110 карточек, в том числе первой категории рабочим 35791, служащим 6491, второй категории рабочим 14638, служащим второй категории, иждивенцам и детям 2919012.

Расширялась свободная торговля хлебом по повышенным ценам. 9 ноября 1941 года облисполком разрешил торговлю коммерческим хлебом в открытых столовых городов Кандалакши, Кировска, Мончегорска и рабочих поселков Лесного, Колы и Териберки, а также розничную торговлю коммерческим хлебом в одном магазине в Кандалакше13.

В сельской местности карточки на хлеб не вводились. В целях упорядочения продажи и экономии хлеба в тех населенных пунктах, где не были введены карточки на хлеб, решением облисполкома от 24 декабря 1941 года устанавливалась продажа хлеба по спискам. Составление списков было возложено на исполкомы сельских советов. Отпуск хлеба в одни руки не мог превышать норм, установленных для городского населения14.

Отоварить продуктовые карточки было не так-то просто. Хлеб населению продавался по соответствующим талонам карточки на каждый день. Разрешалось продавать хлеб на один день вперед, а вот просроченные талоны пропадали15. Утерянные карточки не возобновлялись. Когда весной 1942 года Кировский и Мончегорский райисполкомы разрешили выдать ряду лиц хлебные и столовые карточки взамен утерянных, Мурманский облисполком 4 июня 1942 года отменил их решения, как противоречащие утвержденным правилам, и разъяснил председателям райисполкомов, что в случае повторения подобных фактов они будут привлечены к ответственности16.

Выделенные Мурманской области фонды продовольственных и промышленных товаров поступали с большими перебоями. Заместитель председателя облисполкома и заведующий облторготделом докладывали 27 декабря 1941 года в наркомат торговли, что из выделенных на второе полугодие 1941 года 720 тонн сахара отоварено 550 тонн, и с ноября сахар по карточкам не продается, а имеющееся незначительное количество сахара обеспечивает только снабжение закрытых учреждений и общественное питание. Кондитерских изделий выделено по фондам 900 тонн, отоварено 250. В области недостаточно мыла, однако при введении карточек встанет вопрос об их отоваривании17.

С ноября 1941 года в 38 городах Советского Союза, а в дальнейшем - еще в 115 были введены карточки на мясо, рыбу, жиры, крупу и макароны. В Мурманской области установить нормы гарантированного отпуска продуктов населению не удалось в связи с отсутствием достаточного количества продуктов, поэтому был принят другой порядок снабжения: все столовые в городах, за исключением одной столовой в Мурманске, переведены в закрытые, и к ним прикреплено все работающее население; все поступающие продукты направлялись в столовые и на снабжение больниц и детских учреждений. Такой порядок позволял рабочим и служащим, прикрепленным к столовым, получать ежемесячно 1 килограмм мяса, 1 килограмм рыбы и до полутора килограмм крупы. В то же время неработающее население, в том числе и дети, практически ничего кроме хлеба не получало. Как писал в феврале 1942 года заведующий облторготделом Прилуцкий наркому торговли Любимову, «Положение с питанием и обеспечением населения области необходимыми товарами исключительно тяжелое...Мы не обеспечиваем минимально снабжения рабочих нашей области...»18.

Распоряжением Мурманского облисполкома от 26 января 1942 года № 4 была временно уменьшена дневная норма хлеба. С 28 января вместо 800 грамм человек получал только 600, вместо 600 - 400, вместо 500 - 300, вместо 400 - 250 грамм19.

К середине 1942 года положение начало меняться к лучшему. Уменьшилась напряженность с продуктами. Советом Народных Комиссаров СССР, наркоматом торговли, Мурманским облисполкомом был издан ряд документов, направленных на улучшение снабжения детей, беременных женщин, кормящих матерей, доноров, больных20. Выдавалось дополнительное питание рабочим, за особо вредные условия труда. Так, например, приказом Наркомата химической промышленности СССР от 20 мая 1942 года № 109сс была установлена выдача продуктов сверх основной нормы рабочим комбината «Апатит», занятым на производстве фосфорных смесей21.

Постановлением СНК СССР от 18 октября 1942 года № 1709 директорам предприятий было дано право выдавать рабочим, выполняющим и перевыполняющим нормы выработки, дополнительное горячее питание и производить отпуск продуктов сверх установленных норм за счет ресурсов своих подсобных хозяйств (в дальнейшем передовиков производства поощряли также дополнительным табаком или папиросами). В тоже время рабочим, совершившим прогул, хлебная норма снижалась на 100-200 грамм в день22.

Об улучшении снабжения жителей областного центра свидетельствует докладная записка секретаря Мурманского горкома ВКП(б) по кадрам Осолодкина секретарю Мурманского обкома и горкома партии М.И. Старостину от 1 июня 1942 года:

«Сов.секретно.

Несмотря на трудности, вызванные войной, население города бесперебойно снабжается хлебом и продуктами питания по нормам, установленным Наркомторгом СССР.

Рабочие и служащие предприятий и учреждений, члены семей мобилизованных в РККА и Военно-Морской Флот, пенсионеры, инвалиды и нетрудоспособное население получают общественное питание через закрытую сеть столовых.

Более 32 тысяч человек питаются в 42 столовых, принадлежащих 6 различным торгующим организациям...

Общественное питание трудящихся производится дифференцированным порядком. Усиленное питание получают группы рабочих и служащих ведущих предприятий...Из 30918 рабочих и служащих города 15282 человека, занятых на тяжелых работах и военных заказах, получают ежедневно по 2 обеда, а на ведущих предприятиях преобладающее число рабочих получают двойные обеды...

939 школьников, учащихся в 4-х школах города, получают обеды непосредственно в школах. Обеспечиваются питанием находящиеся в 3-х детских садах 208 детей и в 5-ти детских яслях 275 детей.

Дети грудного возраста в количестве 438 человек ежедневно получают через детскую консультацию 270 литров молока.

Дети дошкольного возраста в количестве 3533 человек получают на детские продовольственные карточки продукты в сухом виде. Для желудочно-больных организовано диетпитание на 60 чел.

Кроме общественного питания в закрытых столовых, в городе еще имеется и непрерывно работает одна открытая столовая, где помимо командировочных, каждый желающий может получить обед и 200 грамм хлеба без карточек. Эта открытая столовая ежедневно выпускает свыше 2-х тысяч обедов и расходует 400 килограмм хлеба по коммерческой цене...»23.

24 апреля 1942 года был издан приказ Народного комиссариата торговли СССР № 79 «О введении карточек на промышленные товары во всех городах и рабочих поселках». Промтоварные карточки выдавались не на определенный вид и количество товара, как продовольственные, а на определенное количество купонов (рабочие и ИТР получали карточки на 125 купонов, служащие - на 100, иждивенцы, дети и учащиеся - 80)24. Соответственно, промтовары кроме денежной цены получали и «купонную» стоимость. Продажа нормированных промтоваров проводилась в пределах лимитов, установленных для каждой категории населения. Нужно отметить, что в Мурманской области карточки на промтовары не прижились, а реализация промышленных товаров производилась по ордерной системе. Поступавшие фонды распределялись по предприятиям и учреждениям, а уже на предприятиях выписывались ордеры на покупку того или иного товара конкретным сотрудникам25.

Перечень нормированных промышленных и продовольственных товаров за годы войны неоднократно расширялся26. В зависимости от ресурсов вносились изменения в нормы и порядок выдачи товаров по карточкам. Например, по постановлению СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 11 октября 1942 года № 1682-796с на период с октября 1942 по май 1943 года половина нормы крупы и макарон выдавалась картофелем (за 1 килограмм крупы 5 килограмм картофеля). В связи с недостатком зерна разрешалось вместо печеного хлеба выдавать картофель в соотношении 1:4. В сельской местности допускалась выпечка хлеба с добавлением от 5 до 10 % картофеля. Тем же постановлением ликвидирована, начиная с октября 1942 года, продажа хлеба без карточек по повышенным ценам, за исключением коммерческих ресторанов27.

Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 9 ноября 1942 года № 1800-846с с 1 декабря вводились новые нормы снабжения продовольственными товарами в районах Крайнего Севера. Эти нормы были несколько выше, чем по стране в целом. Например, рабочие, независимо от категории стали получать по карточкам 800 грамм хлеба в день, а также 750 грамм сахара и кондитерских изделий, 800 грамм жиров, 2 килограмма крупы и макарон, 700 грамм соли в месяц. Нормы на мясо и рыбопродукты должны были устанавливать исполкомы в зависимости от ресурсов. Повышенные нормы вводились для работников рыбной промышленности Севера28.

27 ноября 1942 года Мурманский облисполком установил для населения области норму мясо- и рыбопродуктов на декабрь: 4 кг для рабочих и ИТР, 3,2 кг для служащих, 1,5 кг для иждивенцев и 2 кг для детей до 12 лет. В месяц на человека отпускалось два куска мыла (1 кусок туалетного и 1 хозяйственного) и 5 коробок спичек. Согласно тому же решению облисполкома горожане могли выбирать: либо сразу получить месячную норму продуктов на руки (кроме хлеба - хлеб продавался по дням), либо питаться в столовых. В этом случае человек получал столовую карточку вместо продовольственной. Трудоспособные иждивенцы, подлежавшие мобилизации на производство, но не желающие работать, продуктовой карточки не получали и снабжались только хлебом и сахаром. Для закрытых детских учреждений, больниц, доноров, беременных женщин и кормящих матерей сохранялось дополнительное снабжение продуктами сверх карточки29.

В сельской местности с февраля 1943 года продажа мясо- и рыбопродуктов, жиров, крупы и макаронных изделий, чая, сахара, кондитерских изделий, соли и некоторых промышленных товаров осуществлялась через сеть потребительской кооперации по разовым талонам. Количество талонов и норма разового отпуска товаров устанавливались в зависимости от наличия товаров, но при этом выдача на одного человека не должна была превышать нормы, установленные для городского населения30. Хлеб по спискам и талонам с начала 1943 года продавался только населению, не связанному с сельским хозяйством. Члены промысловых артелей, охотники-одиночки принимались на снабжение хлебом лишь в том случае, если сдавали всю продукцию своего промысла государственным и кооперативным организациям по договору31.

В условиях военного времени большое внимание уделялось экономному расходованию нормированных товаров. На основании распоряжения Совнаркома СССР от 26 июня 1942 года № 11933-р по всей стране наряду с карточными бюро при областных, городских и районных отделах торговли начали создаваться контрольно-учетные бюро продовольственных и промтоварных карточек. В задачи контрольно-учетных бюро входила проверка правильности выдачи карточек населению и контроль за расходованием нормированных товаров во всех торговых предприятиях и предприятиях общественного питания, независимо от их подведомственности32.

Работники бюро регулярно уточняли списки населения, штатную численность и списочный состав рабочих и служащих предприятий и учреждений, проверяли обоснованность распределения их по группам снабжения, проводили выборочные и сплошные проверки предприятий, домоуправлений и торговых организаций. Отчеты контрольно-учетных бюро продовольственных и промтоварных карточек заслушивались на заседаниях исполкомов.

Проблема рационального расходования продуктов обострилась в 1943 году в связи с засухой на Волге и сокращением хлебозаготовок. 15 ноября 1943 года Совет Народных Комиссаров СССР издал постановление № 1263-379с «Об экономии в расходовании хлеба». Этим постановлением разрешалось при изготовлении муки для хлебопечения использовать до 25-30 % ячменя, овса и проса. Были сокращены нормы отпуска хлеба. Так, в сельской местности рабочие стали получать 500 грамм хлеба в день, служащие - 300, иждивенцы и дети - 200. При этом райисполкомы могли устанавливать уменьшенную норму для рабочих и служащих и снимать со снабжения членов их семей в зависимости от обеспеченности их ресурсами от собственных хозяйств33.

В Мурманской области для рабочих и ИТР угольной, горнорудной и соляной промышленности была сохранена дневная норма 800 грамм хлеба, рабочие и инженерно-технические работники остальных отраслей промышленности стали получать по 700 грамм; служащие в зависимости от отрасли - по 500-600 грамм, иждивенцы - по 300, а дети, в том числе школьники, - по 400 грамм хлеба в день. Плавсостав Главсевморпути во время рейсов получал ежедневно 1000 грамм хлеба. В рыбной и лесной промышленности была установлена градация: невыполняющие норму выработки получали 600 грамм, выполняющие - 700, перевыполняющие - 800 грамм хлеба в день34. Старые нормы, действовавшие до ноября 1943 года, начали восстанавливаться лишь с 1945 года.

В 1944 году по данным отчета областного бюро продовольственных и промтоварных карточек на карточном снабжении в Мурманской области находились около 120 тысяч человек. Двенадцатью карточными бюро области обслуживались 1193 предприятия, учреждения, домоуправления. Вместе с ростом населения усложнялась сама система карточек. Если к концу 1943 года было 19 разновидностей карточек, то в начале 1944 года - уже 53, а к концу 1944 года - 88 разновидностей карточек и талонов35. Кстати, с мая 1943 года карточки для Мурманской области печатались уже в Москве36.

В годы Великой Отечественной войны использование карточной системы было оправданным. В условиях крайней нужды буквально во всем нормированное снабжение населения, пусть в ограниченном количестве и очень скудном ассортименте, выполнило свою главную задачу - позволило людям выжить. Но после окончания войны недостатки карточного распределения стали проявляться все явственнее. Политическое руководство страны это прекрасно понимало.

9 февраля 1946 года, выступая перед избирателями Сталинского избирательного округа г. Москвы, Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И.В. Сталин заявил, что карточная система будет отменена в ближайшее время37.

18 марта 1946 года первая сессия Верховного Совета СССР второго созыва приняла Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 годы. Законом предусматривался переход на протяжении 1946 и 1947 годов от нормированного снабжения населения по карточкам к развернутой советской торговле, при этом карточки на хлеб, муку, крупу и макаронные изделия предполагалось отменить уже с осени 1946 года38.

Однако, отменить карточки на хлеб в 1946 году не удалось. Летом 1946 года в центральной и юго-западной части СССР разразилась засуха, а в то же время в Казахстане, Сибири и некоторых других регионах уборка хлеба проходила в неблагоприятных климатических условиях, под дождем, а кое-где и под снегом. В результате собранный урожай оказался намного меньше ожидаемого39. В связи с этим Президиум Верховного Совета СССР в конце августа 1946 года перенес отмену карточной системы с 1946 на 1947 год40.

В сентябре 1946 года по всей стране началась проверка работы аппарата карточной системы. Была создана специальная комиссия ЦК ВКП(б) во главе с министром государственного контроля СССР Л. Мехлисом41.

Председателем Мурманской областной комиссии был утвержден секретарь обкома ВКП(б) В. Прокофьев. Комиссии были образованы также в городах и районах Мурманской области. О масштабе проводимой работы свидетельствует тот факт, что к участию в проверке было привлечено 1088 человек из числа партийного, советского, хозяйственного актива и счетных работников. В течение сентября и октября 1946 г. была проверена правильность выдачи карточек по 1319 предприятиям, учреждениям, домоуправлениям с контингентом около 210 тысяч человек. Не были охвачены проверкой лишь находящиеся в тундре 47 предприятий и организаций с общим контингентом до 1500 человек. Как отмечалось в отчете областной комиссии, проверка здесь не проводилась из-за недостатка времени и наступившей распутицы.

Проверкой были вскрыты многочисленные нарушения и злоупотребления как на предприятиях, так и в работе карточных и контрольно-учетных бюро. По выявленным хищениям и злоупотреблениям с продкарточками органами МВД было возбуждено 44 уголовных дела, по которым привлекались к ответственности 49 человек, в том числе 9 руководителей предприятий и 28 лиц, отвечавших за раздачу карточек42.

В дальнейшем регулярные проверки карточных бюро, предприятий и организаций проводились вплоть до отмены карточной системы.

Параллельно с проверкой работы аппарата карточной системы в сентябре 1946 года правительством был принят ряд «непопулярных» решений, прямо связанных со снабжением населения продовольствием и промышленными товарами.

6 сентября Советом Министров СССР было подготовлено сообщение, в котором говорилось:

«В целях подготовки условий для отмены в 1947 году карточной системы и введения единых цен Совет Министров СССР признал необходимым теперь же осуществить мероприятия, направленные к сближению высоких коммерческих и низких пайковых цен путем дальнейшего снижения коммерческих цен и некоторого повышения пайковых цен с тем, чтобы к моменту отмены карточной системы упразднить коммерческие цены и объявить после пайковые цены едиными государственными ценами...».

Чтобы облегчить положение мало и среднеоплачиваемых рабочих и служащих, Совет Министров принял решение о некотором увеличении зарплаты рабочих и служащих, получающих не более 900 рублей в месяц, а также стипендий и государственных пособий. Изменения в ценах и зарплате вводились с 16 сентября 1946 года43.

На картофель и овощи, табак и водочные изделия цены не повышались. Не изменялась также плата за городской транспорт, электроэнергию, ремонт обуви и пошив одежды, содержание детей в детских учреждениях44.

16 сентября магазины, ларьки и предприятия общепита области начали работать по новым ценам. В первые же дни уменьшилось количество посетителей столовых. Так, об откреплении из столовой № 2 заявили около 200 мурманских студентов. Почти вдвое сократился контингент столовой № 3 Мурманторга. У тех же, кто остался питаться в столовых, большим спросом пользовались овощные блюда.

Большое оживление наблюдалось в коммерческих хлебных и продуктовых магазинах. Особенно вырос спрос на муку и крупу, в течение всего дня 16 сентября за этими продуктами была очередь. Количество посетителей коммерческого кафе-закусочной 16 сентября было на 30 % больше чем в предыдущие дни45.

С целью изучения реакции населения на новые цены работники партийных и советских органов посещали предприятия торговли и общественного питания. В своих информационных записках работники обкома писали 16 и 17 сентября:

«Настроение трудящихся вполне здоровое... Были единичные замечания отдельных граждан о том, что введение новых цен ухудшит материальное положение некоторых категорий трудящихся, однако, как правило, сами же трудящиеся разъясняли им, чем вызвано это мероприятие, и объясняли, что ухудшение если и будет иметь место, то временно. Не совсем здоровые настроения были высказаны отдельными рабочими корпусно-котельного цеха Судоверфи (гор. Мурманск), заявившими в беседе с инструктором обкома ВКП(б) о том, что их зарплаты даже с надбавкой не хватит для того, чтобы выкупить все продукты».

«Группа рабочих механических мастерских рудника им. Кирова (Кировский район) заявила в беседе, что поскольку продукты питания будут стоить дороже, придется постараться больше зарабатывать, т.е. повысить производительность труда. Рабочие рудника комбината «Североникель» (Мончегорский район) сказали, что повышение цен на продукты при их заработке не может ухудшить их материальное положение, разве только придется сократить потребление водки. Наряду со здоровыми настроениями и высказываниями подавляющего большинства трудящихся, имели место единичные отрицательные явления. Пожилой, многосемейный рабочий (гор. Кировск), придя 16-го сентября в магазин и узнав там о повышении цены на хлеб, возмутился, бросил на прилавок продавцу карточки и хотел уйти; находившиеся в магазине покупатели успокоили его...»46.

27 сентября 1946 года Совет Министров СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление об экономии в расходовании хлеба. Принятие постановления также было вызвано значительным недобором хлеба от урожая 1946 года. С целью экономии прекращался отпуск муки, крупы и хлеба по всем без исключения видам дополнительного снабжения. Были уменьшены нормы снабжения по детским хлебным карточкам с 400 до 300 грамм в день и по карточкам иждивенцев с 300 до 250 грамм. Трудоспособные иждивенцы полностью снимались со снабжения хлебом. На октябрь 1946 года Мурманской области был установлен лимит на снабжение хлебом в 184 тысячи человек, при том что в сентябре было принято на снабжение около 215 тысяч. Необходимо было снять со снабжения более половины сельского населения (6,5 тысяч человек из 11,5 тысяч). Фонды на муку и крупу выделялись области в соответствии с утвержденным контингентом снабжения47.

Если при повышении пайковых цен «нездоровые настроения» высказывали простые граждане, то постановление об экономии хлеба негативно восприняли даже секретари горкомов и райкомов партии. Столкнувшись с необходимостью значительно сократить снабжаемый контингент, некоторые секретари пытались доказывать обкому партии и облисполкому, что снимать со снабжения никого нельзя. Когда секретарю Кандалакшского горкома ВКП(б) Кольцову разъяснили, что если он не приведет контингент в соответствие с утвержденными лимитами, население города после 25 числа может остаться без хлеба, он ответил: «Ну и что же, пусть остается, тогда найдут виновного». Подобная позиция лидеров городских и районных парторганизаций привела к тому, что за 20 дней октября по области был допущен перерасход в 5 тонн муки, и обкомом ВКП(б) было направлено на места категорическое предупреждение о личной ответственности первых секретарей горкомов и райкомов за перерасход фондов хлеба48.

Со своей стороны обком партии и облисполком принимали возможные меры, чтобы несколько сгладить эту проблему, особенно острую для Мурманской области, где хлеб не выращивают и возможности купить его на рынке нет. Например, чтобы облегчить положение сельского населения, на село был направлен фонд коммерческой муки. От министерства торговли удалось добиться увеличения контингента на снабжение (на ноябрь 1946 года области был установлен лимит в 204 тысячи человек)49.

Тем не менее, только в октябре 6672 человека были сняты с пайкового снабжения хлебом, в том числе 614 рабочих и 426 детей. Экономия хлеба от снятия составила более 61 тонны. Свыше 236 тонн хлеба удалось сэкономить в октябре за счет уменьшения норм по детским и иждивенческим карточкам. Прекращение отпуска хлебопродуктов по всем видам дополнительного питания дало еще почти 170 тонн хлеба, 11 тонн муки, 143 тонны крупы50.

Ухудшалось качество выпекаемого хлеба. Согласно постановлению Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 18 октября 1946 года № 2340-997с с ноября доводилась до 40 % примесь овса, ячменя и кукурузы при размоле продовольственного зерна на обойную муку, а также примесь овсяной, ячменной и кукурузной муки в хлебопечении51.

Как бы то ни было, стране удалось дожить до следующего урожая, и с сентября 1947 года без особой огласки началась непосредственная подготовка к отмене карточной системы. В соответствии с постановлениями Совета Министров СССР от 22 августа и 2 сентября 1947 года расширялась торговая сеть, проводился ремонт магазинов и предприятий общественного питания. Для обеспечения свободной торговли хлебобулочными изделиями наращивали мощности хлебопекарные предприятия52.

Всего по данным облторготдела с 1 июля 1947 по 1 января 1948 года в области было открыто 60 магазинов, 38 палаток, 3 фуражных лабаза, 9 предприятий общественного питания53. В торгующих организациях создавались запасы продовольственных и промышленных товаров.

14 декабря 1947 года вышло постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б)  № 4004 «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары», отменявшее с 16 декабря карточную систему снабжения. В постановлении, в частности, говорилось:

«...Отмена карточной системы на продовольственные и промышленные товары будет осуществлена на следующих основах.

Во-первых. Продажа продовольственных и промышленных товаров будет производиться в порядке открытой торговли без карточек.

Во-вторых. Вводятся единые государственные розничные цены взамен существующих коммерческих и пайковых цен.

В-третьих. Единые цены на хлеб и крупу устанавливаются на более низком уровне чем нынешние пайковые цены, причем пайковые цены на хлеб снижаются в среднем на       12 %, на крупу - на 10 %, а по сравнению с нынешними коммерческими ценами снижаются более, чем в два с половиной раза.

В-четвертых. Единые цены на другие продовольственные товары в основном сохраняются на уровне действующих пайковых цен.

В-пятых. Единые цены на промышленные товары устанавливаются на несколько повышенном уровне по сравнению с низкими пайковыми ценами, а по сравнению с коммерческими ценами снижаются в среднем более, чем в три раза...»54.

По состоянию на 16 декабря 1947 года в Мурманской области обладателями карточек были около 230 тысяч человек, в том числе более 69 тысяч детей до 12 лет55. Теперь они могли хранить свои карточки и талоны только как реликвии, как память о прошлом.

Увы, но к ложке меда была приготовлена большая бочка дегтя. Одновременно с отменой карточной системы проводилась денежная реформа, которая предусматривала выпуск в обращение новых денег и изъятие старых. Наличные деньги, за исключением разменной монеты, обменивались в соотношении один новый рубль за десять старых56. Таким образом, реальные цены не снизились, а выросли.

Тем не менее, партийные и советские работники, направленные 16 декабря в магазины Мурманска, докладывали, что жители города отнеслись к отмене карточной системы в целом положительно57. Как написала в своей информационной записке инструктор обкома ВКП(б) Кабанова, «в основном политическое настроение населения хорошее. Всюду слышатся возгласы: вот теперь заживем!!»58.

Действительно, люди искренне верили, что теперь все будет по-другому, что не нужно будет думать, чем питаться на следующей неделе и где купить пальто. И, конечно, даже в страшном сне никто не мог себе представить, что через четыре десятилетия, в мирное время снова вернутся карточки и талоны, пустые прилавки магазинов и огромные очереди. Но это уже совсем другая история.

 

 

 



1 Великая Отечественная война 1941-1945: Энциклопедия. - М. - Советская энциклопедия. - 1985. - С. 496.

2 Государственный архив Мурманской области (ГАМО), ф. Р-808, оп. 2, д. 5, л. 11, 15.

3 Там же, ф. П-1, оп. 1, д. 385, л. 75; ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 317, 319-320, 353.

4 Там же, ф. П-1, оп. 1, д. 385, л. 75-79; ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 353, 354.

5 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 328 об.-329.

6 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 320 об.-322.

7 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 317-318, 319 об.

8 Там же, ф. Р-808, оп. 2, д. 5, л. 11, 15.

9 Там же, ф. Р-808, оп. 2, д. 5, л. 11, 13.

10 Там же, ф. Р-808, оп. 2, д. 5, л. 11.

11 Там же, ф. Р-405, оп. 1, д. 186, л. 56, 57.

12 Там же, ф. Р-808, оп. 2, д. 5, л. 163, 177.

13 Там же, ф. Р-405, оп. 1, д. 186, л. 95, 96.

14 Там же, ф. Р-405, оп. 1, д. 186, л. 137, 138.

15 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 322 об.

16 Там же, ф. Р-405, оп. 1, д. 281, л. 159.

17 Там же, ф. Р-808, оп. 2, д. 5, л. 188, 189.

18 Там же, ф. Р-808, оп. 2, д. 9, л. 9, 10.

19 Там же, ф. Р-808, оп. 2, д. 9, л. 6, 7

20 Там же, ф. Р-405, оп. 1, д. 255, л. 391 об.; д. 281, л. 65, 66; д. 282, л. 54; оп. 3а, д. 7, л. 140.

21 Там же, ф. Р-808, оп. 2, д. 9, л. 109-111.

22 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 415.

23 Там же, ф. П-1, оп. 2, д. 126, л. 5, 6.

24 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 372, 372 об.

25 Там же, ф. П-1, оп. 2, д. 439, л. 39, 41 об., 42.

26 Там же, ф. Р-405, оп. 1, д. 255, л. 390 об.-391 об.; оп. 6, д. 5, л. 182-185.

27 Там же, ф. П-1, оп. 2, д. 20, л. 107, 108; ф. Р-405, оп. 6, д. 5, л. 96.

28 Там же, ф. Р-405, оп. 6, д. 5, л. 117, 118.

29 Там же, ф. Р-405, оп. 1, д. 255, л. 5, 6; д. 282, л. 149, 150, 150 об.

30 Там же, ф. Р-405, оп. 1, д. 325, л. 65-67 об.

31 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 435, 436.

32 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 12, л. 7, 7 об.

33 Там же, ф. Р-405, оп. 6, д. 8, л. 322-324.

34 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 603, 603 об.

35 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 24, л. 26, 28 об.

36 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 24, л. 28 об.; д. 96, л. 479.

37 Полярная правда (Мурманск). - 1946. - 10 февраля. - № 30. - С. 2.

38 Полярная правда (Мурманск). - 1946. - 27 марта. - № 63. - С. 2.

39 ГАМО, ф. П-1, оп. 3, д. 228, л. 43.

40 Полярная правда (Мурманск). - 1946. - 30 августа. - № 173. - С. 1.

41 ГАМО, ф. П-1, оп. 3, д. 31, л. 33.

42 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 41, л. 1-34.

43 Полярная правда (Мурманск). - 1946. - 17 сентября. - № 185. - С. 1.

44 ГАМО, ф. П-1, оп. 3, д. 85, л. 1-3.

45 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 85, л. 8 об., 13, 14.

46 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 85, л. 8 об., 9, 14.

47 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 226, л. 4-6.

48 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 228, л. 43, 43 об.

49 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 40, л. 24, 25; д. 228, л. 43 об.

50 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 231, л. 7, 8.

51 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 32, л. 10; д. 477, л. 6.

52 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 480, л. 29, 35-37, 53-57; ф. Р-405, оп. 1, д. 766, л. 14-19, 27, 28.

53 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 97, л. 1, 2.

54 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 306, л. 13, 14, 15 об., 16.

55 Там же, ф. Р-808, оп. 1, д. 96, л. 45.

56 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 306, л. 13-15 об.

57 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 349, л. 5, 6, 6 об., 7 об., 8 об., 10 об., 13 об.

58 Там же, ф. П-1, оп. 3, д. 349, л. 17.